Дубровский — цитаты и афоризмы из романа (75 штук)

Роман Александра Сергеевича Пушкина, якобы создан на основе реальных событий, и многие считают, что произведение полноценно не завершено. Текст застрагивает многие проблемы того времени: моральное разложение дворянства, отношения отцов и детей, конфликты между представителями одного социального слоя и разных социальных слоев. Дубровский — цитаты и афоризмы из романа собраны в данной подборке.

Где стол был яств, там гроб стоит.

Где стол был яств, там гроб стоит.


Роскошь утешает одну бедность, и то с непривычки на одно мгновение.

Роскошь утешает одну бедность, и то с непривычки на одно мгновение.


От роду 23 года, роста середнего, лицом чист, бороду бреет, глаза имеет карие, волосы русые, нос прямой. Приметы особые: таковых не оказалось».

От роду 23 года, роста середнего, лицом чист, бороду бреет, глаза имеет карие, волосы русые, нос прямой. Приметы особые: таковых не оказалось».


У нас что свисти, что нет: а денег все нет как нет.

У нас что свисти, что нет: а денег все нет как нет.


Было бы корыто, а свиньи-то будут.

Было бы корыто, а свиньи-то будут.


Удались от зла и сотвори благо, да ведь на чужой рот пуговицы не нашьешь.

Удались от зла и сотвори благо, да ведь на чужой рот пуговицы не нашьешь.


Уверенный в ее привязанности, никогда не мог он добиться ее доверенности.

Уверенный в ее привязанности, никогда не мог он добиться ее доверенности.


Бедному дворянину, каков он, лучше жениться на бедной дворяночке да быть главою в доме, чем сделаться приказчиком избалованной бабенки».

Бедному дворянину, каков он, лучше жениться на бедной дворяночке да быть главою в доме, чем сделаться приказчиком избалованной бабенки».


Брак пугал ее как плаха, как могила.

Брак пугал ее как плаха, как могила.


В том-то и сила, чтобы безо всякого права отнять.

В том-то и сила, чтобы безо всякого права отнять.


Он лишился матери с малолетства и, почти не зная отца своего, был привезен в Петербург на восьмом году своего возраста; со всем тем он романически был к нему привязан и тем более любил семейственную жизнь, чем менее успел насладиться ее тихими радостями.


Человек, не повинующийся законам рассудка и привыкший следовать внушениям страстей, часто заблуждается и подвергает себя позднему раскаянию.


Сей Дубровский, отставной поручик гвардии, был ему ближайшим соседом и владел семидесятью душами.


Надобно вам знать, что я готовился не в учителя, а в кондиторы, но мне сказали, что в вашей земле звание учительское не в пример выгоднее…


Она не путалась шелками, подобно любовнице Конрада, которая в любовной рассеянности вышила розу зеленым шелком.


С крестьянами и дворовыми обходился он строго и своенравно; несмотря на то, они были ему преданы: они тщеславились богатством и славою своего господина и в свою очередь позволяли себе многое в отношении к их соседам, надеясь на его сильное покровительство.


Бедному дворянину, каков он, лучше жениться на бедной дворяночке да быть главою в доме, чем сделаться приказчиком избалованной бабенки.


Да ведь на чужой рот пуговицы не нашьешь.


Никогда злодейство не будет совершено во имя ваше. Вы должны быть чисты даже и в моих преступлениях.


Удались от зла и сотвори благо.


Если решитесь прибегнуть ко мне, – сказал он, – то принесите кольцо сюда, опустите его в дупло этого дуба, я буду знать, что делать.


Один Дубровский молчал и хмурился. Он был горячий охотник. Его состояние позволяло ему держать только двух гончих и одну свору борзых; он не мог удержаться от некоторой зависти при виде сего великолепного заведения.


Он тихо обнял стройный ее стан и тихо привлек ее к своему сердцу.


Кавалеров, как и везде, где не квартирует какой-нибудь уланской бригады, было менее, нежели дам, все мужчины, годные на то, были завербованы.


Будучи ровесниками, рожденные в одном сословии, воспитанные одинаково, они сходствовали отчасти и в характерах, и в наклонностях.


Дубровский держал в руке открытую книгу, но глаза его были закрыты.


Кирила Петрович выписал из Москвы для своего маленького Саши француза-учителя, который и прибыл в Покровское во время происшествий, нами теперь описываемых.


Один Дубровский молчал и хмурился. Он был горячий охотник. Его состояние позволяло ему держать только двух гончих и одну свору борзых; он не мог удержаться от некоторой зависти при виде сего великолепного заведения.


Мы помещаем его вполне, полагая, что всякому приятно будет увидать один из способов, коими на Руси можем мы лишиться имения, на владение коим имеем неоспоримое право.


Роскошь утешает одну бедность, и то с непривычки на одно мгновение.


Некогда были они товарищами по службе.


Дубровский нападает не на всякого, а на известных богачей, но и тут делится с ними, а не грабит дочиста, а в убийствах никто его не обвиняет.


Нет! нет! пускай же и ему не достанется печальный дом, из которого он выгоняет меня». Владимир стиснул зубы, страшные мысли рождались в уме его.


Удовлетворенное мщение и властолюбие заглушали до некоторой степени чувства более благородные, но последние, наконец, восторжествовали.


Можем мы лишиться имения, на владение которым имеем неоспоримое право.


Дубровский благодарил его и остался беден и независим.


Итак, всё кончено, – сказал он сам себе; – еще утром имел я угол и кусок хлеба. Завтра должен я буду оставить дом, где я родился и где умер мой отец, виновнику его смерти и моей нищеты.


Дубровский приблизил лучину, сено вспыхнуло, пламя взвилось и осветило весь двор.


Плетью обуха не перешибешь.


Он решился помириться с старым своим соседом, уничтожить и следы ссоры, возвратив ему его достояние. Облегчив душу сим благим намерением, Кирила Петрович пустился рысью к усадьбе своего соседа и въехал прямо на двор.


Он лишился матери с малолетства и, почти не зная отца своего, был привезен в Петербург на восьмом году своего возраста; со всем тем он романически был к нему привязан и тем более любил семейственную жизнь, чем менее успел насладиться ее тихими радостями.


От природы не был он корыстолюбив, желание мести завлекло его слишком далеко, совесть его роптала.


Батюшка Владимир Андреевич, бог свидетель, ни единой капли во рту не было… да и пойдет ли вино на ум, слыхано ли дело, — подьячие задумали нами владеть, подьячие гонят наших господ с барского двора… Эк они храпят, окаянные; всех бы разом, так и концы в воду.


Троекуров, надменный в сношениях с людьми самого высшего звания, уважал Дубровского, несмотря на его смиренное состояние.


Разве похороны будут побогаче да гостей созовут побольше, а богу не все ли равно!


– Врешь братец, какие тебе документы. На то указы. В том-то и сила, чтобы безо всякого права отнять имение.


Несмотря на необыкновенную силу физических способностей, он раза два в неделю страдал от обжорства и каждый вечер бывал навеселе.


Не мог удержаться от некоторой зависти.


Дубровский, отставной поручик гвардии.


Я не трону его, воля ваша для меня священна.


Сын Дубровского воспитывался в Петербурге, дочь Кирила Петровича росла в глазах родителя.


Нетерпеливость и решительность его характера.


Я согласилась, я дала клятву, – возразила она с твердостию, – князь мой муж, прикажите освободить его и оставьте меня с ним. Я не обманывала. Я ждала вас до последней минуты… Но теперь, говорю вам, теперь поздно. Пустите нас.


Воспитанные одинаково, они сходствовали.


Избалованный всем, что только окружало его, он привык давать полную волю всем порывам пылкого своего нрава и всем затеям довольно ограниченного ума.


Роскошь утешает одну бедность, и то с непривычки на одно.


Может быть, она не была еще влюблена, но при первом случайном препятствии или незапном гонении судьбы пламя страсти должно было вспыхнуть в ее сердце.


Он говорил о картинах не на условленном языке педантического знатока, но с чувством и воображением.


Служанки сбежались, раздели ее, насилу-насилу успели ее успокоить холодной водой и всевозможными спиртами, ее уложили, и она впала в усыпление.


Все завидовали согласию, царствующему между надменным Троекуровым и бедным его соседом, и удивлялись смелости сего последнего, когда он за столом у Кирила Петровича прямо высказывал свое мнение, не заботясь о том, противуречило ли оно мнениям хозяина.


Надобно вам знать, что я готовился не в учителя, а в кондиторы, но мне сказали, что в вашей земле звание учительское не в пример выгоднее…


Он боялся уже не застать отца в живых, он воображал грустный образ жизни, ожидающий его в деревне, глушь, безлюдие, бедность и хлопоты по делам, в коих он не знал никакого толку.


С крестьянами и дворовыми обходился он строго и своенравно; несмотря на то, они были ему преданы: они тщеславились богатством и славою своего господина и в свою очередь позволяли себе многое в отношении к их соседам, надеясь на его сильное покровительство.


Я понял, что дом, где обитаете вы, священ, что ни единое существо, связанное с вами узами крови, не подлежит моему проклятию. Я отказался от мщения, как от безумства.


Чему смеетеся, бесенята, – сказал им сердито кузнец. – Бога вы не боитесь: божия тварь погибает, а вы сдуру радуетесь.


Он решился помириться с старым своим соседом, уничтожить и следы ссоры, возвратив ему его достояние.


Несмотря на необыкновенную силу физических способностей, он раза два в неделю страдал от обжорства и каждый вечер бывал навеселе.


Ну, дети, прощайте, иду куда бог поведет; будьте счастливы с новым вашим господином.


В ту минуту вы прошли мимо меня, как небесное видение, и сердце мое смирилось.


Не бойтесь, государь милостив, я буду просить его. Он нас не обидит. Мы все его дети. А как ему за вас будет заступиться, если вы станете бунтовать и разбойничать.


Знайте, что он рожден был для иного назначения, что душа его умела вас любить.


Может быть, она не была еще влюблена, но при первом случайном препятствии или внезапном гонении судьбы пламя страсти должно было вспыхнуть в ее сердце.


Владимир Дубровский воспитывался в Кадетском корпусе и выпущен был корнетом в гвардию; отец не щадил ничего для приличного его содержания, и молодой человек получал из дому более, нежели должен был ожидать. Будучи расточителен и честолюбив, он позволял себе роскошные прихоти, играл в карты и входил в долги, не заботясь о будущем и предвидя себе рано или поздно богатую невесту, мечту бедной молодости.


Будучи расточителен и честолюбив, он позволял себе роскошные прихоти, играл в карты и входил в долги, не заботясь о будущем и предвидя себе рано или поздно богатую невесту, мечту бедной молодости.


«Государь мой премилостивый, Я до тех пор не намерен ехать в Покровское, пока не вышлете Вы мне псаря Парамошку с повинною; а будет моя воля наказать его или помиловать, а я терпеть шутки от Ваших холопьев не намерен, да и от Вас их не стерплю – потому что я не шут, а старинный дворянин. – За сим остаюсь покорным ко услугам Андрей Дубровский».


Оцените статью
Афоризмов Нет