Осень — цитаты и афоризмы ( 300 цитат)

Почему-то именно осень является одним из самых вдохновляющих сезонов для творческих людей. Посудите сами, сколько написано песен, стихотворений и рассказов, посвященных осени. Хотя зачастую осенняя погода и навевает хандру, вызывая желание посидеть дома за теплой чашечкой чая, просматривая любимый сериал. Осень — цитаты и афоризмы  представлены ниже в данной подборке.

Осень — это когда животные ищут пищу, чтобы растолстеть на зиму, а для людей — это время, когда они ищут кого-нибудь, чтобы спать вместе в холодную ночь.

Осень — это когда животные ищут пищу, чтобы растолстеть на зиму, а для людей — это время, когда они ищут кого-нибудь, чтобы спать вместе в холодную ночь.


Осень — это пора, когда одинокие люди согревают замёрзшие сердца дымом сигарет.

Осень — это пора, когда одинокие люди согревают замёрзшие сердца дымом сигарет.


Пахнет осенью. А я люблю российскую осень. Что-то необыкновенно грустное, приветливое и красивое. Взял бы и улетел куда-нибудь вместе с журавлями.

Пахнет осенью. А я люблю российскую осень. Что-то необыкновенно грустное, приветливое и красивое. Взял бы и улетел куда-нибудь вместе с журавлями.


Иногда я спрашиваю себя, чем пахнет осень? Мой ответ — это запах фейерверка осенних листьев и красного вина.

Иногда я спрашиваю себя, чем пахнет осень? Мой ответ — это запах фейерверка осенних листьев и красного вина.


Осень — это унылая пора. Природа, сама природа, сами дерева расстаются по осени с чувствами своими для того, чтобы вновь встретиться весною. И поэтому, наверное, это и есть унылая пора.

Осень — это унылая пора. Природа, сама природа, сами дерева расстаются по осени с чувствами своими для того, чтобы вновь встретиться весною. И поэтому, наверное, это и есть унылая пора.


Вот и сентябрь... О, с какой неохотой из трубы выползает отощавший за лето дым.

Вот и сентябрь… О, с какой неохотой из трубы выползает отощавший за лето дым.


Остановись, попробуй на вкус ветер...

Остановись, попробуй на вкус ветер…


Осень — единственное время года, которое учит.

Осень — единственное время года, которое учит.


Хорошо, есть осень, она нежно и аккуратно готовит нас к холодам. Любимая осень. Время размышлений, рук в карманах, глинтвейна по вечерам и приятной меланхолии...

Хорошо, есть осень, она нежно и аккуратно готовит нас к холодам. Любимая осень. Время размышлений, рук в карманах, глинтвейна по вечерам и приятной меланхолии…


С первым осенним холодком жизнь начнется сначала.

С первым осенним холодком жизнь начнется сначала.


— Что ты несешь, Ёжик?
— Море.
— Зачем тебе море?
— Скоро зима, а я все один да один…


В Нью-Йорке есть такая пора, когда ты ощущаешь дыхание осени задолго до того, как упал первый лист. Воздух стал прозрачным, лето осталось позади, и однажды ночью впервые за долгое время тебе хочется накрыться тёплым одеялом.


Я лег заболевающим, а проснулся больным. Мне вдруг показалось, что осенняя тьма выдавит стекла, вольется в комнату и я захлебнусь в ней, как в чернилах.


Я люблю раннюю осень. В это время кажется: все еще будет хорошо.


…Жду осень. С таким нетерпением, что готова принести ей в жертву все остальные времена года. И я совсем не буду жалеть о содеянном. Мне нужна осень. Очень-очень. Она выпустит на свет тех, кто загнан в тёмный угол выживания. Она не заставит повторять жестокие, но правдивые слова: «Если мы все одиноки, то в одиночестве мы все вместе». Осень называют сезоном грусти. Я не согласна: настоящая грусть приходит вместе с летом, когда не с кем разделить щедрость солнца…


— Ты не мог бы закрыть окно?
— Мне казалось, что ты любишь свежий воздух.
— Люблю! Просто… осень, она всегда пахнет несбывшимися мечтами.


— … быть может, во всём виновата осень; я ощущаю её сильнее, чем ты. Осенью рвутся пакты и всё становится недействительным. И человек хочет… Да, чего же он хочет?
— Любви.


Зимний лес – гулкое, как выстрелы, карканье ворон, снег с еловой ветки, упавший за шиворот, следы, в которых не видно дна, пар от мокрых рукавиц и параллельные, то и дело пересекающиеся кривые лыжных следов; весенний лес – запах черной, еще мерзлой, земли, текущий во все стороны, захлебывающийся талой водой, ручей, тонкая белая полоска синей от холода кожи между свитером и джинсами, а на ней крупные пупырышки, которые только губами и можно растопить; летний лес – горячие капли золотистой смолы на медной коре, волосы, пахнущие шашлычным дымом, белый, в ромашках, сарафан, испачканный красным сухим вином и щекочущая сосновая иголка, которую никак не достать, если не расстегнуть две тысячи мелких, как божьи коровки, пуговиц, стремительно расползающихся под пальцами по спине и груди.


За дверью происходит чья-то жизнь. Жизнь маленького городка, о существовании которого еще несколько дней тому назад я не подозревала. Кто-то въехал, кто-то уезжает. Сколько бы ты не бежал от ноября, он все равно настигает, вместе с дождем и запахом первого снега. Даже здесь, в южном городке на границе с Грецией, хочется задернуть шторы и смотреть какой-нибудь длинный фильм, желательно мелодраму со счастливым концом. Приходит время грусти, независимо от того, в какой ты стране, одинок или не вполне, счастлив или не очень.


Растрепанные грозами — тяжелые дубы, И ветра беспокойного — осенние мольбы, Над Неманом клокочущим — обрыва желтизна И дымная и плоская — октябрьская луна. Природа обветшалая пустынна и мертва… Ступаю неуверенно, кружится голова…Деревья распростертые и тучи при луне — Лишь тени, отраженные на дряхлом полотне.


Иногда я спрашиваю себя, чем пахнет осень? Мой ответ — это запах фейерверка осенних листьев и красного вина.


Пахнет осенью. А я люблю российскую осень. Что-то необыкновенно грустное, приветливое и красивое. Взял бы и улетел куда-нибудь вместе с журавлями.


С тем в сравнении летом, Это лето — осень. Как же так, ребята Ну, за что нам это? Вроде, и до лета Было всё не очень, Думали, потерпим. Вот, наступит лето… Вот, блин, наступило! Вот, блин, потерпели! Ждать теперь чего нам, Сидя у окошка? Будто мы три ляма Долларов хотели, А не просто, сука, Солнышка немножко!


Каждый год в тебе что-то умирает, когда с деревьев опадают листья, а их голые ветки беззащитно качаются на ветру в холодном зимнем свете. Но ты знаешь, что весна обязательно придёт, так же как ты уверен, замёрзшая река снова освободится ото льда. Но когда холодные дожди лили не переставая и убивали весну, казалось будто ни за что загублена молодая жизнь. Впрочем, в те дни весна в конце концов всегда наступала, но было страшно, что она могла и не прийти…


— «Сенктябрь»? — Я соединила два моих любимых месяца. — Осень очень крутая! — Она лучшая!


Последний листок За ветку цепляется. Что ждёт впереди?..


Стая за стаей Тянутся гуси на юг. Хочется с ними…


Снова листопад. По лужам гонит ветер Пестрые ладьи.


Засохший тростник. Шепот бумажных листьев. Чужие тайны.


Осень — это сезон проверки на наличие долгов перед прошлым…


Такая грусть лишь в это время года:
Господь не зря мгновенья выбирает…
И умирает осенью природа,
Но… как она красиво умирает!


Осень — в душе человека. Как и весна, лето, любой сезон, любая погода. И поэтому одному и тому же дождю кто-то с радостью и предчувствием очищения подставит свои руки, а другой тяжело нахмурится, смахнет в случайный ручей свою печаль и потуже затянет плащ. Погода в нас, а дождь… он просто идёт. Лишённый оттенков добра и зла, радости и печали, дождь идёт сквозь наши души.


Чем холоднее и беспросветнее темнота снаружи, тем уютнее кажется тёплый мягкий свет в квартире. И если лето — это время убегать из дома навстречу несбыточным мечтам подростковой души, то поздняя осень — время возвращаться.


И с каждой осенью я расцветаю вновь.


Когда придет октябрь — уходи,
По сторонам презрительно гляди,
Кого угодно можешь целовать,
Обманывать, губить и ***овать
До омерзенья, до безумья пить.
Но в октябре не начинай любить.


Тёмной птицею в сердце входит новая осень.


Осенью легла пыль,
Осенью угас пыл,
Солнца потускнел жар,
Осенью весь мир жаль.


Первое дыхание осени — просто счастье после жаркого и знойного лета.


Осень — последняя, самая восхитительная улыбка года.


Осень и весна — самый выгодный сезон для торговцев похоронными принадлежностями: людей умирает больше, чем летом и зимой; осенью — потому, что силы человека иссякают, весной — потому, что они пробуждаются и пожирают ослабевший организм, как слишком толстый фитиль тощую свечу.


Открой мне дверь и я войду,
И принесу с собою осень.
И если ты меня попросишь,
Тебе отдам её я всю.


Как-то раз весной вдруг наступила осень.


Я скользнул взглядом в окно, где догорал закат ранней осени. Красно-желтый столб света, как на пожаре. Мир за стеклом был объят пламенем, которое никто не замечал. Как странно, но иногда приходится осознавать, что даже твои отношения не идеальны. Почему я подумал об этом сейчас? Просто моя женщина богиня секса, любви и самый заботливый человек, каких я только знаю, но почему тогда…даже она не увидела бы то, что сейчас вижу я.


Прохладный осенний ветер окутывает шарфом одиночества, а желтые листья, падающие с ветвей деревьев, как и мои ярко-красные волосы поднимают людское настроение. Пропитанный дождем асфальт, темные тучами небеса и запах тоски в воздухе. Не люблю я осень, а если и любила бы, то именно за то, что ее прохладой и сыростью можно охладиться на сезон вперед. На улицах в дождь, всегда безлюдно. Одно громыхание грома, и полился ожидаемый град.


Мерзко. А это что? Это октябрь. Линии\вибрации струн. Все торопят друг друга. Скулы\щёки\губы\глаза.Друзья звонят? Молчания\мимика. Тёмные улицы. Мерзость вокруг. Такие промокшие сапоги от луж. Недовольная мама. И надежда на что-то хорошее. На то, что скоро всё будет хорошо. Где-то там, в августе всё будет хорошо.


Листья желтые будут кружиться, Ранним утром и пасмурным днем, Это осень пришла веселиться… И подумать о чем-то своем…


Всех новостей этой осенью — только слухи, А из потерь — пожалуй что только время.


Из-под ножа кожура убегает лентой, Из-под пригорка — такой же лентой — дорога. Яблочной осени нечем войти в легенды, Но это самое лучшее время года.


Промозгло и накурено внутри. На юг летят испуганные птицы. В ладонях — запотевшие зарницы, В глазах — моря. И тонут корабли. У осени особый, тонкий стиль. Наш город — паралитик — неврастеник.. Четверг сменяет шумный понедельник, И смысл, шатаясь, тащится в утиль. Сгорают дни, как правило — обед, Приходится жевать сухие мысли. У каждого бывает поиск смысла, Не каждый натыкается на «нет». Мурашками по выгнутой спине — Машины по затертому проспекту. Гарантия вернуться — за монетку. А можно, положу в карман к тебе?


Пока мой безумный город глотает смешные сны, И стелет сердцами кленовыми шумные улицы, Господи, прошу тебя, застегни мою душу на все пуговицы, Чтобы мне совсем не выветриться до весны..


Осень, ныне злата — Сердцу тёплые мгновения. В расписных палатах,Птицы греются под сенью. Будто океан седин,Небо надо мной бескрайне. Вечностью застыв, Нависает грозно, величаво.


Кленовое сердце однажды сорвется с ветвей, И пролетая над другими, что гниют среди корней, Подхваченное вихрем бесконечных ярких дней, Отыщет облачный дворец, влетев в его оконце. Где по утрам одев осенний, золотой венец, Давно ждет встречи с ним его родное солнце…


Уж осень на пороге золотая, Дня через два вступает в полные права. Погонит август живо со двора, Дождями провожая, и запестрит листва, Охристыми тонами зацветая. Прорвут каскады облачных плотин Напористые, бурные дожди, А убаюканная в тихой дрёме жизнь, Вновь сменит бок, и загрустит Под монотонный гул колес машин.


Дорогою до боли мне знакомой, В туманных улицах столицы Глазами нищими прошу воды У плачущего небосклона… Но осень непреклонна. Лишь белый снег вплетает В крону умирающего клена И в лица новые морщины! Дни стали кислые, как щи, но… Пальцы бегают по клавишам души, И снова эта музыка в тиши…


Пожалуйста, один билет На поезд «сегодня-завтра», Что отправится ровно в полночь, А прибудет утром в восемь. Мне встречу назначила осень, Я в двадцать шестом вагоне… И чувство, будто на перроне Я сердце своё бросил… Ну, а пока старушка осень Готовится к приезду гостя, Накрыв поля лесов сосновых, Раскладывает по ветвям резные листья. Я вижу за окном леса из снов моих, Что разные роняют мысли. Сейчас как никогда мне хочется В тени ветвей их скрыться. Все дальше удаляется мой поезд жизни, От мест, где я родился…


Задержи дыхание и выдохни осень, а лето пусть живет в твоей душе, наполняя её теплом.


Слышишь, как кружатся листья? Ты в моей жизни, я в твоей жизни. Дождик, как чечевица стучится О подоконный карниз. Тюль шелестит,Время спешит в нас раствориться. Тонкою нитью, судьбы наши сплелись.


Хочу найти тебя, осенний ангел мой… В тени укрыться твоих нежных крыльев. Надеть из счастья свитер, связанный тобой. Согреться вместе у огня семейного камина, Теплом любви, и светлых чувств волной…


Веточка алой рябины несмело стучится в окно… Дождинками небо струится… От ветра — листва ходуном… Нахохлились птицы на ветках, их песен не слышно давно…Осень в права заступила… в регламенте «всё включено» .


Весна дружит с летом, зима с весной — только осень всегда одинока!


Осень — задумчивой грусти лучшая подруга.


Осенние рыжие листья в ритме вальса лениво кружась, исполняют прощальный свой танец надежды — чтобы весною вновь возродиться.


Остывшее чувство — словно опавший осенний лист.


Девочка Осень, словно лиса на охоте, Тихо крадётся, но обдаёт холодами.Птицы прервались в славном своём полёте, Дымом из труб над чужими друг другу домами. Сочные листья душу свою обнажают, Словно остатки ветхой людской надежды. Девочка Осень небо в себя вдыхая, Каждому дарит лёгкость свободы свежей. Сонные взгляды сквозь серебристые веки, И по ресницам словно за птицами в небо… Девочка Осень пускает слёз своих реки И из снежинок чертит безмолвный ребус.


Ты в моём непростом октябре, обнажённом дождями и ветром, в сиротливой промокшей заре, в той печали осеннего ретро.


Листья, как и люди, ещё не готовы сдаться. Они крепко держатся за прошлое, и пусть не в их силах остаться зелёными, клянусь, они до последнего сражаются за место, которое так долго служило им домом.


Осень время поэтов и задумчивых женщин, время, когда кренится чаша весов и необузданная ярость жизни идёт на убыль. Осенью оседает пыль. Пыль переживаний, бьющих по оголенным нервам, пыль безумных идей и почти начатых свершений. Осенью остывает небо. И вместе с ним остывает звериный рык страсти, становясь тихой умиротворённой нежностью.


Осень — это вторая весна, когда каждый лист — цветок.


— Октябрь, — со страстью в голосе произнес он. — Боже, это мой любимый месяц, готов его поедать, вдыхать, втягивать запахи. Ах, этот мятежный и печальный месяц. Смотри, как от встречи с ним зарделась листва. В октябре мир объят пламенем…


Лил дождь, стояла тоскливая пора, когда женщины из одного сна уходят в другой, чтобы там кого-то убить.


— Я не болен, — сказал полковник. — Просто в октябре я чувствую себя так, будто мои внутренности грызут дикие звери.


Октябрь выдался удивительный. В прохладном воздухе витала острая горчинка, ощущался аромат сухой опавшей листвы. По улицам тихо и уверенно, как кошка, шла осень. Небо было высоким, прозрачно-голубым. Однако солнце с каждым днем остывало все больше, и город мало-помалу смирялся с приближением неизбежных холодов.


Стояли последние дни сентября, когда без всяких видимых причин жизнь становится такой печальной.


Когда осень плачет, всегда идёт дождь…


Весна в этом году задержалась и незаметно перешла в осень.


Август пролетел как сон. Накануне первого сентября они легли спать в полночь. Бездельничавший целый месяц будильник Антуана был заведён на восемь часов. Антуан неподвижно лежал на спине, рука с зажжённой сигаретой свесилась с кровати. Начался дождь. Тяжёлые капли лениво спускались с небес и плюхались на асфальт. Антуану почему-то казалось, что дождь тёплый, а может, и солёный, как слёзы Люсиль, тихо скатывавшиеся из её глаз ему на щеку. Было бессмысленно спрашивать о причине этих слёз — что у облаков, что у Люсиль. Кончилось лето. Он знал, прошло самое прекрасное лето в их жизни.


Осень вновь напомнила душе о самом главном,
Осень, я опять лишен покоя.


А осень я не люблю, когда нахожусь в ожидании. В ожидании человека, без которого моя осень блекнет.


Октябрь — стремительный, такой сочный, такой ароматный в своём золотисто-алом сиянии, с ранними белыми заморозками, с ярким преображением листьев — это совсем другая, волшебная пора, последний дерзкий ликующий всплеск перед лицом надвигающейся стужи.


Весь тот октябрь я их вспоминал, потому что как раз в октябре люди думают о далеких местах и ведущих туда дорогах.


Октябрь, осень набирает обороты, Всё больше уступая место ноябрю. Листвою золотой покрыты все дороги, Ну а ключ к сердцу фраза: «я тебя люблю».


Тоскливо что-то, осень… Коллеги шепчут: «выпей ты». Устал ото всего я очень, Хочу сбежать в свои мечты. Мне стало так сейчас тоскливо! На пятки «ступится» зима, И жизнь на месте вновь застыла, Я замерзаю снова, как всегда. Мне просто нужен рядом кто-то, Кто сможет холод отогреть. Тогда оттенков станет много, Мы будем лишь друг друга «зреть».


Но эта осень — загадочна очень, Готовит нам зимы сюрпризы. Уже сейчас свои капризы, Являет хладом дня и ночи.


Фонарь не вижу я горящий, Лишь будка «овощи» видна. О лете вечно я молящий, Лишь там живёт моя Душа.


Тепло оделся и вспотел, Легко оделся, но замёрз. Я куртку снять вдруг захотел, Но снова простудил свой торс.


И снова осень, пожелтели листья, Сентябрь подготавливает нас К тому, что зима близко, И согреваться будем теплотою фраз.


Осень, холодно, Уже под пледом. Это ещё начало, но Снова ожидаю лето.


Хотел бы я стать уткою, Чтобы в морозы улетать. А весной с улыбкою, Я снова буду прилетать.


Последний месяц осени настал, А там, за ним, уже зима показывает ушки. На смену проливным дождям, Придут снежинки и новогодние игрушки.


В такую погоду хозяин придержит собаку, Не даст ей скитаться по мокрым холодным дворам, А я на плечах несу клочья осеннего мрака — Я собственной жизни безвольный и верный служака, И каждое утро гоню себя из дому сам. Обид, унижений и глупости хватит с лихвою, И к новому дню каждый, сжавшись в пружину, готов, Уже понимая, что прятаться даже не стоит, А я хочу мягкого снега и запаха хвои И хрупких, искрящихся, ярких стеклянных шаров.


Разве не я, будучи младшей школьницей, ждала первого осеннего листопада? Ведь тогда мы с друзьями бежали в парк и танцевали-кружились под падающими листьями, задрав голову. Если лист залеплял глаз, как пиратская нашлепка – вот она счастливая примета! Ведь ты одноглазый пират — значит, где-то тебя поджидают сокровища.


Листья уже пожелтели,Ветер уж дует в лицо, Машины сильней загудели, И солнце уж скрылось давно. Осень, зачем ты такая Каплями бьешь об асфальт, Душу мою, разрывая, И так слишком много в ней ран. Ветер, зачем ты так грозно Листы обрываешь с ветвей, Не знамо, куда их уносишь, А им очень больно, поверь! Сама я, как лист, вдаль летящий, Не зная, зачем и к кому, Ах, осень, зачем ты такая, Я до сих пор не пойму…


Это будет холодная осень. Тёплой осени больше не будет. Только я буду знать, эта проседь — обо мне. И меня не забудет.


Сосновые шишки, как значки нот в партитуре, создают осеннюю мелодию счастья!


Каждый яркий листок — как нота! И вместе они создают осеннюю мелодию.


Каждая осень — настойчивое приглашение для яркой дороги в новую жизнь.


Тянется душа к осенним каплям, омывая в них свои печали и напитываясь тихой радостью.


Прозрачный и немного морозный ноябрь: первое дыхание зимы, последний рисунок осени.


Осень – это здорово. Серьезно, я люблю осень. Люблю тихие дожди, промокшую кепку и мягкие листья под ногами. Люблю теплую прохладу, когда сильнее закутываешься в тонкую куртку и прячешь руки в карманы. Люблю замедлять шаг, когда все вокруг так и рвутся куда-то убежать. Хочется заняться чем-то новым, чтобы отвлечься от себя прежней. От себя прошлой. Хочется что-нибудь нарисовать, но в голове одни отрывки картинок. Хочется нарисовать небо, но оно выходит неправдоподобным: слишком ярко. Слишком серо. И мой незаконченный кусочек неба летит в мусорную корзину. Осень – пора грустных улыбок. Я улыбаюсь, мне и грустно, и смешно. Я улыбаюсь.


Я слышал о том, что ты приезжала домой. Ещё теплой осенью, в конце октября, перед самым началом холодных ночей. В то время меня не было в городе, хотя какая разница? Мы разминулись с тобой намного раньше, чем закончилось лето. От друзей и знакомых я узнал, что ты счастлива и любима. У тебя настоящая жизнь, о которой ты мечтала, и которую невозможно было создать со мной. Я рад, что ты обрела спокойствие и равновесие; что рядом с тобой человек, которого ты выбрала рассудком. Так и должно быть. Он счастливый обладатель твоих мыслей, а я – снов и воспоминаний.


Люди могут ощущать присутствие дорогого им человека даже на расстоянии. Я же словно лист, что решительно срывается с ветки и стремительно летит вниз, пока не упадёт на жесткую землю, поранившись всем сердцем. Да что с него взять? Обычное искалеченное сердце. Обернись, и ты увидишь вокруг сотни схожих погубленных сердец. Лежат себе молчаливо под ногами жёлто-багровыми застывшими бескрылыми самолетами.


И разница между нами всего одна: в силе и высоте полета, а всё другое, как и неизбежное приземление, одинаково. Ждать спасения бесполезно. Так не должно было случиться, но природному пилоту-ветру виднее, в каком направлении – взаимности или отвержения – веять. Тёмный лес хранит память и про счастливые светлые истории…Листья – как потайная сокровищница. И среди этих ярких изумрудов, опалов и рубинов – ты. Моё тревожное незабываемое чудо…


Горячее дыхание леса и твоё родное тепло. Ты так близко, что я теряю, словно слабое дерево, последние силы и сознание, и вальсирую покорным листом к земле, в своем одиноком танце. Чувствуешь моё приближение? Обними меня, любимая. Непринужденно и ласково. Обними перед тем, как меня навсегда поглотят земные роковые владения…


Над деревьями полыхнуло, и с неба упали первые капли. Они были мелкими, осенними, и сильно походили на мою будущую старость.


Что сравнится с осенью в Нью-Йорке? Не думайте, что в это время опадают только листья. Так же с людей спадают и маски.


И снова осень пахнет её духами…


Глотнув зыбко дрожащего сентябрьского воздуха, короткое лето растаяло, — а душа все не хотела расставаться с его жалкими остатками. Старая майка, джинсовые шорты, пляжные сандалии…


Осенью каждая женщина немного колдунья. Ведь багровые листья будят в душе древние, как мир, воспоминая об огне с таинственным зельем — и его рецепт глубоко внутри.


Осень похожа на изысканную болезнь: сначала ты любуешься сменой красок, хватаешь руками листопады, но уже начинаешь чувствовать какую-то нездешнюю печаль и проникаешься тихой нежностью к любимым и близким, словно бы завтра с последним упавшим на асфальт листом исчезнут и они. Но время идёт и поэтический флер спадает с осени, обнажая голые деревья, холод, пасмурную слякоть и первый мокрый снег, быстро превращающийся в грязь под ногами простуженных людей с угрюмыми лицами.


В октябре мы становимся старше,
Остываем от страстного лета,
И под пледом, с работы уставшие,
По квартирам прячемся где-то.


— Какая яркая, какая бескомпромиссная, пришла и всё с себя сбросила.
— Повезло Вам с женщиной.
— Я про осень.


В октябре, когда листья уже пожолкли, пожухли, сникли, — бывают синеглазые дни; запрокинуть голову в такой день, чтоб не видеть земли — и можно поверить: ещё радость, ещё лето.


Почему все дни и часы — это очень быстро, а осень, она такая долгая, как будто никогда не кончается.


Осеннее кладбище – зрелище из особых. Царский пурпур и утонченная позолота листвы, королевские поминки по лету на фоне торжественной суровости вечнозеленых туй – верных кладбищенских плакальщиц. Серый гранит надгробий, бронза мемориальных надписей, дымчатый мрамор обелисков, черный базальт монументов, скромный туф поминальных плит. Строгость аллей и буйство красок, вспышки чахоточной страсти и разлитая в воздухе печаль. Кладбищам больше всего идет осень. Не весеннее буйство жизни, кажущееся стыдным в местах упокоения, не знойная истома лета, даже не зимний саван – осень, порог забвения.


Я люблю осенних мух, это самое одинокое, что есть на свете.


И один падающий лист предвещает наступление осени.


Нет ничего печальнее и безмолвнее осенних сумерек.


Что такое осень — это небо,
Плачущее небо под ногами,
В лужах разлетаются птицы с облаками,
Осень, я давно с тобою не был.


В горах осенних — клен такой прекрасный,
Густа листва ветвей — дороги не найти!..
Где ты блуждаешь там? —
Ищу тебя напрасно:
Мне неизвестны горные пути…


Закат разливается соком лесных ягод. Малыш, ты будешь счастлив. Спокойно спи. Ночью звезды, сгорая, будут падать — Я попрошу, чтоб сбывались твои мечты. Осенний рассвет разбудит мятной прохладой… Летние ночи — дым сожжённой листвы. Ты пахнешь спелыми грушами и шафраном, Помнить — значит видеть вещие сны


А потом наступает осень,Ветер в спину и дождь в окно.Одиночество… Ну, а впрочем, Это грустно, но так смешно. Улыбаясь ты шлёшь подальше Все несбывшиеся мечты. Понимая, что чем ты старше, Тем красивей горят мосты.


До изумрудной весны лето прощается с вами грудой осенней листвы, И будет являться к вам посреди долгой зимы в теплые майские сны.


Чернеют под снегом умершие листья, А люди спешат по домам. И смотрят с тоскою подъезды хрущёвок В прощальный осенний туман.


И остынет последний закат Над промокшими сизыми парками, Тёплый день не вернется назад — Он сбежал с белокрылыми стайками. Город кружится в рыжей листве, Расцелованный юной девчонкой. На холодной усталой земле Спит туман поволокою тонкой. Все мы мёрзнем в пальто и в шарфах И друг другу дарим перчатки, Чтоб на бледных, родных руках Оставлять любви отпечатки. Только вместе и только любя Мы согреемся в узах прохлады, И под запах ночного дождя Нам не будет в чувствах преграды. Пусть остыл последний закат, Пусть исчезло тепло в одночасье. Несказанно я этому рад, Ведь для нас эта осень – счастье.


Я нащупал любовь руками, затянулся, и стало светлей. Нас давно уже все потеряли… Оставайся. Вдвоем теплей.


Осень уходит в закат, и на небе вечернем Красным и жёлтым засветится город мечты. Тихий по-питерски ветреный вечер осенний Душу наполнит мечтами. Попробуй и ты! С ветром наверх отпусти сожаления путы,Грусть, и тоску, и багаж неудач и потерь. Осенью проще прощаться навек почему-то, К светлым надеждам открыть позабытую дверь.Осень в оранжевом платье взлетит над Дворцовой, Ангелу нежно помашет изящной рукой.Город засветится ярко мечтой и любовью, Сказкой! А будет казаться, что просто листвой.


Осень шумит листопадом и плачет дождём, С летом милуется, грустно поет на прощание. Мы посидим на скамейке с тобою вдвоем, Поговорим, возвращая свои обещания.


Октябрь – не синоним увяданию, Вновь оживают летние цветы И, вопреки привычным предсказаниям, Цветут, как символ вечной красоты. Пусть жизнь твоя, как нынешняя осень, Всех удивляет яркостью своей, И пусть однажды твоя внучка спросит, В чем вечной юности твоей секрет.


Зонтик к бою! Новый шарфик Надеваю на ходу. Питер, Питер, как же жалко, Что так мало вспышек жарких В нашем северном году!


Осень. Веет прохладой. Воздух послушен, тих,листья, как звездопадом, снова слетают с клёна. Ты не со мной. Не рядом. Ты обнимаешь других…Нет для меня ни жеста, ни улыбки, ни слова. Я обнимала сердцем. Сделала, что могла. Грела, ждала, шептала… Даже почти кричала! Ты не услышал. Что же… Кончились все слова. А ведь верилось в счастье… Только тебе не надо.


За темным окном в истерике бьётся дождь, А в клетке из рёбер колотится громко сердце. И ты никому не веришь, уже не ждёшь, И не на кого положиться и опереться. Бывает… В душе без света кромешный мрак: Ни свечки, ни лампочки, ни костерка живого. И кажется, что всегда теперь будет так: Ни выхода, ни эмоции, ни покоя. И всё-таки вдруг собака во сне чихнёт И так философски взглянет, и мокрым носом Упрется в щеку и в ухо твоё вздохнёт… И смысл этой жизни уже не звучит вопросом.


А я скучаю, друг мой, я скучаю… И письма вымышленному тебе опять слагаю… Мне почему-то не хватает света. Да, мне бы лета, друг мой, мне бы лета. Плеснуть бы в чашку моря, вместо грусти, И пить, пока печали не отпустят. Насытиться мечтой, надеждой, верой, Творить любовью, будто акварелью: Нарисовать тебе пейзаж о счастье, О радости, о нежности, о страсти… Но за окном ноябрь. И время чая. Пью осень. Но по-летнему скучаю.


В нашем городе осенью время для книг, Для кино и прогулок под клёном, Для котов эрмитажных и для домовых, Что живут в закоулочках темных. Для зонтов и плащей, для любви и тепла, Для чудных философских вопросов, Для любимых гостей, для меня и тебя, Для варенья из абрикосов…


Осень пусть возьмет с собою Все сомнения и страх, А со снежною зимою Пусть сбывается мечта,Город рядом, он поможет, Он поддержит и поймёт. Не откладывай! Ты сможешь! На пороге Новый год!


Вечер. Уютом затеплились лики окошек. Ждут, предвкушая объятья, хозяев дома.Осень в оранжевом платье в зелёный горошек Тихо садится в автобус под номером два.Вместе со всеми проедет по ярким проспектам, Мимо осенних ковров и проулков пустых. Выйдет у парка, чуть-чуть посидит на скамейке, Кутаясь в плащик из солнечно желтой листвы.


Эта осень – острее и ярче других: Столько разных историй, событий и лиц. А в наушниках льётся знакомый мотив Про сорвавшийся с ветки потерянный лист. Греют душу следы состоявшихся встреч, А надежда на новые – греет теплее. Мне бы в памяти этот восторг уберечь, Чтобы он в суете останавливал время.


Я вместе с летом провожу сомненья, Пусть вянут, как трава, мои печали, Обиды и о прошлом сожаленья. Пусть осень станет перемен началом!Зима укроет снегом все заботы… Ну, а пока – я провожаю лето! И по дороге утром на работу Опять сложу осенние букеты.


Но на то и ноябрь, самый мрачный месяц года. В ноябре сомневаешься в существовании солнца и неба, и если вдруг проклюнется лучик солнца и засквозит голубое небо меж туч, хочется за это сказать отдельное спасибо. А когда становится ясно, что ни лучиков, ни синевы уже не будет, начинаешь мечтать о снегопаде. Чтобы весь этот безнадежно серый мир засиял белизной, чтобы глаза резало от белизны.


Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.


Уже осень. А осенью не следует оставаться одной. Пережить осень и так достаточно трудно.


Я не стою, поверь, чтоб ты слезы лила обо мне,
Чтоб ты шла по следам моей крови во тьме — по бруснике во мхе,
До ворот, за которыми холод и мгла, — ты не знаешь, там холод и мгла.


«Лес молчал… Лишь чуть-чуть играли золотые листья березы, купаясь в блестках солнца… Ах, желтый лес, желтый лес… Вот вам и кусочек счастья. Вот вам и место для раздумий. В осеннем солнечном лесу человек становится чище» — да, почаще бы всем нам в этот желтый лес.


Время грустных стихов,
Вермута и зонтов…
В облаке терпких духов
Осень пришла в Москву.


С города и до весны,
Собрав чемодан, на юг уехала радость.


Долгий дождь, разбросанные листья.
Вот и мы не можем вместе быть.
Открывать не стоит старых истин.
Разойтись – не значит разлюбить.


Что ни говори, а весна — прекраснейшая пора для любви, осень — лучшее время для того, чтобы стоять у цели своих желаний.


… Пасмурным осенним утром лучше бы подольше не вылезать из постели, спать и видеть сны, а выспавшись, потребовать прямо в кровать чашку горячего шоколада и читать…


Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.


Улицы объяты сентябрем.


Я считаю, в ноябре каждый порядочный человек должен от трех до десяти дней проваляться в депрессии. Если вы почему-либо не валяетесь, как алюминиевая ложка, это говорит о недостаточно тонкой душевной организации.


— Ненавижу октябрь.
— Чем он перед тобой провинился?
— Этот месяц хоронит лето.


Чужие друг другу теперь совсем.
Немного жаль, ведь мы были почти родными,
А осень шепчет «Бывает у всех…»
И не всесильны мы с тобой, нет…


… палая листва плыла по канаве, как порванное в клочки письмо, в котором лето объясняло, почему оно убежало к другому полушарию.


Во вторник начался сентябрь.
Дождь лил всю ночь.
Все птицы улетели прочь.
Лишь я так одинок и храбр,
что даже не смотрел им вслед.
Холодный небосвод разрушен.
Дождь стягивает просвет.
Мне юг не нужен.


Скоро снова вставать без пятнадцати восемь И бежать под дождём на озябший трамвай… Ах, как трудно включаться из августа в осень, Как же хочется снова отправиться в май.


Но как только выйдет солнце, Вспыхнут золотом сады, Заблестит моё оконце, И душа вдруг засмеётся От осенней красоты! Буйство красок в каждой ветке, В парке словно всё горит!Листья – медные монетки. Это тоже Питер, детка! Как красиво, посмотри!


Листья ярким хороводом Закружились на ветру. Ах, октябрь, вечер года! Ох, дождливая погода! Ой, как зябко по утру… Я бегу к метро по лужам, Яркий зонт летит за мной. Ах ты, утренняя стужа… Новый шарф, пожалуй, нужен – Тёплый, мягкий, шерстяной.


Смена сезонов не должна стать для вас поводом к унынию. Берите на себя ответственность за свое настроение и вперед, за дело!
Помните, что только вам решать, чем станет для вас эта осень — унылой порой или очей очарованьем!


Так чувствуешь все чаще в сентябре,
что все мы приближаемся к поре
безмерной одинокости души,
когда дела все так же хороши,
когда все так же искренни слова
и помыслы, но прежние права,
которые ты выдумал в любви
к своим друзьям, – зови их, не зови,
звони им – начинают увядать,
и больше не отрадно увидать
в иной зиме такой знакомый след,
в знакомцах новых тот же вечный свет.


… Между прочим, цветы у осени более пестрые и светящиеся, чем у лета, и умирают они раньше…


Нежное очарование осени радует и восхищает. Его не скрыть ни под плотной вуалью предрассветных туманов, ни под серебряными нитями, распутываемыми из дождевого клубка.
Осень как робкая надежда, исполненная легкой грусти. Именно в этот период мы чаще предаемся меланхолии, скрадывающую нашу неуверенность и ранимость.


Ветер галантно кружит в танце свою партнершу-осень в шелковом платье. Стыдливо взирают на них оголенные деревья, расставшиеся со своими пестролистными одеяниями.


Осенний воздух еще укутан теплым облаком, словно шарфом. Эта энергия жизни сосредоточена в сердце ее бессменного владельца – предзакатного светящегося диска. Солнце сядет, и вместе с ним уйдет тепло, согревающее все вокруг.


Дневные звуки, шумные и звонкие, уснут, уступая место своим ночным сестрам, вкрадчивым и тихим. Выглянет луна, а следом за ней подруги-звезды. Верные хранители темного небосвода и земных секретов, не скрыть от вас ни требовательного взгляда, жалящего губы, ни жгучего поцелуя.


Невозможно тебя забыть. Как жаль, что все проходит. И самые важные слова, брошенные когда-то на ветер, уже не вернуть. Они улетают с последним ключом теплокровных созданий, похожих чем-то на нас стремлением найти свой дом, надежный и безопасный. Найти и проверить себя, в этом долгом путешествии от дома к дому.


Реки и озера скованы льдом, но под неподвижным серым слоем бежит вода – живая, чистая, отважная. Она не сдается ни перед зимними морозами, ни перед другими испытаниями, через которые ей предстоит пройти. И так год за годом, сезон за сезоном.
Можно бросать вызов, нарушая установленные законы, но противиться законам природы бессмысленно. Мудрая вода замирает, дожидаясь прихода своей весны.


И мы замрем, обнявшись на прощанье. Никто из нас не виноват. Просто наступила осень. Просто осень в наших чувствах.


… Во второй половине октября мир пахнет, как теплый пирог.


Любовь моя, осень. Когда приходит знание и покой, весна раздражает, пора беспокойства, и я жду сентября.


В осенних лесах
душа
так тиха.
И слышит
свой голос,
заглушённый веком.


Я так рада, что живу в мире, где есть октябрь!


Осень. Пульт в руках. Сижу, уткнувшись в ящик.
А она любит меня, походу, по-настоящему.


… Прикосновеньем осень осенит
всё то, что было неприкосновенно.


Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…


И растягивать, растягивать эту осень, этот золотой свет, этот золотой лист, этот каштановый град на всех улицах, тянуть ее, сколько возможно, как долгую-долгую ноту высоким соборным голосом, удержать осень за золотую косу.


Бывает такой сентябрь, что за него не жаль целого лета.


«Осень уже пришла!» —
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.


У сентября удивительная способность влюблять в себя постепенно. Пока ты переживаешь уход лета, пока свыкаешься с мыслью, что впереди долгие холода, сентябрь украшает кроны деревьев осенней проседью, приглушает и растушевывает свет, но делает ярче цвета: кадмий оранжевый и лимонный, охра светлая и золотистая, сиена жженая – крапушкой, щадя, по самой кромке березового листа. Едва вынырнув из состояния уныния – лето ушло, ушло лето! – ты обнаруживаешь себя в утешающих объятиях сентября. Хорошо как, выдыхаешь ты, вновь возвращаясь в себя. «Обратно воротилися слова», – просторечит сентябрь. Не спрашивает – утверждает.


Листья жгут, и вряд ли кто заметит,
как сгорает осень, уснувшая у костра.


Мне хочется видеть, как упадет последний лист. Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.


Вот только, знаешь, я, наверное, так сильно ждала лето, чтобы снова заскучать по осени. По слегка холодному воздуху и печальным сумеркам. Кутаться в шарф, согревать руки в карманах… Я сумасшедшая, да? Весь год торопила лето, оно наступило — и всё, я перегораю. И дело не в жаре, от неё не устаю. Просто характером я больше похожа на осень.


Приятно было слушать, как шуршат под мягкими подошвами осенние листья, и тихонько, неторопливо насвистывать сквозь зубы, и порой, подобрав сухой лист, при свете редких фонарей всматриваться на ходу в узор тонких жилок, и вдыхать горьковатый запах увядания.


Я не люблю осень. Не люблю смотреть, как вянут полные жизни листья, проиграв битву с природой, высшей силой, которую им не одолеть.


Осень – это здорово.
Серьезно, я люблю осень.
Люблю тихие дожди, промокшую кепку и мягкие листья под ногами.
Люблю теплую прохладу, когда сильнее закутываешься в тонкую куртку и прячешь руки в карманы.


Люблю замедлять шаг, когда все вокруг так и рвутся куда-то убежать. Хочется заняться чем-то новым, чтобы отвлечься от себя прежней. От себя прошлой.
Хочется что-нибудь нарисовать, но в голове одни отрывки картинок.
Хочется нарисовать небо, но оно выходит неправдоподобным: слишком ярко. Слишком серо.
И мой незаконченный кусочек неба летит в мусорную корзину.
Осень – пора грустных улыбок.
Я улыбаюсь, мне и грустно, и смешно.
Я улыбаюсь.


Ты в моём непростом октябре, обнажённом дождями и ветром, в сиротливой промокшей заре, в той печали осеннего ретро.


Небывалая осень построила купол высокий,
Был приказ облакам этот купол собой не темнить.
И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки,
А куда провалились студеные, влажные дни?..
Изумрудною стала вода замутненных каналов,
И крапива запахла, как розы, но только сильней,
Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых,
Их запомнили все мы до конца наших дней.
Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник,
И весенняя осень так жадно ласкалась к нему,
Что казалось — сейчас забелеет прозрачный подснежник…
Вот когда подошёл ты, спокойный, к крыльцу моему.


Заплаканная осень, как вдова
В одеждах чёрных, все сердца туманит.
Перебирая мужнины слова,
Она рыдать не перестанет.


И будет так, пока тишайший снег
Не сжалится над скорбной и усталой…
Забвенье боли и забвенье нег —
За это жизнь отдать не мало.


Не надо бояться октября , октябрь прекрасен, быть может, прекраснее всех месяцев года, даже мая. Май мучает надеждой, обещаниями, которые никогда не сбываются, октябрь ничего не обещает, не даёт и тени надежды, он весь в себе. А за ним — тьма, холод, слякоть, мокрый снег, огромная ночь, конец. Но как красиво сейчас! Какое золото! Какая медь! И как чудесна зелень елей в лесу и лоз над рекой! И до чего же зелена совсем не увядшая трава. А над всем — чистое голубое небо. Тверда под ногой, будто кованая, дорога, лужи подёрнуты уже не сахаристым, тающим ледком, а тёмным, непрозрачным и твёрдым.


И великая пустота тихого, просквоженного от опушки к опушке леса: ни птицы, ни зверька, ни насекомого, ни шороха, ни писка, ни свиста.


Вот уже последний лист осенний,
Держится за сук едва-едва.
Хорошо, что завтра воскресение.
Можно ***ениться в дрова.


Отпустите меня домой,
Там застыли стихи в огне.
Этот дождь – он пришёл за мной,
Это дождь вспомнил обо мне.
Смотрит осень в мои глаза –
Неподвижно-янтарный взгляд.
Серой птицей небо в слезах.
Кто сказал, что нельзя назад?


Листья лежат,
как подбитые птицы,
лапками вверх.


Настала осень золотая.
Природа трепетна, бледна,
Как жертва, пышно убрана…


Осень депрессивно засыпает листьями город,
Разъедая влажным настроением краски.


Во дворе цветут шиповник и жасмин.
Ещё ирисы, бабушка называла их касатиками.
У рынка продают васильки.
Совсем лето.


А настроение как будто вчера ноябрь, сегодня ноябрь и до скончания веков ноябрь.
Несмотря на васильки.


Мне нравится осень, когда непременно идет дождь, стоят мокрые голые статуи, и к ним непременно прилипают черные листья, и по невымощенной земле, обычной, натуральной, лежат уже темно-желтые листья и прикрывают грязь.


Пойдём в эту теплую осень, в туман,
В город, усыпанный листьями, в море огней
Показывал зарево в звездах небесный экран,
Пока жизнь приятна, давай насладимся ей.


Она надевает чулки, и наступает осень;
сплошной капроновый дождь вокруг.
И чем больше асфальт вне себя от оспин,
тем юбка длинней и острей каблук.


Листы летят, летят издалека,
из вянущих садов небесных словно;
и падают, с последним взмахом, сонно.


Мы падаем. Ладони гаснет взмах.
И видишь — так во всём. И тем не менее.


И по ночам из звёзд уединённо
летит Земля, темна и нелегка.


Есть Тот, кто это долгое падение
так нежно держит на своих руках…


Один день — три осени.


Настроение — осень, я закрываю глаза и прибавляю громкость,
Если кто меня спросит, я отвечу: «Я живой, настроение — осень».


В середине сентября погода
Переменчива и холодна.
Небо точно занавес. Природа
Театральной нежности полна.


— Я очень люблю осенние пасмурные дни, — сказал Ёжик. — Солнышко тускло светит, и так туманно-туманно…
— Спокойно, — сказал Медвежонок.
— Ага. Будто все остановилось и стоит.


Небо плачет осенью — это любовь умирает.


Осень затаилась на подоконнике
Маленьким зеркальцем,
Забытой женщиной.


Сядешь в последний трамвай,
Листья ногами пинать, в парке.
Залпом последний стакан,
Майка и жизнь, всё наизнанку.


Моя душа настроена на осень,
Гостит печаль на сердце у меня.
Опять часы показывают восемь —
Короткий миг сгорающего дня.


Осень… Она появилась в городе внезапно, хотя по календарю самое время. Душные недели оборвались резко, словно были изгнаны. Под вечер полил дождь, а утром солнце уже было понурое. За эти жаркие почти три месяца лета мы совершенно отвыкли от контрастов. Позабыли о том, что живем в городе-настроении. Нынче за окном пахнет осенней прохладой. Я люблю это время года. Время, когда не нужно ничего доказывать, к чему-то привыкать. Все так, как оно есть. Время молчаливого примирения с разными цветами жизни.


Жёлтый фон из листьев павших
Ярче сказки,
На деревьях задремавших
Все окраски.


Эта осень меня погрузила в серебряный дым,
Эта осень во мне закружила багровые листья,
Мы танцуем свой медленный танец, кончается день,
И качается тень, и мерцают осенние мысли.


Несколько листьев кленовых на стол,
Чашечка кофе с корицей, печенье,
Долгий, уютный с тобой разговор
Лучше, чем праздные развлечения.
Теплые пальцы ласкают ладони,
А за окном моросящий вечер,
И отключенный звонок в телефоне.
Кутаем в плед озябшие плечи.
Зонтик в прихожей скоро просохнет,
Капли дождя собрав на полу;
«Ты ведь придешь ко мне еще завтра?»
«Позволь, и сегодня я не уйду…»


Ноябрь застеклил лужи и, включив кондиционер, остудил воздух, вынуждая людей поверить в то, что зима все-таки будет.


Осенью всё теплее — и чай, и дом,
мысли, улыбки и встречи, мечты и планы…
Мне всё равно, далеко или близко с тобой идём,
главное — вот эта ниточка между нами.
Тоньше иголочки… Только прочней неё
нет в этом мире ни камня, ни обещаний.
Где бы ты ни был, я слышу твоё тепло,
да и моё не зависит от расстояний.


Все слова на Л закончились раньше, чем вчера, а О длится уже так давно, что нет смысла привязывать этот факт к первому сентября…


Ужасно, когда тебя хоронят в октябре, правда?


Мои пальцы из рук твоих выпали.
Ты уходишь — нахмурила брови.


Посмотри, как берёзки рассыпали
Листья красные дождиком крови.


Осень бледная, осень холодная,
Распростёртая в высях над нами.


С горизонтов равнина бесплодная
Дышит в ясную твердь облаками.


Совсем один, поплотнее запахнувшись в пальто, сижу на скамейке; а напротив, запахнувшись в свое серо-коричневое пальто, прислонилась к небу осень с ее спокойными глазами…


Обрываются речи влюблённых,
Улетает последний скворец.
Целый день осыпаются с кленов
Силуэты багровых сердец.
Что ты, осень, наделала с нами!
В красном золоте стынет земля.
Пламя скорби свистит под ногами,
Ворохами листвы шевеля.


Есть угрюмая в осени проредь —
как бы выношенность бытия:
так просторно, что не о чем спорить
и любая дорога — твоя.
В этом призрачном тусклом пыланье,
где возможности воспалены,
исполняют любые желанья…
Только не называют цены.


Я так хочу вернуться в май-май,
но только наступила осень,
пора спать, бай-бай,
завтра вставать в восемь.


Зима — это покойник, пристойно лежащий в своем ледяном гробу. А осень… да именно, — умирающий, тело которого медленно, но неотвратимо покидает жизнь. Жалкое зрелище. Жалкое и жуткое.


Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.


Снова поёт под моим окном осень — рыжая бестия.
Я выхожу на порог в халате, а она танцует в ярких шелках.
«Я не готов принимать вас, леди: для меня ваш визит, как бедствие…»
А она, смеясь, шагает ко мне и отраву несёт в руках.


Пробита грудь, как сталью, сентябрём,
Кровь превратилась в листья под ногами.
И я твержу себе: мы не умрём,
Пока хоть кем-то наконец не станем.


Перед тем как похолодать, на какое-то время теплеет.


Осень оставляет свою мягкость, переходя к колючей, дождливой поре. Не помню, чтобы лето успело хотя бы попрощаться.


Осень – как горячий ужин, когда с аппетитом съедается все, на что утром спросонок и смотреть не хотелось. И мир ее вступал в лучшую свою пору, как раз когда пришло время покинуть его.


Что такое осень — это ветер
Вновь играет рваными цепями.
Осень, доползем ли, долетим ли до ответа,
Что же будет с родиной и с нами?


Солнце и ветер и впрямь вдохновляют. Но дождь берет верх. Разве кто-то мечтает танцевать в пыли? Или целоваться на солнцепеке?


Зима — это гравюра, весна — акварель, лето — масляная живопись, а осень — мозаика всех трех.


Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озера.


Только осенью пахнет смертью, которая рядом, скоро сбудется, а потому всех касается.
А весной пахнет смертью, которая была давным-давно, не с нами, не для нас, проходите, не стойте под стрелой.


Не расстраивайся. Это только осень. Так я решила.


Но эта осень сломала меня…


Осенний дождь придуман исключительно для того, чтобы у всех приличных птиц появилось неотвратимое желание оторвать себе крылья.


Осень. Деревья в аллее — как воины.
Каждое дерево пахнет по-своему.
Войско Господне.


Осень — она не спросит,
Осень — она придёт,
Осень немым вопросом
В синих глазах замрёт.
Осень дождями ляжет,
Листьями заметёт,
По опустевшим пляжам
Медленно побредет.


Осень ворвалась безумными ветрами,
Проливными дождями, холодными днями, бессонными ночами,
Жёлтыми листьями, странными мыслями…


Всё меньше листьев, скоро будет зима.
Но даже если
Зима будет долгой,
Едва ли она будет вечной…


Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть!..
Зловещий блеск и пестрота дерёв,
Багряных листьев томный, легкий шелест…


Осень хороша только в том случае, если лето в душе ещё не закончилось.


Под ноги глядя,
по лесу бреду наугад.
Начинается осень…


Наступила та чарующая осенняя пора, когда весь лес словно погрузился в цветные сны. Всё вокруг полыхало золотисто-жёлтым, алым и апельсиново-оранжевым. Лесные тропы были усеяны шуршащими листьями — будто осенний почтальон обронил десятки ярких бумажных писем.


Выпито лето одним глотком.
Август. Последний день.
Руки, испачканные песком,
к рыжим лучам воздень.


— Почему-то самые мрачные мысли приходят именно в такую погоду..
— … На то она и осень..
— А ты вспомни то, о чем думал, когда было тепло и солнце.
— Э… а разве можно о чем-то думать, когда тебе хорошо?..


Осенью как-то особенно хочется жить, и дрожащие от тумана улицы кажутся растворенными во времени…


Настоящий грибник в сентябре даже спать ложится с лукошком, и снится ему, что он идет и косит белые с подберезовиками косой.


Ночи были уже долгие, тяжелые, как бессонница. Рассвет все больше медлил, все запаздывал и нехотя сочился в немытые окна…


Мы пили чай вприкуску с листопадом,
Всплакнули вместе проливным дождём.
О, Осень — ты души моей отрада!
Богат душой, кто осенью рождён…


А мы друг другу не клялись, за руки взявшись. Лето ушло по английски не попрощавшись. Оставь немного тепла мне хотя бы! Здравствуй, осень! Привет ноябрь.


Осень похожа на уже прочитанную, но успевшую позабыться книгу – каждая страница о том, что знаешь и о чем смутно помнишь, каждая страница – возвращение туда, где уже побывал.


То ли это осень, то ли совесть — я так и не понял.


Скажите ей, что я ушёл,
И что не смог её дождаться.
Лишь октября зажёг костёр,
Чтобы хоть как-то попрощаться.


В небе без птиц легко угадать победу
собственных слов типа «прости», «не буду»,
точно считавшееся чувством вины и модой
на тёмно-серое стало в конце погодой.


… Через открытое окно слышен шум листвы. Осенней листвы. Именно так иногда можно услышать ветер… Летом этот шум не слышен. Зелёная листва не шуршит, она для этого слишком упруга, слишком свежа, слишком молода. А осенью листва стареет, высыхает, становится хрупкой ломкой.


Так иногда бывает и с отношениями. Сначала, когда отношения ещё молоды, полны сил и жизни, то нас не слышно, мы не шумим и не ссоримся, предпочитаем просто не замечать легкую непогоду. Но потом накопившиеся обиды высушивают душу, и тогда даже тихий ветерок поднимает шум, потому что отношения становятся хрупкими и непрочными, как засохшая листва.
Итог один — осень. Листва опускается с деревьев и лежит под ногами, укрывая землю разноцветным ковром. А осень для отношений превращает их в воспоминания. И счастье, когда эти воспоминания так же приятны, ярки и красочны, как осенние листья…


В этом году я тоже попал под осень, как под машину, и раздавило в 4 колеса, нахрен…


Лето проходит, и ветер осенний
листьями жёлтыми нас осыпает.
Хочеться разом решить все проблемы,
только вот в жизни так врядли бывает.


Вокруг сыро и прохладно, словно сегодня лету пришёл конец. Уже запахло плохо освещёнными тротуарами, зябко вздёрнутыми плечами и мокрым капюшоном на голове.


— Любите вы уличное пение? — обратился вдруг Раскольников к одному, уже немолодому, прохожему, ставшему рядом с ним у шарманки и имевшему вид фланера. Тот дико посмотрел и удивился. — Я люблю, — продолжал Раскольников, но с таким видом, как будто вовсе и не об уличном пении говорил, — я люблю, как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица; или, еще лучше, когда снег мокрый падает, совсем прямо, без ветру, знаете? а сквозь него фонари с газом блистают…
— Не знаю-с… Извините… — пробормотал господин, испуганный и вопросом, и странным видом Раскольникова, и перешел на другую сторону улицы.


Осенний день высок и тих,
Лишь слышно — ворон глухо
Зовёт товарищей своих,
Да кашляет старуха.


Этой осенью всё и закончилось.
Я ещё пытался спасти наши отношения, как последний тёплый вечер августа оберегает открытое плечо любимой от сентябрьского поцелуя украдкой. Но все попытки были бесполезны: ты покинула меня, подхваченная безудержным порывом кружащих листьев. Ты ещё летом порывалась уйти, но моя привязанность к тебе оказалась сильнее твоей нелюбви.
Осень – время, оголяющее не только стволы и ветви деревьев, но и чувств…


Межсезонье всегда на грани нервного срыва: осень срывает листья, весна – крыши.


Собирай осенние дни
в гербарий своего счастья!


В унылую пору,
В осенний пасмурный день
Один отправляюсь
На железнодорожный вокзал —
Посмотреть, побродить в толпе…


Пахнет лето
Земляникой спелой —
Снова реки
Повернули вспять…
Снова сердце
К сердцу прикипело —
Только с кровью
Можно оторвать.


Есть время природы особого света,
неяркого солнца, нежнейшего зноя.
Оно называется
бабье лето
и в прелести спорит с самою весною.


— Обязанность каждого — трудиться, — говорил Муравей, прижавшись к горячей печке. — Каждый день…
«Заладил, — подумал Медвежонок. — Ну как он не понимает, что это — лето, что оно — короткое, что оно вот-вот кончится…»


А день разгорался, и высокая стройная осень шаталась соснами и кружилась полым листом.


Сердце женщины изменчиво, как осеннее небо.


Неужели сентябрь? Неужели начнется опять
Эта острая грусть, и дожди, и на улице слякоть…
Вечера без огня… Ведь нельзя постоянно читать.
Неужели опять, чуть стемнело,
Ничком на кровать —
Чтобы больше не думать, не слышать
И вдруг не заплакать.


Полно петь о любви,
пой об осени, старое горло!
Лишь она своей шатер распростерла
над тобою, струя
ледяные свои
бороздящие суглинок сверла,
пой же их и криви
лысым теменем их острия;
налетай и трави
свою дичь, оголтелая свора!
Я добыча твоя.


Вот и кончается лето,
яростно рдеют цветы,
меньше становится света,
ближе приход темноты.


Сбились со счёта дни, и Борей покидает озимь,
ночью при свете свечи пересчитывает стропила.
Будто ты вымолвила негромко: осень,
осень со всех сторон меня обступила.


Ты опять со мной, подруга осень…


У прудов и даже луж с началом осени появляется задумчивое выражение лица. Дожди мельчают и становятся вдоль себя длиннее.


Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.


Под вечер осенний ветер
сорвал золотые листья.
Как грустно деревьям ночью,
как ночь эта долго длится!


Я нежно шепчу деревьям:
не плачьте о листьях жёлтых;
весной заклубится зелень
на ветках, дотла сожжённых.
Но грустно молчат деревья,
скорбя о своей потере…
Не плачьте о жёлтых листьях:
и новые пожелтеют!


Было обычное октябрьское утро: по голубому небу бежали пушистые облачка, пахло прелой хвоей, сырой землей и утренней свежестью.
В парке, в старом каменном фонтане, на прозрачной холодной воде плавали желтые кораблики листьев. На земле сквозь разноцветный ковер пробивалась еще зеленая трава. С каждым моим вздохом желтый лист отрывался от ветки и, медленно кружась, опускался на землю. На старых стволах деревьев золотился дымчатый солнечный свет, но в глубоких складках коры оставалась тень. Было тихо, только слышно робкое пение птиц.


Иногда маленькие птички садились на каменные дорожки сквера. Я стояла и боялась дышать, боялась спугнуть листья, солнечные лучики сквозь крону, спугнуть эту тишину.
Небо, деревья, воздух — все было пронизано неярким светом, все было таким пленяющим и умиротворенным, что мне захотелось стать этой тихой осенью. В ней были капли грусти, но в ее мирном увядании было свое торжество. Торжество последней красоты засыпающей природы.


Осенняя луна
Сосну рисует тушью
На синих небесах.


У хрупкого хрусткого ветра
цветочный и солнечный вкус…
Какой удивительно грустный
ветра и сердца союз!


Октябрь пришёл в дом Кэрротов не нежданным гостем, а добрым, запасливым хозяином: разложил по подоконникам золотую сухую солому для тепла; испёк ароматные яблоки с орешками и мёдом; как вдохновлённый писатель, украсил крыльцо разноцветными кляксами листьев.


Я так хочу вернуться в мой май,
но только наступила осень.


– Я тот, кто вам нужен, – сказал я решительно.
– С чего вы взяли, что мне вообще кто-то нужен? – ответила она, не посмотрев и в мою сторону, продолжая махать крылышками из ладоней,– у меня есть осень.
– Но ведь осень скоро закончится, что вы тогда будите делать?
– Тогда и приходите.


И то осенние утро как ночь, снова.
Красит акварелью, желтые цвета надежды,
Берег желаний, нежных слов.
Снова, осень просила меня дотерпеть до зимы,
Просила быть сильной как ты.


Ах, Александр Сергеевич, милый,
Ну что же вы нам ничего не сказали…
О том, как дышали, искали, любили,
О том, что в последнюю осень Вы знали.


Дождь начнется точно в понедельник,
Как и обещал угрюмый диктор.
Мы узнаем осень за неделю,
В лужах разобрав ее вердикты.
Ты промочишь в них свои ботинки,
Ты подхватишь легкую простуду,
Победивший в этом поединке,
Кашель набирает амплитуду.
Ты глядишься в желтые витрины,
Ты считаешь мелочь по карманам,
Через дребезжание машины
Слыша тихий шепот океана.


Осень приближается как неумолимое войско. И ты понимаешь, что любовь — это нечто большее, чем игривое слово легкомысленной женщины.


Салют, зима!
Разреши мне признаться.
Я осень люблю до волнения в горле.
Я пью терпкий воздух, и мир переполнен
Любовью. Но ты постой!


Оцените статью
Афоризмов Нет