Месть — цитаты и афоризмы (300 цитат)

Человек всегда пытается идти по верному пути. Кто-то выбирает карьерный рост, кто-то популярность или же спокойную семейную жизнь. Но на любом пути найдутся завистники, которые захотят как-либо опередить вас. Делая вам плохое, вы захотите им отомстить, тем самым сбивая себя с самого верного пути. Ведь месть — далеко не последний выход из любой ситуации. Месть — цитаты и афоризмы представлены в данной подборке.

Чем сильнее женщина любит, тем ужаснее она мстит.

Чем сильнее женщина любит, тем ужаснее она мстит.


Око за око — и весь мир ослепнет.

Око за око — и весь мир ослепнет.


Надеюсь, в аду тебя уже заждались, потому что здесь по тебе никто скучать не станет.

Надеюсь, в аду тебя уже заждались, потому что здесь по тебе никто скучать не станет.


Месть — это удовлетворение чувства чести, как бы извращённо, преступно или болезненно это чувство подчас не проявлялось

Месть — это удовлетворение чувства чести, как бы извращённо, преступно или болезненно это чувство подчас не проявлялось.


Месть сделала ночи длиннее, а ножи — короче.

Месть сделала ночи длиннее, а ножи — короче.


Заклятие не легкое дело. Месть никогда не бывает лёгкой. Ты должна задать себе простой вопрос: как далеко ты можешь зайти?

Заклятие не легкое дело. Месть никогда не бывает лёгкой. Ты должна задать себе простой вопрос: как далеко ты можешь зайти?


Ярость и жажда мести оборачиваются против тех, кого любишь.

Ярость и жажда мести оборачиваются против тех, кого любишь.


Пока не познаешь вкус мести — не поймешь, какую ярость она порождает в сердце.

Пока не познаешь вкус мести — не поймешь, какую ярость она порождает в сердце.


Если ты хочешь отомстить, то я твоя цель. Если хочешь преуспеть, то я твой путь.

Если ты хочешь отомстить, то я твоя цель. Если хочешь преуспеть, то я твой путь.


Люди, ослепленные жаждой мести, видят не то, что есть на самом деле, а то, что желают увидеть.

Люди, ослепленные жаждой мести, видят не то, что есть на самом деле, а то, что желают увидеть.


— Без своего наркотика они беззащитны. Ты готов покончить с ними, друг мой? — Да… Беззащитны… — Точно! Они слабы, и мы наконец-то можем поразить их в самое сердце. Мои люди готовы. — Они больше не под Нектаром. Они не станут нападать. — Кто убил спьяну, останется убийцей, даже протрезвев по утру. — Каждого из этих солдат ждёт дома мать! — Их матерям должно быть стыдно!.. Шейн, выслушай меня. Я рассказал тебе лишь одну из сотен историй, в конце которых — смерть моего народа. Но сегодня мы узнаем вкус мести. Отведаем лишь немного — для своего успокоения. Прошу тебя, помоги моим солдатам вернуть свою страну. — Хорошо… Но если мы отомстим ночью, кем мы будем поутру? — Свободными людьми!


— Помогает ли людям месть за смерть близких? Думаю, месть — это инстинктивное чувство. — Но говорят, что месть приносит лишь пустоту в сердце. — Может и так. Но некоторым нужно ощутить эту пустоту, чтобы двигаться дальше.


Самое полезное, чему научил Драко отец – терпеливо сносить все оскорбления. Не забывать, не прощать, а именно сносить. Пережидать. Чтобы потом ответить. Никогда не действовать под влиянием сиюминутных эмоций, а кропотливо рассчитывать следующий шаг, как шахматист рассчитывает ход игры. Нотт неожиданно замолк, увидев на лице младшего Малфоя то выражение, которое часто бывало у его отца в минуты ожесточённых споров. Злить старшего Малфоя было опасно – он никогда не реагировал сразу же, ничем не показывал своих эмоций, но все знали, что за внешним безразличием и даже вежливой заинтересованностью скрывался холодный, изощрённый ум, не прощающий обид и оскорблений. Поэтому ответного удара никогда не следовало сразу же, но через какое-то время – через несколько дней, через неделю, месяц – наступал черёд Малфоя.


— Точно, я сама доброта. Но сколько мне гадостей не делали, до сих пор никому не отомстил. Будь я обычным человеком, мир бы уже накрылся медным тазом, так что по-своему я Спаситель. — У обычного человека нет столько поводов для мести.


Месть — это жажда власти. Власть — авторитетна, но не истинна.


Тот, кто задался целью отомстить, должен полностью контролировать все риски, эмоции и своих врагов. Самая большая угроза успеху — потеря контроля над союзником.


Месть, несмотря на свою привлекательность, делает людей слабыми. Ставит их на один уровень со своими врагами.


Да, ты показал, что не готов. Но потом, когда ты вернулся ко мне в тюрьму, тогда я увидел, что ты, наконец, забыл о своей вендетте. Ради Всадников.


Плохой день придёт. Плохой день для этих подонков, у кого брюхо набито ростбифом. Я увижу, как луна окраситься для них кровью. А на улицах скажут своё слово винтовки и факелы. Придёт мессия, который поведёт нас за собой.


Мне суждено было жить, чтобы мстить.


Люди всегда критикуют. Не позволяй им сломить тебя. Достигнуть своей цели — лучшая форма мести.


Бывают люди – просто обиженки, И если кто-то их предал – То мстят другим, завистливо, Чтобы их род всегда страдал.


«Пора начинать новую жизнь, – решила Трейси. – Но какую жизнь? Я была когда-то невинной, наивной жертвой. И до чего докатилась? Воровка — вот кто я такая. — Она вспомнила Джо Романо и Энтони Орсатти, и Перри Поупа, и судью Лоуренса. — Нет, я стала мстительницей — вот кем я стала. И, наверное, авантюристкой». Она обвела вокруг пальца полицейских, двоих профессиональных мошенников, обманщика-ювелира и дважды утащила драгоценности.


Существует разница между правосудием и местью. Месть заходит гораздо дальше, и последствия у нее гораздо серьезнее. Правосудие требует усердия, но месть не останавливается ни перед какими затратами денег и времени, нанимает людей, чтобы те делали и говорили, что приказано, и строит хитроумные планы, невзирая ни на что.


Не сейчас, говорила я себе с каждым мазком, с каждым движением, что я сделала за эти недели. Быстрая месть не поможет никому и ничему, кроме моей собственной разбушевавшейся ярости.


Месть осложняет жизнь не только обидчика, но и самого мстителя.


— Прости, я всё же не могу мстить. Я поймаю тебе рыбу, только перестань мстить. — Только не отказывайся от своих слов потом. Я лишь хочу отомстить своему богу, императору. Не отнимай смысл моей жизни. — Жить ради мести… Не говори такие ужасные вещи.


— Попадись он нам, о копах уже может не волноваться. — И вы будете сидеть и ждать момента отомстить? Какой-то вы ленивый.


Безответная любовь, знаете, это страшное мучение. Особенно та любовь, которая когда-то была смыслом жизни, а теперь вот сгорела. Умерла. Безвозвратно. Иногда я думаю, что безответная любовь — даже худшее мучение, чем ненависть. Когда ненавидишь, по-настоящему желаешь только одного: чтобы объект твоей ненависти страдал. Жаждешь его страдания в любом виде. Его боли, унижения, валящихся на него несчастий, болезней, а в крайнем, близком к помешательству случае — даже смерти. Ненависть и желание мести, знаете, это чувство очень простое.


Осторожно, Свон. Послушай совета того, кто когда-то скатился во зло. Месть соблазнительна, тьма — так вдвойне… Не поддавайся!


Месть — акт недостойный и низменный, но чертовски приятный.


— Парни только дерутся, ударят и на этом всё кончено. — Девушки не воют честно. Они создают шайки, хранят секреты и тайны. — Они могут уничтожить тебя взглядом.


— Снимите маски! Что сказать, убийство в кружевах! Вас я видела, месье, вы невиновны в этой трагедии. Моя месть вас не коснется. — Как любезно! Просто замечательно, простолюдинка собралась мстить двенадцати грандам королевства!


Месть — это всегда проигрыш… Месть — это долой мир в душе и прощай всё, что дорого.


— Д’Артаньян жестоко оскорбил меня, он умрет. — Клянусь честью, сударыня, Д’Артаньян вежливый человек, он уступит место даме.


Потеряв всё, что вы любите, вспомните мою историю прежде, чем вступить на собственный путь мести.


Они ей заплатят. Каждый. Трейси не представляла, как ей удастся отомстить. Но не сомневалась, что месть свершится. «Завтра, — думала она. — Если наступит завтра».


Если ты хочешь мести — ты должен быть твёрд, должен быть бесчестным, лживым, холодным. Никто не должен знать, что в твоём сердце.


Месть вызывает месть.


Вы никогда не думали, что будет, если у человека отнять самое главное? Если сделать его жизнь пустой и бесцельной? Каждый из нас способен на всё, когда ему нечего терять. Когда остаётся одно желание — отомстить за украденное счастье.


— Что же тогда справедливость? — Восстановление порядка, а не поддержание хаоса.


У тебя в жизни будет много женщин, но ту, которой отомстил, ты не забудешь никогда.


Я считаю, что те, кто разрушил мою семью, заслуживают мучений, но не смерти. Но ты… ты исключение. Для тебя смерть — единственная месть.


Почти год назад судьба напомнила нам, что всегда найдутся те, кто будут желать нам зла. Но не меньшее зло мы могли пробудить в самих себе, пытаясь их остановить. Когда кто–то забирает у нас людей, которых мы любим, нашей первой реакцией является желание отомстить, но на самом деле, мы не такие. Сегодня мы собрались здесь, чтобы отправить в новую экспедицию USS Enterprise и почтить память тех, кто пожертвовал своей жизнью в один из самых мрачных дней нашей истории. Передавая мне корабль, Кристофер Пайк заставил меня произнести капитанскую клятву. В то время я отнёсся к ней без должного уважения, но сегодня я понимаю, что эта клятва является призывом к нам, призывом помнить, кем мы были и кем мы снова должны стать.


Столь­ко ре­шений и ни од­но­го пра­виль­но­го. Месть ни­ког­да не при­носи­ла пло­дов. Она толь­ко по­жира­ет те­бя из­нутри, ос­тавляя те­бя ни с чем, ос­тавляя те­бе лишь пус­то­ту, все­пог­ло­ща­ющую и не­умо­лимую, по­тому что все, чем ты ее по­пыта­ешь­ся за­пол­нить, ста­нет та­кой же тем­ной пус­то­той. Сме­шивая ее с чем-то, мы все рав­но по­луча­ем пус­то­ту. Месть не при­носит дол­жно­го об­легче­ния. Начнешь мстить — потеряешь себя.


Они копались в моих мозгах. Думали знают, что найдут. Но ошиблись. Они меня не знают. Что было дальше, я не в курсе, но уверен в одном: кто причинит мне зло, об этом пожалеет.


Но я же добрая, всем всё прощаю… пока не придумаю, как отомстить!


Месть — не есть справедливость.


— Я не терплю обиды, которые не могу отплатить. — Не только вы, Ваше Превосходительство. — Это не относится к женщинам. — Вы так считаете? — Для вашего же блага. — Вы ужасны! — Ни один мужчин не позволял себе так со мной разговаривать, но если бы такое случилось, он умер бы на месте. — А я женщина!


Злость согревает ночами, а уязвленная гордость может подвигнуть человека на отчаянные подвиги.


Месть – это хорошо. Но если она еще и доход принесет – так вообще ведь сладко будет!


— Ты человек шрама на сердце или ярости в сердце? — И того, и другого. — Так не бывает. Одновременно и то, и то — значит ничто. Выбери одно. Если терпелив, то спасешь душу, останешься достойным человеком. Если пойдешь за злостью, то станешь просто пешкой.


— И ты самым простым в мире способом мстишь Йеннифер, которую не можешь забыть. — Я знаю. — Тогда зачем… — Не знаю.


Холодная и расчетливая гадость всегда страшнее приступов неконтролируемой ярости. Это я вам как большой специалист говорю. Да и я старался всегда быть последовательным. Особенно в гадостях.


Простить? Я не смогу сдержать это обещание. За такой обман кто-то должен заплатить. Моему отцу не представился шанс наказать виновных и ему оставалось только простить… Но у меня есть другие варианты…


Ответом на миллионы убитых, запытанных, замороженных, изнасилованных и изувеченных будет страшная месть интеллигенции. Лет через восемьдесят она привинтит какие-то таблички на какие-то подъезды. И там же, в отместку палачам, прочитает стихотворения.


Месть — это страшное и разрушительное чувство. Не лучше ли его упаковать понадёжнее и отправить в неизвестном направлении, чтобы не отравлять жизнь себе и окружающим?


— А вы, Ферранте, возлюбленный мой, что вы скажете в свое оправдание? — Скажу, что не признаю свою Ливию в этом злобном и мстительном существе. — Мстительном? Да можете вы себе представить, какой пыткой была бы моя жизнь без мести, без ненависти? Как смогла бы я жить дальше? Чем наполнила бы унылые дни, те самые дни, которые мои сверстницы наполняли грезами о любви. Знаете ли вы, что такое накладывать пудру или румяна на лицо, похожее на вспаханное поле? Нет, у вас обоих была юность! В море, в битвах, на королевских приемах и балах!


— Напрасно ты думаешь, что месть сладка. В ней нет отрады. — Легко тебе говорить, Гар. У тебя свои мечты, у меня свои. В них льётся кровь моих врагов. Душа моя упивается этой кровью, и я счастлива. — Это не мечты, лисичка. Это кошмары. Гони их прочь. Кровь никому не приносила счастья.


Я сметаю тех, кто стоит у меня на пути… А тем, кто пытается отомстить, плачу их же монетой… Вот так. Я пойду на всё, чтобы заполучить желаемое.


Мне всё ясно. Вы с этим Борденом — как парочка влюбленных, которым вместе никак не ужиться.


Знаешь, лучшая месть – это счастье. Отомсти мне, будь счастлива с кем-то другим. Так счастлива, чтобы мне завидно стало! Пожалуйста, Соня… Найди себе такого мужчину, чтобы я всю жизнь ему завидовал. Давай, вперед! Сгинь!


Успех — лучшая месть.


То, что ты познаешь, — цена любви. Там, где ты успокоишься, — лабиринт отчаяния. Что всё выжжет — желание мести.


И теперь, через год после тех событий, он чувствует боль, которую ему причинила бывшая жена. Это была изощрённая и жестокая месть. К тому же действенная. Месть бывших жён и возлюбленных именно такова. Видимо, она призвана быть не только наказанием, но и возмещением морального ущерба. Часто она улучшает самочувствие. Как пишет Элиза Брандт, автор популярной на западе книги «Месть — это женщина», ощущения, возникающее после мщения, «у многих женщин можно сравнить с оргазмом, после которого начинается майское солнечное утро». Способы мести ограничены только фантазией женщин. А она бесконечна… Женщины в один день способны преобразиться из верных подруг и наперсниц в отвратительных, непредсказуемых в своей жестокости врагов. Женщины, которым изменяют, становятся крайне опасны — и так бывает очень часто.


Если не хочешь поступать с собой плохо — откажись от отрицаний. Или продолжай так, если хочешь оказаться в плену этой девушки. Рябина очень необычное дерево. Растет даже при неблагополучных условиях. Имеет мелкие плоды. Рябины кажутся маленькими, но они очень сильные. Корни бывают довольно глубокими. Ты говоришь, что на твоей земле не растет рябина, а я говорю, что растет. Сначала согласись. А потом у тебя две дороги: либо ты избавишься от этих корней всеми способами, либо сдашься. А потом снова две дороги: если сдашься любви, то проиграешь эту войну, если откажешься от этой любви, то у тебя есть шанс. Ты выживешь. И будешь идти по пути, который ведет к вершине. А теперь скажи мне: — ты любишь эту женщину, или нет?


В начале своей речи я сказал, что историю творим мы сами. Если мы продолжим жить, как живем сейчас — история нам отомстит. Её месть не замедлит нас настигнуть.


Месть — блюдо, которое едят холодным, сначала дело.


Если я иду вперед, идите за мной! Если я отступлю, убейте меня! Если я умру, отомстите за меня.


У тебя есть мать, Бриконье? Тогда ты знаешь, за что умрёшь!


Если тебе причинили ущерб — примирись, если оскорбили — отомсти.


Мне не нужно место, где я могу укрыться, мне нужна земля под кладбище для моих врагов.


Месть — это слабых душ наследство. В груди достойного ему не место.


— Мако, мы это уже обсуждали. Больше говорить не о чём. — Вы обещали мне! Я должна быть с ним. — «Жажда мести — всё равно что открытая рана». С такими эмоциями нельзя идти в Дрифт. — Ради моей семьи! — Тебе нужно больше времени.


– Месть приносит лишь временное удовольствие. – Но всё же удовольствие.


Говорят, что у скорби пять стадий. Сначала идёт отрицание, потом приходит злость, уговоры, и наступает депрессия. Для большинства последняя стадия скорби — смирение, но для меня скорбь — это пожизненное заключение. Я никогда не смирюсь и никогда не прощу, даже когда убийца моего отца будет лежать у моих ног.


Прежде чем мстить каким-либо людям убедись, что они этого достойны.


Тем, кто одержим жаждой мести, легко манипулировать.


Месть не меняет прошлого. Наших родителей она не вернет. Но, черт возьми, как это приятно.


Мсти, не мсти — мёртвых не вернуть. И радости это не принесёт. Месть за себя или за кого-то — не более чем красивые слова и ублажение своего эго. Просто забава.


Да я бы на твоем месте уже объявила вендетту всем своим родственникам! Если бы мой отец торговал мной, а мой любимый меня предал, я бы им обоим показала, где раки зимуют и рыбы ночуют! Я бы им сперва насолила, потом наперчила, а потом бы еще и сожрать все заставила! С чесночным соусом!


Евангелие по Эмили: греши против других, как грешили против тебя.


Месть — штука хорошая, но только если у тебя не осталось ничего, кроме мести…


— Боже Всемогущий, ты клинок в моей руке… — Направляй мою руку в день отмщения… — Мы благодарим Господа, ибо он есть добро. — От тебя не убегут самые сильные и не спасутся проворные… — Пусть же упивается мой клинок кровью, пока он не утолит свою жажду и пока мои враги не уснут вечным сном… — Ибо ты, Господь, Бог воздающий… — Ибо Господь карает грешных… — Бог Милостив и любовь его вечна. — Аминь.


Месть — дорогая штука. Месть — это яд, месть для глупцов и безумцев… Красиво прозвучало… Полный бред и всё же довольно красиво.


В условиях разгула преступности тонкая грань, отделяющая правосудие от мести, может стать еще тоньше. Но что будет, если само общество станет таким же жестоким, как преступники, от которых оно хочет себя изолировать?


— А если рискнуть? Рванем в атаку! Они этого не ждут! — предложил Сашка. — Атака, былиин, это мощная идея! — немедленно согласился Ул. — Беги! Я как раз мечтал узнать, где они засели. Метров двадцать ты, думаю, пробежишь! — … А мы узнаем, откуда в него стреляют и о… о… отомстим! — Я вечером побегу! Сейчас у меня что-то нога болит, — дипломатично сказал Сашка. — Ж-жаль… Вот из-за таких вот пораженцев и гробятся х-хорошие и-идеи! — огорчился Макс. Ему искренне хотелось отомстить за Сашку, и он не понимал, почему тот против.


Некоторые люди наслаждаются местью как таковой… смакуют каждое сладкое мгновение. Кровь врага должна быть выпита по капле.


Многие начинают мстить раньше, чем их успели обидеть.


Все войны совершаются ради денег, власти. Потому такие романтические забавы, как месть, практичными людьми не принимаются во внимание.


Чего хотят самоубийцы перед смертью? Если коротко, это три вещи: месть, любовь и рок-н-ролл.


Человек, одержимый местью, всегда предсказуем.


В холодильнике сдержанности месть хорошо сохраняется.


Успех – всегда наилучшая месть. Преуспевать на глазах у всех тех людей, которые говорили тебе, что ты дерьмо, и вели себя ужасно, просто осознание того, что они были не правы.


Ещё граф Монте-Кристо. Царапался у себя под землей чайной ложечкой двадцать лет, чтобы выбраться на поверхность. Тоже идея фикс. Отомстить кому-то хотел. Сами бы так и так без него загнулись. Мог подождать ещё двадцать лет, раз такой терпеливый.


Знаете, я из числа людей, которые, когда в них стреляют, будут стрелять в ответ.


Месть года: сын пластического хирурга разбил отцовскую машину, и уже утром проснулся с грудью 3-его размера.


«Аз воздам», — сказал Господь. Если вас почему-либо не устраивают его слова, отнесите это к земной мудрости. Вершить самому приговор обременительно для тела и разрушительно для души.


Оправдание – это самое действенное прощение. Полное освобождение от подозрений и ответственности. Это свобода для украденного будущего. Будущего, которого не застал мой отец. Оправдание – это то, чего никогда не получат убийцы моего отца. Оправдание – это освобождение от грехов, обещание о возрождении и возможность избежать проступки тех, кто был до нас. Лучшие смогут научиться на ошибках прошлого. А остальные так и будут повторять их. А есть те, кто живёт на границе общества, не связанные рамками морали или совести. Стая беспощадных чудовищ, чьё самое страшное оружие – это способность прятаться у всех на виду. Если люди, которым я несу справедливое наказание. Не могут быть наказаны по закону, то и я не буду ему подчиняться.


— Ладно, — со вздохом сказал я. — Мне все это не нравится, но вы не оставили мне выбора. Только сразу предупреждаю: если подвернется случай вас предать, я так и сделаю. И если появится возможность отомстить вам, я ее не упущу. Вы не сможете мне доверять. — Договорились. — Я серьезно, — пригрозил я. — Знаю, что серьезно. Поэтому и выбрал тебя. Помощник вампира должен быть сильным. Ты мне понравился именно потому, что не сдаешься. Сам знаю, что ты можешь мне навредить, но, с другой стороны, в серьезном деле такой союзник, как ты, просто незаменим.


… только отомстив, мужчина получает право на слезы. Такова воля судьбы и судьба мужчины. Женщина зреет, чтобы родить мужчину. Мужчина зреет, чтобы родить мужество. Виноград зреет, чтобы родить вино. Вино зреет, чтобы напомнить о мужестве. А песня зреет, чтобы пляской напомнить поход.


Месть подобна призраку: она завладевает каждым, кого касается. И её жажда не утихнет, пока последний враг не падёт.


Не позволяй мыслям мести полностью завладеть твоим разумом, иначе забудешь свою истинную сущность.


Мстить — едва ли не то же самое, что кусать собаку, которая укусила тебя.


И благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью.


Месть — это удел грешников. Не принесёт она вам счастье.


Люди, с которыми плохо обошлись, мстят.


Месть уже совершилась, но отмщение рождает только новую месть, а битвы несут смерть.


Справедливость всегда приправлена щепоткой мести.


Запомни: никогда не грози тем, что не в силах сделать. И что не готова сделать. А хочешь отомстить, сначала ударь, а потом уж выскажи, за что стукнула. Болван тот боец, который с противоположного конца улицы орет, что сейчас в глаз даст.


Я бы перебил вас всех, но моя мама хорошо тебя знает. Она сказала, что для тебя будет хуже продолжать жить, потеряв все, что ты имел.


Месть особенно сладка, когда душу обуяла ненависть.


Когда мстишь, не замечаешь оттенков и нюансов.


Правильно боятся обидеть дракониц. В лучшем случае придет ее муж, отец или брат, любой из большой семьи, и прибьет обидчика. В худшем – мстить начнет сама обиженная, и тогда лучше самоубийства нет, эти красотки отличаются буйной фантазией и абсолютной безжалостностью.


— Месть недостойна интеллигентного человека. — Угу, его достойны унизительные побои.


Что же должен делать оскорбленный, когда виновник сам приходит к нему за возмездием?.. Они были нашими друзьями? — Тем большего наказания они заслуживают: оскорбивший незнакомца зовется разбойником; оскорбивший друга приравнивается почти что к отцеубийце.


Месть есть наслаждение души мелкой и низкой.


Думаешь, твоя месть похожа на мою? Тогда возьми пистолет и прострели себе голову. Потому что именно это я и пытаюсь сделать.


Принцип «око за око» сделает весь мир слепым.


… месть тем и сладка, чтобы жертва чувствовала ее приближение.


— Сматываются в Бруклин! — Говорят, сейчас все ломятся в Бруклин, там снова стало модно жить. — Меня не интересует модная недвижимость, меня интересует только месть!


— Добро пожаловать в Денвер! Я — Муссон. Мы ждали тебя, Сэм. — Вот как? — Говорят, что ты решил помериться силами с целым наркокартелем в Бразилии, да ещё и в одиночку. — И почти уничтожил его. — Если бы ты и смог, то кто-нибудь другой всё равно занял бы их место. Так или иначе, этот бизнес в итоге всегда восстанавливается. Ты понял это, не так ли, Сэм? Потому ты и оставил эту затею. — Я делал это ради мести! И я отомстил. — Ну что же… Давай взглянем, на что ты способен.


Страшнее нет на свете зверя, чем обуянный жаждой мести человек.


Месть превращает человека в того, кому он мстит.


Бытует мнение, что женская месть, как змея, подкрадывается долго, убивает быстро, однако месть мужчины подобна огню, который открывают на поражение.


Там, где нет правосудия, возникает месть.


Месть убивает, месть дарит твою жизнь твоему врагу. Когда ты ищешь мести, ты постоянно думаешь о своём враге, ищешь его, мечтаешь о нём. Ты перестаёшь жить собственной жизнью и начинаешь жить жизнью своего врага. Каждая месть, которую ты носишь в себе, суть твоя маленькая смерть.


Если человек тебе сделал ЗЛО — ты дай ему конфетку, он тебе ЗЛО — ты ему конфетку… И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.


Снятую голову не награждают пощёчинами.


Нагао для нее — червяк. А червякам, даже если их ненавидят, никогда не мстят.


— Я хочу, чтобы он испытывал то, что чувствую я, только хуже. — Короче говоря, максимум боли, да? — О, надо дать ему по яйцам! — Это самая охренительная идея, что я когда-нибудь слышала, я торчу от твой фантазии, но нам нужно нечто более масштабное, чем это.


Месть ослепительно сверкала у нее внутри. Мне было ясно видно ее — драгоценный камень, сапфир цвета холодных озер Норвегии.


Будь осторожен. Берегись того, кто, испытав боль, захочет куснуть и тебя. (Берегись того, кто чувствует боль и хочет, чтобы ты знал об этом).


— Ты не Саб-Зиро! — Я — его семья и его клан. И я пришёл отстоять его честь! — У твоего брата не было чести! А значит, ты умрёшь так же, как и он!


Чувство мести – не панацея. Месть только усилит боль.


Знаешь, который час? Я тебе скажу: вечер. Восьмой час. Ты будешь жить до восхода солнца. Последнее, что ты услышишь, как за окном запоет дрозд. Дрозд поет красиво, но благодаря тебе моя жена никогда уже это не услышит.


Говорят, что месть ничего не исправит. Но для меня нет другого выхода. Я думала, что все потеряла. Но на самом деле, в этом полном разрушении, я смогла вернуть причину, чтобы жить. Месть — это своего рода надежда. Я поглощу этот плод, даже если это всего лишь иллюзия. Вкушу яблоко греха.


Мертва? Нет, я должна жить и отомстить за содеянное. Меня еще не победили!


Мстить вообще незачем, даже в большом мире. По-моему, акции возмездия по отношению к людям, связанным с обидчиками отдаленно или в силу обстоятельств, нацелены лишь на то, чтобы принести радость мстителю.


Ходжа, да ты мстителен, как туркменский хомяк. По крайней мере, щеки надуваешь точно так же…


Если не можешь помочь кому-то вернуть то, что у него было украдено, ты должен дать ему силу, чтобы наказать этого вора.


— Разве вам не будет её жаль, если мы не отомстим?! — Жаль будет не в том случае, если мы не сможем отомстить. По-настоящему будет жаль, если нас поглотит жажда мести, и мы расстанемся собственной жизнью.


На пути мести мрак и одиночество, и с него нельзя сойти.


Месть — верный способ признания своего поражения и бессилия.


Мстить надо тоньше и изящнее, да так, чтобы противник потом очень долго приходил в себя и вспоминал вашу проделку как самый большой ужас в жизни.


— Наше возмездие лежит сегодня на ваших плечах, но, похоже, ваши плечи с трудом держат на себе пиджак. — Вы сможете отомстить. Мы отомстим им вдвоем. Но в первую очередь я хочу снять с себя заклятие, которое они на меня наложили. Я не стану убивать, не стану кормиться. Я заживу как человек или умру.


Велика сила того, кто собирается мстить. Месть придает уверенности, месть расставляет крылья в душе того, кто решился на неё, — и начинается её власть. Любое действие, совершенное во имя мести, приобретает десятикратную силу.


Никогда не мсти ради себя самого, Мишаня. Если для дела требуется, тогда — да, не жалей никого. И чем страшнее месть будет, тем больше пользы — врагов в страхе держать надо. А себе облегчения этим не добудешь, даже и не надейся. Наоборот, только хуже станет. Пустота настает, не для чего жить становится.


Вот только жизнь штука сложная, и иногда эмоциональные порывы приходится давить, душить и откладывать на будущее, утешая себя общеизвестной истиной, что месть – это то блюдо, которое следует подавать на стол изрядно остывшим.


Потому что наступает момент, когда лев должен показать шакалам, кто он.


Око за око, зуб за зуб. Виктория лишила меня матери, теперь мне пора забрать у неё дочь.


За короля! После монаха будет король? Почему бы нам теперь не убить короля? Маркиза будет добра распорядиться! Каламбреден, ты самый могущественный, даже банда Родогона, банда цыгана дрожит перед тобой, когда Большой Коэр умрет ты станешь единственным вожаком, настоящим! Если тебя не повесят в ближайшее время, как и всех нас, на виселице в Монфоконе! Потому что с тех пор, как она здесь, творится черт знает что. Все мы будем болтаться в петле, как ангелы, ради прекрасных глаз маркизы!


Тот, кто ослеплен жаждой мести и пылает гневом, не видит очевидных вещей, не верит даже в самое возможное, в самое реальное.


В мести, как и в жизни, на каждое действие есть противодействие. В итоге виновные неминуемо поплатятся.


Они отомстят… Найдется одна, которая отомстит за всех.


Месть порождает месть. Именно поэтому месть пуста и бессмысленна.


И оттуда, из глубины неведомого, она спросила, не сводя с него глаз: – Почему ты не мстишь за твоего побратима, Мистина Свенельдич? Это спросили они все: трава и белый камень, черная земля и синее небо, сама держава Русская – крылья ее парусов и железо клинков. На это у Мистины был ответ: – Потому что хорошо отомстит не тот, кто попытается сделать это быстро. А тот, кто сумеет довести дело до конца.


— Желание есть, гнев есть. Наблюдаю, что мне сделаешь. Много чего хочешь. Но даже месть хорошо действует на мое сердце. — У тебя есть сердце? — Те, у кого нет сердца, идут в ад.


Я собственноручно зажгу ваши погребальные костры за то, что вы сделали с моими сестрами.


Месть Дракону сладка! Но его ответная месть всегда кислая или горькая, и ее приходится запивать водой.


Месть не принесет ни радости, ни облегчения.


Месть никогда не бывает банальной.


Ты веришь, что, чтобы победить врага, которого ничто не останавливает, тебя ничто не должно останавливать. Чем это отличается от «кровь за кровь»?


— Разве женщина когда-нибудь могла понять, что значит месть для мужчины? — А ты не подумал о том, что сир Родрик тоже мужчина и хорошо понимает, что это такое?


— Вот ты говоришь: любовь, любовь! — а самая большая страсть человека — это страсть возмездия. Человек, униженный подлостью мерзавца, больше всего мечтает о сладости возмездия, и ему плевать на твое учение о любви! — Возмездие — это кровавое прощение зла. Но зло нельзя прощать, но и нельзя мстить. Однако для разумного человека есть выход из тупика. Он должен обернуть страсть возмездия на свою жизнь, и он вдруг увидит со всей ясностью, что сам не всегда был справедлив, сам должен заняться своими грехами, и окажется, что именно подлость унизившего его мерзавца раскрыла ему глаза на его собственные слабости. — Выходит, подлец полностью оправдан! Он даже был полезен! — радостно воскликнул дьявол. — Никогда! — загремел Бог. — Сделавший подлость каленым покаянием должен выжечь из своей души эту подлость! Иначе я беру его на себя. И он у меня так завопит в аду, что в раю услышат его и вздрогнут! — Но, допустим, — продолжал дьявол, — человек, сделавший подлость, покаялся и подходит к человеку, которому он сделал подлость. Что тот ему должен сказать? — Не мщу, но и не прощу, — ответил Бог.


— … месть, если она справедлива, это человеческое чувство, если у жертвы нет права покарать палача, то, значит, и справедливости нет. — И человечности тоже…


— … За мелкие игры с фальшивыми кредитками тебя не убьют, конечно. Но рано или поздно захочется тебе настоящих подвигов… и получишь пулю из глубины. — Ты же за меня отомстишь… — буркнул Пат. — Я бы предпочёл не мстить, — с неожиданной нежностью сказал Чингиз. — Я не люблю ездить на кладбище и класть цветы на могилки.


Если ж ты не сподобился Зло опередить, если Зло успело обидеть тебя, то отплати ему. Напади, лучше всего когда оно уже забыло, когда чувствует себя в безопасности. Отплати ему вдвойне. Втройне. Око за око? Нет! Оба ока за око! Зуб за зуб? О нет! Все зубы за зуб! Отплати Злу!


Для мести мне нужна сила. И если я могу её заполучить, мне всё равно, от кого — будь то демон или дьявол.


Никогда не извлекай свой меч, если не намереваешься немедленно воспользоваться им.


Кровь можно смыть только кровью. Может, рыцари и соблюдают уговор с другими рыцарями, но с теми, кого считают разбойниками, они не столь щепетильны.


Я превращу его в блоху, засуну ее в коробку, коробку положу в другую коробку и вышлю СЕБЕ! А после, ха-ха-ха-ха, я ударю по ней МОЛОТКОМ!


Дopoга мeсти идёт пo кpугу.


Я живу не ради мести. Я должен был отомстить, но я так не чувствую.. Не могу так чувствовать. Я хочу жизни, а не мести. Я потерял все, что у меня было. Всех, кого любил… А теперь единственный выход — это сохранить то, что у меня еще осталось.


Мы все молились, чтобы это кончилось. И, наконец, война завершена. Превосходя числом и оружием, они забрали у нас всё: друзей, семьи, человечность… Но теперь настал час забрать всё назад.


Для праведников разоблачение — это счастливое событие, осознание истины, тогда как для нечестивцев разоблачение может быть гораздо пугающе. Когда вскрываются мрачные тайны, грешники получают наказание за свои проступки.


— Слишком часто исполнял эту песню? Слишком, да? И все же, зачем так грубо просить исполнить новую? Чего желаете? Poison, Abba? — Месть. — Не знаю такую, но, если напоешь — я подхвачу. [бандит снимает маску] Надо же, это же мистер На выход, сука!


Но если оправдывать месть словами о справедливости, она породит новую месть. Она породит цепь ненависти.


Ладно… Я вам: a) отомщу; b) скоро отмщу; c) страшно отомщу…


— Один совет. Если хочешь со мной схлестнуться, придётся тебе быть умнее. — Думаешь, ты непобедима? — Нет. Просто я… лучше!


Что же это за чувство такое, что губит столько жизней! Беспощадно ломает судьбы, небрежно кидая как хрупкие статуэтки о землю, а затем своими вечно пустыми глазами смотрит, как они разбиваются… Ты хочешь мстить, когда простить не хватает сил. Но эта злая жажда не даст тебе новых, она лишь будет отбирать все больше и больше, пока не выпьет человека до дна, оставив иссушенной, истрепавшейся куклой. Да, месть никогда, никогда ничего на дает, как часто и как ошибочно думают те многие, которым выпали страдания на их жизненном пути и которые не смогли пройти дальше, ступить на новую тропу. Месть способна только отбирать.


Месть — есть наслаждение для умов заурядных, слабых и мелочных.


Если кто-то причинил тебе зло, не мсти. Сядь на берегу реки, и вскоре ты увидишь, как мимо тебя проплывает труп твоего врага.


Как захрюкали бы мои родные поросята, знай бы они, каково сейчас мне, старому кабану!


— Мстительность — пустейшее из всех чувств, — пренебрежительно бросил Менчерес. — Месть избавляет от подавленного гнева, — возразила я.


Слишком поздно бояться. Пришло время убивать.


Я осознал, что у меня не было конкретной жертвы, я хотел отомстить всем сразу.


Один великий французский писатель рассказывает о таком случае. Пруссаки завоевали французов и всячески издевались над ними: расстреливали мужчин, насиловали женщин, грабили дома, поля сжигали… И вот одна красивая женщина — француженка — очень красивая, заразившись, стала назло заражать всех немцев, которые попадали к ней в объятья. Она сделала больными целые сотни, может быть даже тысячи… И когда она умирала в госпитале, она с радостью и с гордостью вспоминала об этом.


Я никогда не мщу. В случаях, когда я вынужден действовать против других людей, я ничего против них не предпринимаю сверх того, чего требуют необходимость самосохранения или предотвращение нового вреда с их стороны.


Всегда замечал я, что супруги, составляющие плохую пару, самые мстительные: они готовы мстить всему миру за то, что уже не могут расстаться.


Маленькая месть — сладчайшее из удовольствий. Полутона, намёки — ничего противозаконного.


Когда тебя лишают всего того, что ты любишь, остаётся только одно – мстить.


Лучшая месть лжецу – убедить его, что вы ему поверили.


Нельзя жить только мечтой о мщении. Это одна из самых бесплодных наших страстей, она иссушает душу.


Мы часто мстим, когда прошло, уже много времени, тем кто ни в чём не виноват, кто всего лишь напоминает нам наших обидчиков. Мы грешим, причиняя им тот же вред, что причиняли нам, и тем самым до бесконечности преодолеваем боль, испытанную нами, передавая её дальше и дальше по цепочке.


Самая благородная и сладкая месть — это прощение.


— Куда теперь? — Теперь они у меня попляшут. — А потом? — Кончится, как мы и думали. — В руках палача? — Да, и дай Бог, чтобы он не медлил.


Есть время на ненависть, когда ничего полезного не делаешь.


Один мудрец сказал: — Прощая вину, испытываешь значительно больше удовольствия, чем мстя за нее. Когда прощаешь, тебе сопутствует слава, а когда мстишь — твоим уделом бывают сожаление и угрызение совести.


Когда умер друг, не давай волю слезам, а найди врага и отомсти.


Какие отрастил когти… И не ври, что было лень обрезать. Ты просто мечтаешь вцепиться в то горло, Которое обещал целовать.


Великими умами движет месть.


Убьешь копа – до камеры не доберешься.


Самый обидный род мести — признать обидчика недостойным нашей мести.


— Всё изменилось. — Да, всё кроме тебя. Ты, полагаю, только сейчас начала проявлять себя, стоя в одиночестве на асфальте. Понимая, что пока ты пряталась за своей миссией мести, все остальные вокруг развивались. Ты действительно думаешь, что они ждали бы вечно, жертвуя всем и не получая ничего взамен? Ты правда веришь, что получишь свой счастливый конец после всей этой лжи стольким людям… Пока у тебя никого не останется, кроме врагов? Как маленький пироманьяк, ты начала пожар и убедила себя, что можешь им управлять. Но я знаю твой маленький грязный секрет. Ты не можешь жить без мести. Бесконечный круг ненависти — это твоя зависимость. И как все сказки, эта всегда заканчивается одинаково. Во-первых, ты сломаешься… А потом ты будешь гореть.


— Извини, малыш, но у меня с ним были старые счеты. — Мадлен, прошло уже двадцать пять лет. Срок давности давно кончился. — Только не для женщин, Рене!


Самые замечательные солдаты получаются из людей, которые, уходя из дома с утра, даже не помышляли о войне, а вечером, вернувшись, нашли на месте собственного дома воронку, в которой испарились жена, дети и родители. И вот это уже не человек, а волк, который будет рвать столько, сколько будет жить, а жить он будет долго, ибо он не ценит собственную жизнь: она ему не нужна, ему не нужны деньги, ему не нужны ордена, ему вообще ничего не надо. У него есть только одно — месть. Именно поэтому он будет жить долго. Жизнь ему будет в тягость, но он будет жить.


…месть плохое средство от утраченной любви.


В эту минуту мне стало ясно, почему люди пишут гадости на стенах чистеньких домиков, царапают гвоздями краску на новых автомобилях, колотят воспитанных детей. Желание уничтожить то, что никогда не сможешь иметь, только естественно.


— Устрою свадьбу века, расстанусь с Викторией раз и на всегда. — Когда празднуем? — 8 августа. — Подходящий конец пути возмездия.


Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь.Бог оставил нас самим себе — а сам глядит с небес, чтоб мы не ошиблись.


Я считаю, что месть может быть очень сладкой в процессе подготовки. Когда вы тщательно обдумываете возмездие, планируете все, готовитесь к нему со всей серьезностью. Это может быть сродни страсти философа, естествоиспытателя. Так что месть действительно кажется очень-очень сладким блюдом. Но в момент совершения возмездия вкус исчезает и после него остается только пустота.


Иногда в глубине твоих глаз я вижу того человека. Это тот человек, который прячется за этим мундиром. Он то пытается сражаться, то проигрывает самому себе… Но я вижу его. Этого чистого, доброго, полного любви человека. Человека, который хотел спасти своего сына, но спас своего младшего сына и свою жену… и я жалею, что моей любви не хватает на то, чтобы освободить его от оков и цепей мести…


Никакая месть не способна излечить боль утраты.


Фигурка ангела, стоявшая на комоде, начала увеличиваться и увеличивалась до тех пор, пока не стала высотой с человека среднего роста. Молочно-белый фарфор наполнился живыми красками — кожа приобрела светло-персиковый оттенок, щеки стали розовыми, кудрявые, развевающиеся волосы — черными, а в черных как уголь зрачках загорелись два ярких огня. Было непонятно, мужчина это или женщина. Он (или она) шагнул вперед. Одна его рука была спрятана за спиной. Зашелестев, раскрылись белые, густо покрытые перьями крылья. Они были такими огромными, что едва вмещались в комнате. — Кто ты? — спросила Энджи. — Не бойся. Я — Ангел, ответ на твои молитвы. — На мои молитвы? Ангел кивнул. — Не твои, Энджи. Это была другая девочка. — Чего ты хочешь? — прошептала она. — Хочу мира и спокойствия. — Мы все этого хотим, — сказала Энджи, усмехнувшись. — Справедливости, отмщения, завершения. — Ангел вытащил руку из-за спины. В ней он держал длинный серебряный меч. Острие меча горело ярким огнем там, где должен быть потолок.


Как вы думаете: месть имеет право на существование? Когда боль жаждет расплаты, а кровь требует крови? А может, стоит попытаться не судить другого и простить, и даже отпустить чужой грех, чтобы однажды не превратиться из человека в чудовище?


В футболе или в жизни для меня нет такого понятия как месть — только новые возможности.


У возмездия есть два пути. Первый путь ведёт к провалу, второй же освободит тебя лишь в самом конце.


Месть — это катализатор. В ней человек великолепно проявляется. Ей всегда предшествует некая объективная причина, событие, которое переламывает человека. В таком состоянии человек становится способен на проявление самых искренних и сильных чувств. Цивилизованное общество отрицает личную месть как способ воздаяния за зло, но жажда мести от этого никуда не девается.


Наилучшая форма мести — это множество успехов.


— Вы думаете, я сам не чувствую гнева? Орден Дракона истребил мою семью! Но мы не должны следовать основным инстинктам. Мы должны контролировать себя, мы должны следовать плану. — Это так. Наш гнев идет из одного источника. Вы даете ему форму, а я наделяю его силой.


Я люблю вас так, что готова была убить вас за ваше равнодушие, но эта моя месть — куда слаще. Я не из числа благородных душ; я вас люблю, но хочу истерзать вас жестокой пыткой.


Мудрец сказал: — Не следует царю торопиться с местью. Ведь он всегда, как только вздумает, сможет отомстить.


Месть — это некая акция, о которой вы мечтаете, когда слабы и беспомощны, и мечтаете именно потому, что слабы и беспомощны: но едва исчезает ощущение бессилия, как вместе с ним испаряется и сама жажда мести.


В этом мире нет ничего, за что стоит мстить.


— Удачи в следующий раз. — Не будет следующего раза, блондиночка.


Месть подняла так высоко, что стало обидно за плохую видимость.


Что такое горстка живых людей в сравнении с мучениями тех, кто погиб столь ужасно? — К чёрту людей! — слова, казалось, исторгаются откуда-то из его нутра. — У меня долг перед мёртвыми. Я буду мстить, и никто не встанет у меня на пути, старый друг, — теперь он оторвал взор от меча достаточно, чтобы встретить обеспокоенный взгляд Мурадина, и лицо его чуточку смягчилось. — Даже ты.


Месть взращивает побеги новой мести.


Возмездие, как и жизнь, может быть неприятной штукой. И то, и другое было бы намного проще, если бы наш разум мог понять, куда нас ведёт наше сердце. Но у сердца есть свои причины, о которых разум даже не подозревает.


— Они все боятся вашей мести. — Значит, они уже проиграли. Чем больше я узнаю своих генералов, тем меньше их уважаю. Возьмем, к примеру, Вителли — блестящая репутация, но в нем нет отваги, он готов поражать лишь беззащитных.


Если бы я привел его к вам того, кто сломал вашу жизнь. Если бы гарантировал, что вам это сойдет с рук, убили бы вы его?


Месть не приносит удовлетворения, если жертва не успевает сообразить, кто нанес удар и за что на нее обрушилась кара.


Месть дорогого стоит, но своя жизнь значительно дороже.


Месть полезна для здоровья.


Всякое возмездие… посредством причинения муки, без цели в будущем, представляет собою месть.


Месть всегда приятно утолить. Но, не пойми меня превратно, моя месть — это конец, а не начало.


В одной истории принцесса, околдованная чарами колдуна, танцевала ночи напролет и спала все дни, но в конце не избавлялась от заклятия с помощью принца или умного слуги — нет, она просто умерла, чтобы вернуться в виде призрака и замучить колдуна так, что он кинулся в пылающую бездну и сгорел дотла.


Нельзя воевать из ненависти. Ненависть… порождает новую ненависть. Они нанесли удар — мы обязаны ответить. Но так теряются бесценные жизни. Это порочный круг. Надо разорвать эту цепь.


Месть, по мнению некоторых философов, является одним из самых универсальных побудительных мотивов человеческого существа.


Я не хочу войны и мести, я хочу мира и единства и прошу всех сложить оружие!


— И что же нам делать сейчас? — вздохнула Мор. — Поспать и поесть, — просто сказала Амрен. И это был Азриэль, кто добавил своим хриплым после яростной битвы голосом: — А после мы отомстим.


Лишаемый — не мсти, ненавидимый — люби, гонимый — терпи, хулимый — молчи, умертви грех.


Разве месть слаще счастья?


Это проклятье демонов! Демоны съели ребёнка. Его руки, ноги, нос, кожу — всё! Они сожрали всё! И теперь ребёнок вернулся, дабы вернуть проклятье Дайго и его земли…


Я большой поклонник мести. Это чувство — одно из тех, в которых мы не хотим признаться даже самим себе, но тайно оно всех нас гложет.


Я на него пущу огонь и глад, Пока все вкруг него не опустеет. Тогда все демоны во внешней тьме Посмотрят в изумленье и поймут, Что месть — святое право человека.


Лично я всегда стояла за третий закон Ньютона. Действие должно быть равно противодействию. А сколько раз этот закон до Ньютона открывали! Например, как аукнется, так и откликнется. Или — кто с мечом к нам придет, от него и погибнет. Или — это уже студенческий фольклор: ‘дал по морде — получи по уху’. И все эти законы должны работать в самом жестком варианте — и для всех — от королей до распоследних бомжей. Только в этом случае можно обеспечить в стране покой и порядок.


Они забрали у неё единственное, чем она так дорожила — её единственная маленькая мечта, её собственный мир, они разрушили это и подвергли насилию всё хорошее, что осталось у неё оттуда. Она никогда не сможет простить их, она еще отомстит.


— Долго вы еще будете мстить? — Я не мщу, Язон, я веду войну против короля Франции. Хоть он и осудил меня на смерть, но я воюю не из-за этого. Я против короля, который обессиливает Францию налогами, чтобы вести войны для личной славы. Эти войны обескровливают народ. И наконец, я против галер, пыток и абсолютной власти. — Но вы же совсем одиноки в этом. — Нет, я просто первый.


— Это ведь никогда не закончится. Даже если ты не мстишь, мстят тебе. Замкнутый круг, верно? — Нет, Катюш, неверно. Никакого круга. Будем жить по прямой … секунду за секундой. Слышишь? — Лошадь в манеже тоже думает, что она идет по прямой.


В лесах, и в степях, и в горах Слепые губили незрячих. Но кто-то отринул свой страх, Прозрел и решил жить иначе. Он первым ружье опустил Промолвив: «Мир вашему дому». От первым другого простил, Но ясно ли это другому?


Хочешь порадоваться мгновение — отомсти, хочешь радоваться всю жизнь — прости.


… Сцепив руки на столе, скупо обронил, что есть, мол, такое благородное понятие «месть». — Благородное?! — спросила она. — Да. Благородное, что бы там кто ни говорил. Ибо подразумевает немалую силу чувств, невозвратимые потери и неослабное страдание оскорблённого. Ты понимаешь о чём я толкую? — Пытаюсь… — Вот… Кстати, прекрасно звучит на всех языках и у всех народов, а мне особенно на русском нравится — острое отточенное слово, удар кастетом: «месть!».


Сладка не та месть, которая убивает врага, а та, которая несет жизнь истинному другу.


— Ты слышала фразу: «Перед тем, как мстить — вырой две могилы»? — Да, это Конфуций. — Мужик знал, о чем говорил.


В телефильме «Семнадцать мгновений весны» режиссёр Лиознова предложила мне роль Клауса. Играть такую гадость-провокатора — поначалу возникло желание сразу, с ходу отказаться. А потом думаю: а что это за явление — провокатор, откуда такие люди берутся? Нас же мамы не рождают ни героями, ни преступниками. Стал разгадывать, раскручивать… Клаус очень словоохотлив, болтлив, и Штирлиц спрашивает его: «Вы никогда писать не пробовали?» У Семёнова написано: «Нет». Я подумал: стоп, вот в чём дело. Клаус, наверное, хотел стать писателем, но не хватило таланта. И он решил мстить человечеству за свою несостоятельность. А так очень часто бывает. Разве нет среди вашего окружения людей, которые вымещают на нас с вами свою несостоятельность? А сколько ущемлённых самолюбий в театре: «Ах, он играет эту роль, а мне не дали». Почему же не сделать блистательно то, что тебе дают? Только блистательно! И тогда будет гордость, и личная, и за профессию. Но, как правило, тот, кто больше всего требует, кто ущемлён, когда ему говорят: «пожалуйста», ничего и не может.


— Ваше задание в Шанхае, сержант Рекер. Расскажите о нём. Номер части?! Какое у вас было задание в Шанхае?! — Кимбл Грэйвз. Сержант… А-а-а-а-а!!! … Оставь его в покое, ублюдок! — А ты заставь меня, сержант. — Рекер. Рекер, не отключайся… Я оторву тебе руки. Найду эту сучку Ханну, и отхерачу её так, что мало не покажется. И её сраного мужа тоже. — Её мужа? Какого ещё мужа? Ты что, бредишь? — Вы думаете, я такой тупой? Тот мужик в бинтах. Я всё знаю. — Значит, он всё ещё жив? Ваш корабль называется «Валькирия», так? — Что? О чём вы, мать вашу? — Вы понятия не имеете, кого привезли из Шанхая? — Рекер! Держись, Рекер!


С сожалением подумал о том, что горячая ярость куда предпочтительнее. Но он не умел вспыхивать огненным гневом, его злость и ненависть всегда оставались холодными, промораживающими насквозь, делающими мир кристально четким, а дорогу к мести — безусловно ясной. Иногда эта ясность резала душу ледяными осколками.


… непринятая любовь становится болью, а боль — это месть.


Настоящий способ мстить врагу — это не походить на него.


Женщина получает больше удовольствия от измены, чем мужчина: для него это не бог весть какое событие, для неё же измена всегда означает месть, или страсть, или грех.


Кто мстит иногда жалеет о совершенном; тот, кто прощает, никогда не жалеет об этом.


Мстить бывшим подругам — дело неблагодарное. И не ваша это забота. Подруга-предатель — как подпорченное яблоко: оставьте его в покое, и оно само сгниет.


Конфуций предупреждал, что, встав на путь мести, нужно вырыть две могилы. Он был прав… Вторая могила должна была стать моей, меня спасла лишь бесконечная любовь моего отца. Теперь я вижу, что возмездие несёт лишь тьму. Я увидела свет, лишь тогда, когда послушала совета отца — попробовать простить. Это нелегко. Но отец сказал, что сто́ящие вещи не бывают простыми, с одним исключением…


— Убедительно прошу держать свой отряд под контролем. Ты меня слышала? — Агрх… — И ничего в ответ? Хм, полагаю, за это я должен поблагодарить ту девчонку [Руби]. — Будь я на твоём месте, то выследил бы её и… ну… она же лишила тебя глаза, так ведь? Ха-ха-ха!!!


Есть четыре основных потребностей человека; еда, сон, секс и месть.


— А как бы ты поступил, Воз, на моем месте? Ты бы отступил? — … — Они забрали его у меня! Они его убили! — И я не позволю им сделать то же с тобой.


Люди умеют мстить за причиненное им добро.


Испей же крови своих врагов.


Месть — во власти Бога, а не моей.


Зачем делать то, что невозможно исправить, ради мести за ненастоящую любовь?


Не всегда месть приносит облегчение. Мстить людям только за то, что они англичане или шотландцы, не велит Господь. Судить о человеке надо не по той стране, в которой он живет, а по тому, какая у него душа…


Месть опасная отрава, ты даже моргнуть не успеешь, как превратишься в нечто гадкое.


Берегись человека, не ответившего на твой удар: он никогда не простит тебе и не позволит простить себя.


— Я все равно победила — Атос мертв! [Миледи видит Атоса] Я должна была догадаться… — Поразительно, чего можно добиться при помощи актерской игры и пузыря со свиной кровью. — Успела насладиться сладкой местью? — Недолго. А потом случилось нечто странное — мир без тебя стал пустым…


Месть — это не просто зуб за зуб. Месть должна быть очень конкретной.


— Что было, то прошло. Поверь мне, обиды забудутся. — Знаешь, что никогда не забудется? Месть!


— Халдрид, я могу его убить? — поинтересовался принц у Карающего, кивнув на Суслика. — Жизнь за жизнь и все такое? — Это талион. Кровная месть. Я не могу разрешить, — покачал головой северянин. — Тем более что и так ты изначально был мертв. Прости, парень, тебе придется тешить себя тем, что ты едва не довел его до инфаркта. Эльф вздохнул не без раздражения: — Между прочим, это было довольно больно. И убийство он все-таки замышлял. — Нет! — рявкнул Карающий. Эльдан смиренно кивнул, и тут же переключил внимание на другого. — А его? — махнул он рукой в сторону ректора. — Нет! — возмутился уже Муарр. На лице принца отразилась обида на старших магов. Кажется, он был возмущен. — Ну хоть понадкусывать? Присутствующие онемели. Халдрид сумел открыть рот первым: — А это еще зачем? — Как приличная нежить я должен если и не сожрать, так точно понадкусывать, — с самой серьезной миной пояснил общественности Эльдан.


Кто жаждет мести, копает сразу две могилы.


Путаешь мужество с тявканьем из-за угла. А месть — с глупым, бездарным и бесцельным мелким шкодничеством. Учись играть по взрослым правилам, щенок.


— У меня есть деньги, отложил пару сотен. Если бы в суде все обернулось плохо, я бы отдал их Демельзе, а сейчас я хочу потратить их на финальную попытку обустроить собственную судьбу. Разве что назло Джорджу. — Лучшая месть — преуспеть самому, утвердиться в своем праве, несмотря на его вмешательство.


— Мне надоело его поведение. Я не намерена больше его терпеть. — Давай уничтожим всё, что ему дорого! Ознакомим его с теорией адских мук на практике! — Я напишу ему жёсткое письмо. — Да ты просто Безумный Макс во плоти.


Люди благодарны в той степени, в какой они склонны к мести.


— Месть — опасный мотив. — И очень сильный!


Встав на путь мести за близких, ты сталкиваешь личное правосудие с общественным и божественным, становишься судьей, присяжными и богом. Этот выбор приносит ошеломляющую ответственность: одни прогибаются под таким весом, другие злоупотребляют. Реальный жиган находит баланс между страстью в сердце и разумным поступком. Его решения — равный баланс силы и верных понятий.


Месть — это двухголовая крыса. Когда ты убиваешь врага, ты сам себя убиваешь.


Месть сладка, но не слишком питательна.


Ни одна месть никогда никого не вернула назад. Помни, что мир драгоценнее войны, примирение дороже вражды, а прощение даёт возможность жить дальше. Месть – это путь в пропасть, в которой нет дна, Лучехвост.


Нет врагов более жестоких и готовых к мести, чем прежние союзники – как и прежние любовники.


Говорят, что совершенная месть будет терзать сердце и совесть. Если это правда, то теперь я точно знаю, что иду верным путем.


Отложи желание мстить, и ты приблизишься на один шаг к раю.


Злоба, ненависть и жажда мести причиняют больше вреда твоему здоровью, чем твоему врагу.


Он мстил за нас обоих, оберегая мою семью от позора, оставляя моему отцу его спокойное сердце. В тот миг я любила Реми гораздо больше, чем Бога. Впрочем, это часть высшей любви и есть.


Месть, Васенька разрушает. Да, она сладкая, когда мечтаешь о ней годами, а когда воплотишь, что останется? Пустота?


Они используют все силы, чтобы нас остановить. Так или иначе, всё скоро переменится. Я выслеживал своих же людей и отправлял их на тот свет, применяя необходимую силу. Теперь они хотят мести. Пусть приходят — они повторят незавидную судьбу Аякса, как Элиас. Правда, его младший — Логан — он не такой, как прочие. Боссу он нужен живым: говорит, ради «Призрака» можно положить сотню бойцов. Хех, теперь даже мне есть чем заняться.


Месть — одна из человеческих глупостей.


— Ну что же ты молчишь, полковник? Растерял всё своё остроумие? — Я слышал, что лучшая месть — это выжить назло врагу.


Мстить, боярин, надо на холодную голову. Тогда месть сладка… и безопасна. Относительно, конечно.


Счастье, детка – это другие тетеньки, волчья хватка, стальная нить. Сиди тихо, кушай антибиотики и, пожалуйста, хватит ныть. Чёрт тебя несет к дуракам напыщенным, этот был циничен, тот — вечно пьян, Только ты пропорота каждым прищуром, словно мученик Себастьян. Поправляйся, детка, иди с любыми мсти, божьи шуточки матеря; Из твоей отчаянной нелюбимости можно строить концлагеря.


Оцените статью
Афоризмов Нет