Старость — цитаты и афоризмы (500 цитат)

Старость — процесс, которого многих хотелось бы избежать, но который неумолимо развивается, так как является побочным продуктом влияния времени. В сущности, все мы ежесекундно стареем, но относится к этому можно по-разному, да и старость у каждого будет индивидуальна. А мудрые мысли помогут пересмотреть свои взгляды на эту тему. Старость — цитаты и афоризмы представлены в данной подборке.

Любовь — это когда хочешь с кем-то состариться.

Любовь — это когда хочешь с кем-то состариться.


Старость не защищает от любви, но любовь защищает от старости.

Старость не защищает от любви, но любовь защищает от старости.


Ночь; дожив до седин, ужинаешь один, Сам себе быдло, сам себе господин.

Ночь; дожив до седин, ужинаешь один,
Сам себе быдло, сам себе господин.


— Мы думали, что Вы — Старый Год... — Спасибо, что не старый пень.

— Мы думали, что Вы — Старый Год…
— Спасибо, что не старый пень.


Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым.

Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым.


Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если они забывают, что значит быть молодым.

Молодым не понять, как думают и чувствуют старики. Но старики виноваты, если они забывают, что значит быть молодым.


Если мы перестанем делать глупости — значит мы состарились.

Если мы перестанем делать глупости — значит мы состарились.


Ты никогда не был старше, чем сейчас. Но в то же время, ты никогда не будешь моложе, чем сегодня.

Ты никогда не был старше, чем сейчас. Но в то же время, ты никогда не будешь моложе, чем сегодня.


Пенсия — это отдых, навязанный тебе тогда, когда все, что ты можешь, — это работать.

Пенсия — это отдых, навязанный тебе тогда, когда все, что ты можешь, — это работать.


Неужели я уже такая старая? Ведь я ещё помню порядочных людей.
Неужели я уже такая старая? Ведь я ещё помню порядочных людей.


Доброта и ум — свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомысленной.


Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.


Старость — это, когда ты нагибаешься завязать шнурки и думаешь, что бы еще сделать попутно?!


— А вы, Доктор, откуда у молодого человека такие старые глаза?
— Я много читаю.


— Когда я выйду на пенсию, то абсолютно ничего не буду делать. Первые месяцы просто буду сидеть в кресле-качалке.
— А потом?
— А потом начну раскачиваться.


Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я все живу. Бирман — и та умерла, а уж от нее я этого никак не ожидала. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить!


В архиве Раневской осталась такая запись:
«Пристают, просят писать, писать о себе. Отказываю. Писать о себе плохо — не хочется. Хорошо — неприлично. Значит, надо молчать. К тому же я опять стала делать ошибки, а это постыдно. Это как клоп на манишке. Я знаю самое главное, я знаю, что надо отдавать, а не хватать. Так доживаю с этой отдачей. Воспоминания — это богатство старости».


Большинство стариков к своей старости превращаются в каких-то неразумных детей. Раньше мне казалось, что старики, находящиеся в глубокой старости, обладают великой мудростью. Я спрашивала их: «Вот ты завтра умрёшь, в чём прикол? Может быть, ты сделал какой-то обширный вывод и тебе есть чем поделиться?». Нет. Им особо нечем поделиться, они многие глупеют.


Когда люди стареют, другие относятся к ним с презрением, и потому старикам очень трудно. Если же ты не владеешь никаким искусством, друзья не будут признавать тебя, и тебе самому будет нечем утешить свое сердце.


Все зубы выпали мои, и понял я впервые,
Что были прежде у меня светильники живые.
То были слитки серебра, и перлы, и кораллы,
То были звезды на заре и капли дождевые.
Все зубы выпали мои. Откуда же злосчастье?
Быть может, мне нанес Кейван удары роковые?
О нет, не виноват Кейван. А кто? Тебе отвечу:
То сделал Бог, и таковы законы вековые.
Так мир устроен, чей удел – вращенье и круженье,
Подвижно время, как родник, как струи водяные.
Что ныне снадобьем слывет, то завтра станет ядом,
И что ж? Лекарством этот яд опять сочтут больные.
Ты видишь: время старит все, что нам казалось новым,
Но время также молодит деяния былые.
Да, превратились цветники в безлюдные пустыни,
Но и пустыни расцвели, как цветники густые.


И у старушки есть девичья фамилия.


Ничто не может сравниться с молодостью. Люди средних лет в залоге у жизни. Старые — в жизненной кладовой. Но молодость — царица жизни. Ее ждет царство. Всякий родится царем, и большинство людей умирает в изгнании — как большинство царей.


Когда женщина уже слишком стара, чтобы нравиться мужчинам, она обращается к Богу.


Что юный видеть в зеркале привык,
То видит даже в кирпиче старик.


По утверждению мудрецов, учиться надо смолоду, на старости же лет наслаждаться знаниями.


Старость не высмеивай — ведь ты идёшь к ней.


Приобретай в юности то, что с годами возместит тебе ущерб, причиненный старостью. И, поняв, что пищей старости является мудрость, действуй в юности так, чтобы старость не осталась без пищи.


Вот моё главное желание: старые должны жить в покое, друзья должны быть правдивыми, младшие должны проявлять заботу о старших.


— В старости есть что-то положительное?
— Ничего положительного в старости нет. Кроме легкого утешения, что ты можешь плюнуть в любую сторону и отправиться, куда хочешь. Но это слабое утешение. Гораздо больше теряешь с возрастом.


Я сейчас очень часто думаю о старости. Интересно, когда я буду очень старенькой, смогу ли я быть такой, как мне бы хотелось? Я вижу многих стариков, вижу, как им тяжело с самими собой. Как они сами от себя страдают, как сами создают себе сложности, проблемы. Вижу их тоску, одиночество… Какой я буду в старости? Не знаю. Но я хочу быть хорошей. Мне дети говорят: что ты, мама, ты будешь хорошей. Я говорю: не знаю, не знаю, дети мои. Смотря какая болезнь меня подкосит, вдруг какая-то нервная. Я же вас покусаю всех. И я им сказала: только вы меня одну не бросайте. Есть буду мало, буду тихо сидеть в уголке, но чтобы я была в семье…


Одухотворенный и щедрый муж хоть и не долго проживет, но к долгожителям причисляется, а тот, кто житейской суетою и убогостью существует, кто не способен ни себе, ни другим пользы принести, тот кратковечен и несчастен будет, даже если и до глубокой старости доживет.


Недавно ко мне пришла идея нового шоу. Оно называется «игры стариков». На сцену выходят три старика с заряженными пистолетами, они вспоминают свою жизнь: кем они были, чего добились, насколько приблизились к исполнению своих желаний. Победителем становится тот, кто не пустит пулю себе в лоб. Он получит холодильник.


— Ты постареешь одновременно со мной?
— Вместе с тобой…


Моё зеркальце! Оно такое же, как тогда, когда я в последний раз в него смотрелась. Только вот отражение стало иным.


Детство мы тратим впустую, желая стать взрослыми, а когда вырастем, тратим всю жизнь на то, чтоб не состариться.


Маразм все лечит.


Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые всё знают.


Старость — это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идёт на анализы.


Мы так боимся старости, что стараемся от нее убежать. Мы не понимаем, какая честь состариться с человеком, который не вызывает у тебя желание его убить и не оставляет в душе раны унижения.


Ему стукнуло тридцать: межеумочный возраст, когда ты слишком стар, чтобы быть молодым, и слишком молод, чтобы быть старым.


Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет.


Состариться – не значит повзрослеть, эти вещи никак не связаны.


Старость, это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность.


Я слишком стара, чтобы умирать!


Мне иногда кажется, что я старею каждый час. И что самое страшное, так оно и есть.


Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинашь жить!


С годами одни люди исчерпывают себя, а другие себя обретают.


Никаких больше игр. Никаких бомб. Никаких прогулок. Никакого веселья. Никакого плаванья. 67. Это на 17 лет больше, чем 50. На 17 больше, того, в чем я нуждался или чего хотел. Скучно. Я всегда злобный. Никакого веселья ни для кого. 67. Ты становишься жадным. Веди себя на свой возраст. Расслабься — Будет не больно.


Я не рассчитываю дожить до старости. Меня это совершенно не заботит. У меня нет ни малейшего желания дожить до семидесяти. Это было бы так скучно. Я умру раньше, чем это случится. Меня здесь не будет. Я буду где-нибудь в другом месте начинать новую жизнь, выращивая собственные гранатовые деревья.


Стареть начинают всегда с мозга, с сужения мира до четырех стен дома и офиса, с сужения времени до даты рождения, когда восьмидесятые годы двадцатого века – уже дата «до рождества Христова», с сужения интересов.Старость начинается с угасания воображения и нежелания думать.
Нежелания искать.


Так наступает старость — не физической немощью — неинтересом ко всему окружающему и особенно — «сложному». Cтареть начинают всегда с мозга, с сужения мира до четырех стен дома и офиса, с сужения времени до даты рождения, когда восьмидесятые годы XX века — уже дата «до рождества Христова», с сужения интересов. Старость начинается с угасания воображения и нежелания думать. Нежелания искать.


Для истории и стариков все в прошлом.


Верх неудобства – это когда в душе еще романтизм, а в ноге уже ревматизм.


Некий человек, заметив на ногах Демонакта явные признаки старости, спросил: «Что это такое, Демонакт?» А он с улыбкой ответил: «Следы от зубов Харона».


Достаток в старости – продление молодости.


Некоторые умирают в семнадцать лет и откладывают похороны до тех пор, пока им не стукнет семьдесят семь. Я вижу много мертвой молодежи и много живых стариков.


Мир суетных желаний позади,
В костях уже похрустывает старость,
И мне в затылок пристально глядит
Набухшая под веками усталость.
Полвека я ошибками грешил,
Теперь поджал — и мысли, и желанья,
Знаком и мне горячий свет вершин,
Постиг и я всю боль непониманья.
Без нежности и я болел в ночи,
Терял и я, не зная обретений.
И первая любовь во мне кричит,
Кричат и всех последующих тени.


Старость начинается в тот день, когда умирает отвага.


Я в юности старцам служил, в послугах сгибаясь спиной,
Но старость пришла и ко мне, невесело юным со мной.Слова что ни день — трудней, а странно: не проще ли речь
Цедить меж редких зубов, а не через ряд сплошной!
Меня к молодым влечет сильнее день ото дня,
Но почему-то они обходят меня стороной!
Должно быть, правы они, если раскинуть умом:
У них ведь иные пути, и жребий у них иной.
Сравнить ли цвет камфары с румянцем их мускусных щек?
Мой пламень под снегом скрыт, под мертвенной белизной.
Среди цветущих дерев стоит скоробленный куст,
То — я среди молодых, и сгорбленный и больной.
О сердце, тебе бы теперь молитву творить в тиши, —
Увы, все шумят вокруг, навек простись с тишиной!
Полета привалов в пути! Пора усмирить свой пыл:
Спешить уже нету сил, поспешность была бы смешной.
Полсотни лет я грешил, и что я смогу свершить,
Коль век меня наградит еще половиной одной!
Создатель, дай веру мне, я в ней заглушу мой стыд
За бедность моих трудов, за боль свершенного мной.
Не сетуй же, Навои, что море благих щедрот
Волнуется и шумит: надежду несет волной!


Хоть бодры телом и душой бывают старики,
Сравняться с молодыми им — потуги нелегки! Пристала ль белой бороде горячность юных лет?
Пожухнув, вновь не зацветут вовеки лепестки. И странно, если невпопад, как юный, скор старик,
А молодой — в повадках стар, рассудку вопреки. В ходьбе подмогою — клюка, а пика — ни к чему:
Помехой будет, если взять ее взамен клюки. Но и с клюкой не будет прям согнувшийся в дугу,
И если б юный это знал, согнулся бы с тоски! Когда глаза запали вглубь, считай, что сильный муж
Смущенье слабости укрыл в запавшие зрачки! Вот стар я стал, и осужден я сплетнями ханжей:
Про тайные мои грехи твердят клеветники. А те, кто в юности чисты, пусть вознесут хвалу
За то, что Бог укрыл от них бесчестья тайники. Никто не волен — стар ли, юн — в добре или грехе,
И те, кто ропщет на судьбу, от блага далеки. Кто в молодости был строптив, веленьям не внимал,
Укоры совести его под старость велики. Господня благость — океан: надежду буря шлет,
Отчаяньем, о Навои, себя не допеки!


Если в юности ты не прислуживал старым,
Сам состаришься — юных не мучай задаром. Старость близится — будь уважителен к старцам,
Но от юных не требуй служить себе с жаром. Распалившийся хмелем, подвыпивший старец —
Как старуха, что красится красным отваром. Будто розы и листья пришиты к коряге,
Вид у пестрой одежды на старце поджаром. Если мускус твой стал камфарой, не смешно ли
Камфару или мускус искать по базарам? Постарев, обретешь и почет, и почтенье,
Притворясь молодым, обречешь себя карам. Если в юности ты не роптал и смирялся,
Как состаришься — время ли спеси и сварам? Благодатна судьба у того молодого,
Кто чело не спалил вожделением ярым. Если похоть жжет старца чесоточным зудом,
В нем как будто пороки смердят перегаром. С юным кравчим, со старцем-наставником знайся,
Если тянешься дружбой и к юным и к старым. Навои прожил век свой в погибельной смуте,
Хоть почтен был и славой и доблестным даром.


Мы спорили о том, кто первый состарится. Решили сделать фото на склоне лет.


Танцы, группы чтения, бридж-клубы. Только там старая клюшка может встретить кого-нибудь такого же старого, который умрет раньше ее. Сейчас все ищут любовь. Так вот, любовь они не найдут. И секса тоже. Мужики там такие старые! Все равно, что играть в бильярд с гнутым кием.


Ты стар, только когда это выгодно.


Я вот думал, почему люди, старея, всё активнее читают Библию. И тут меня осенило: они ведь готовятся к выпускному экзамену.


Чистые сердцем никогда не стареют!


85 лет при диабете — не сахар.


Как человек узнает, что он стар? Он стар, если три дня приходит в себя после такой пьянки. Стар, если даже покончить с собой толком не может. Стар, если портит компанию кислой рожей, затесавшись среди молодняка. Их жизнерадостность действует на нервы, их иллюзии утомляют. Человек стар, если сказал вчера девчонке, родившейся в 1976 году: «Семьдесят шестой? Помню, в том году была засуха».


Человек стареет не тогда, когда он доживает до старости, а когда перестает быть ребенком.


Жизнь следовало бы начинать стариком, обладая всеми преимуществами старости – положением, опытом, богатством, – и кончать ее юношей, который может всем этим так блистательно насладиться. А сейчас мир устроен так, что в юности, когда счету нет удовольствиям, которые получаешь на один-единственный доллар, у вас этого доллара нет. В старости же у вас есть доллар, но уже нет ничего такого, что хотелось бы на него купить.


Ну что ж, у старости есть свои плюсы — перестаёшь удивляться.


Старики всегда считают, что молодые люди еще ничего не знают о любви, а молодые уверены, что старики уже все забыли. Ты знаешь, и те и другие не правы.


У меня есть этот глупый страх, что в один прекрасный день я стану старой, так и не побыв толком молодой.


Старики тоже люди.


— От вас арахисом пахнет. Я люблю арахис.
— А от вас — благородной старостью и мылом… Мне нравится.


Под старость жизнь такая гадость…


Моя бабушка прожила жизнь, наполненную до краев. Когда ей было 89, она стала самым старым человеком в Британии, сдавшим практический экзамен повышенной сложности по латиноамериканским танцам. Ей было 90, когда она стала самым старым игроком в гольф, загнавшим мячик в лунку с одного удара. Бабушка не переставала учиться. В 95 она прочитала «Краткую историю времени» Стивена Хокинга, став одной из немногих, кто осилил эту книгу от начала и до конца. Незадолго до смерти (она умерла в 99 лет), бабушка отправилась в кругосветный круиз. Она смеялась от души, когда ее случайно оставили на Ямайке в одном купальнике. Ее позиция была четкой: жизнь дается один раз, и этим шансом надо воспользоваться по максимуму.»


Безделье — счастье детей и несчастье стариков.


Молодежь может не знать, что такое старость. Но я ненавижу взрослых людей, которые забыли, что значит быть молодым.


Искусство управления состоит в том, чтобы не позволять людям состариться в своей должности.


И старость, и опыт ведут заодно
К последнему часу, когда суждено
Понять после долгих забот и мученья,
Что в жизни брели мы путем заблужденья.


В доме князя был один старый слуга, надзиратель над женской прислугой, которому уже перевалило за седьмой десяток. Он был подслеповат и носил очки. Многих передних зубов у него не хватало, так что он уже забыл вкус осьминога, и пикули приходилось для него нарезать мелкими кусочками. Этого старика и послали в Киото выбирать наложницу, потому что молодая красотка была для него, по пословице, что кошке каменный Будда! На этот счет за него можно было не тревожиться, в то время как молодому человеку такое имущество доверить нельзя, будь он хоть самим Сакья Муни.


— А знаете, как понять, что ты действительно постарел?
— Как?
— Все стараются не произносить слово «смерть» при тебе.


– На что только не толкает людей страх перед старостью.
– Я что-то не понял, мослы будем накачивать или так и проходим всю смерть гремя костями?! Работай!


— Старик не спешит.
— У стариков нет времени спешить.


— Никогда не думала о поиске работы, будучи старой.
— Пятьдесят лет это ещё не старый.


— Как ты впечатляешь своих друзей?
— Встаю с кресла без посторонней помощи.


Мы начинаем осознавать быстротечность жизни, только когда приближаемся к старости и когда мало уже что можно изменить.


Вряд ли это добавит положительных штрихов к его портрету, уже и без того подпорченному нелепой лысиной и морщинами.


До старости мы имеем право на странности.


Старость — это фаза жизни, когда ощущаешь эффект свободного падения — но не в пространстве, а во времени.


У старости — особая печать,Она порок от благости умеет различать.


Родители подарили вам жизнь — подарите им достойную старость.


Я смерти не боюсь — меня старость убогая пугает.


В сторонке бабушка стояла,
Рецепт, потертый кошелек…
А по щеке слеза бежала…
Жестокости немой упрек. Тихонько отошла и плачет,
Ведь на лекарства денег нет.
Другие люди, спрятав сдачу
Спешили, суета — сует… У каждого свои проблемы…
У каждого судьба своя…
А у нее кружились стены,
От слез болела голова… Последние считает крохи,
До этого пришлось дожить…
На том листке, всего лишь строки,
От этих строк зависит жизнь… И женщина, приняв своею,
Ту боль, что в тех глазах прочла,
К окошку повела, жалея,
И мимо боли не прошла… Держалась за руку старушка,
Боясь надежду потерять…
К окошку шла она послушно,
Чтобы рецепт опять подать… Та женщина все оплатила,
Вложила деньги ей в ладошку…
У бабушки слеза застыла…
Не верила, так быть не может… Привыкли мы в добро не верить…
Проходим смело мимо слез…
Мы душу спрятали за дверью,
А на добро — немой вопрос… А бабушка, поверив в чудо,
Поверив — есть добро на свете,
Быть может долго помнить будет,
Молитвой на добро ответив…


— Разве не странно, — начал старик, едва девушка открыла дверь. — Я начисто забыл, что ел на завтрак, но прекрасно помню, как в день моих самых первых школьных каникул мама приготовила пирог с черникой и сметанной заливкой. Мне кажется, куски исчезали прежде, чем я успевал положить их в рот. Сейчас никто не умеет правильно готовить сметанную заливку, а я до сих пор ощущаю ее на языке. Ну разве это не странно?


Как-то в магазине Мальчик случайно толкнул одну старушку.
– Извините, – сказал он.
– Ах ты, негодник! – закричала старушка и замахнулась на него тростью.
Мальчик так удивился, что даже не смог испугаться или обидеться. Ему казалось, что все старые люди – очень добрые и всегда готовы дружить. Как Бабушка с восьмого этажа или Старичок в потертом пальто.
– Есть такие особы, – объяснила Ступенная Бабушка, – которые всегда чувствуют себя не на своем месте. Не в своем доме, или городе, или даже теле. В детстве они всегда хотят быть большими и серьезными, когда взрослеют – опять мечтают стать детьми. А в старости совершенно теряются. Потому что никогда не были собой. Видишь ли, быть старичком или старушкой – это так здорово! Можно вязать, сколько вздумается. Гулять очень медленно. Читать книжки на кресле, дремать и опять читать. И никто не говорит тебе о работе в срок, и ты не думаешь, как накопить на новую машину. Но все это осознают только люди, которые успели побывать и детьми, и молодыми, и взрослыми. Понимаешь?
Мальчик понял далеко не все. Но с этого дня он решил больше не мечтать о том, что вырастет завтра или послезавтра. Ведь, честно говоря, ему и Мальчиком жилось неплохо.


Над деревьями полыхнуло, и с неба упали первые капли. Они были мелкими, осенними, и сильно походили на мою будущую старость.


Что мы одиноки и от нас что-то кому-то раньше было нужно, все о себе понимают только в старости.


Есть люди, которых старость не догоняет.


Старость — это путь в детство.


Старость — отвратительная штука, но одно несомненное преимущество у нее все-таки имеется. Она избавляет от иллюзий. От любых иллюзий, в том числе и насчет собственной исключительности.


Молодость — это так стремительно: ты не успеешь поумнеть, как уже стареешь…


Ворчать про молодежь — первый признак старости.


Секрет старости заключается в том, чтобы войти в достойный сговор с одиночеством.


Хорошие ноги рано или поздно станут спотыкаться; гордая спина согнется; черная борода поседеет; кудрявая голова облысеет; прекрасное лицо покроется морщинами; глубокий взор потускнеет; но доброе сердце, Кет, подобно солнцу и луне; и даже скорее солнцу, чем луне; ибо оно сияет ярким светом, никогда не изменяется и всегда следует верным путем.


Те, кто любят по-настоящему, никогда не стареют; они могут умереть в преклонном возрасте, но они уходят молодыми.


Чем старше человек, тем больше в его жизни того, чего уже не исправить.


Лет им было под семьдесят, а то и больше. И все-таки они получали удовольствие от жизни, хоть одной ногой и стояли в могиле.


Глупо внушать новые мысли человеку, когда ему скоро стукнет сто лет.


— Порезался, когда брился?
— Да.
— Бритва старая?
— Лицо старое.


Пусть дела твои будут такими, какими ты хотел бы их вспомнить на склоне лет.


Я в детстве тоже хотела иметь волшебную палочку, чтобы сразу стать старенькой, как моя бабушка, получать пенсию и ничего не делать. Хорошо, что у меня не было волшебной палочки.


Кто-то к шестидесяти только вылезает из пелёнок, а кто-то и в 20 уже старик.


Она находилась на той стадии жизненного пути, когда дела земные всё ещё волнуют сердце, но для их решения уже используется какая-то иная (возможно, небесная) логика. Иными словами, она пребывала в глубоком маразме.


В отличие от хороших вин хорошие книги не стареют. Ждут да ждут нас на полочках. Стареем — мы.


Семнадцать плюс двенадцать — всего-навсего двадцать девять, а это, чёрт возьми, ещё не старость. Клеопатре было сорок восемь, когда Антоний ради неё отрекся от власти над миром.


Старость — это путь в детство.


Старость живёт в соседнем подъезде,
Корчится в муках, не строит гримас.
Если о ней сформулировать тезис –
Ей не до нас. Как ни задабривай ты её лаской,
Сколько конфет ей в карман не клади,Она сурово и беспристрастно
Подстерегает тебя впереди. Смотрит глазами большими и влажными,Планы коварные строит, крехтя… Этот сценарий обескураживает.
Очень надеюсь: он не про меня.


Ты слишком молода, чтоб стать моей подругой,
И всё же удержать волнение не смог,
Увидев, как идёшь походкою упругой
И ставишь на асфальт высокий каблучок.

Не шлю тебе стихов и откровенных писем
С рассказами про пыль ухабистых дорог.
Не привлекает блеск сияющих залысин,
Когда огромный мир лежит у стройных ног. Ты слишком молода для зрелого мужчины,
Чтоб правильно понять огонь забытых чувств
И гладить на лице глубокие морщины,
Но так непросто скрыть, — как этого хочу. Нечаянный порыв нельзя назвать любовью,
И всё же поутру я улыбаюсь снам.
В них, неизменно, ты сидишь у изголовья,
Изящно проводя рукой по волосам. Несбыточны мечты, а чаянья напрасны,
И пропасть в много лет мне не преодолеть.
Хотя ты молода, божественно прекрасна,
Я в сторону твою стараюсь не смотреть… Тебя встречает жизнь, похожая на праздник,
А у меня душа закована в футляр…
Ты слишком молода, но это не диагноз,Диагноз — для тебя я безнадежно стар…


Не бойся старости — она проходит!


Старики — дважды дети.


Чтобы там не говорили, но только возможность старости – наивысшая награда молодому герою.


Была она ко всему ещё и красива. Красота, которую не искажает старость, по-видимому, и есть подлинная красота. И дело даже не в правильности или благородстве черт, а в том, чего на фотографии из альбома не увидишь, — в выражении глаз и в улыбке, которые на всю жизнь остались молодыми.


Он состарился, не ощутив вкуса жизни — точно кусок мяса, так и сгнивший на полке кладовой.


Мур улыбнулся своему отражению во внутреннем зеркале — улыбкой без тени тепла, но не холодной: бессмысленной улыбкой сенильного тлена, которой впору только вставные зубы, улыбкой состарившегося человека, необратимо поглупевшего в одиночном заточении исключительной любви к самому себе.


Старикам позволено быть бестактными. Иначе откуда бы взяться веселью в старости?


Как и в большинстве табачных лавок, хозяйкой была старуха, про которую нельзя было точно сказать: жива она еще или уже умерла.


Старость помогает забыть человеку то, о чем ему лучше не вспоминать.


Ему было сорок лет: самый опасный возраст. Стариков не жаль, потому что они уже стары; мертвых не жаль, потому что они уже умерли: жаль тех, которые приближаются к старости, которые приближаются к смерти.


Богатство позволяет не слишком беспокоиться о старости. Жажда умереть молодым позволяет беспокоиться о ней еще меньше.


– А еще говорят, люди к старости мудрости набираются…
– Некоторые минуют эту стадию и сразу впадают в маразм.


Ничто так не помогает мужчине чувствовать себя стариком, как юная дева.


День закончился. Хань Фей-цы устал; глаза резало от длительного чтения. Раз десять уже он настраивал цвета экрана, пытаясь найти что-нибудь поспокойнее. Ничего не помогало. В последний раз столь интенсивно он работал во время учебы, но ведь тогда он был молод. И тогда он всегда достигал каких-то результатов. Я лучше усваивал знания, быстрее. Достижения были для меня наградой. Теперь же я старый и медлительный, занимаюсь совершенно новыми для себя областями, и вполне возможно, что все эти проблемы вообще не имеют решения. Потому-то никакая награда и не побуждает меня работать. Остается одна лишь усталость, затекшая шея и опухшие, покрасневшие глаза.


В старости все мы становимся верующими.


С возрастом человек, как это ни странно, начинает обращаться с молодыми, как с детьми, забывая, каков был сам в такие годы.


Путешествия обогащают опыт молодых, но случается также, что они вносят смуту в душу пятидесятилетних старцев.


Старое, изрытое морщинами лицо обратилось в фантастическую поверхность награвированных перекрёстных штрихов…


Октябрьское Поле. По лестнице несется старушка, прыгая через две ступени и размахивая палкой вокруг, пробивая себе дорогу в людском потоке. Сзади прыгает тележка – кажется, еще чуть-чуть, и колеса полетят в разные стороны. Над платформой раздается крик «ПО-ДО-ЖДИ-И-ТЕ-Е!!!..» Онемев и наплевав на интервал (такое чудо – и не досмотреть?), дожидаюсь «божьего одуванчика», закрываю двери. И перед тем, как поставить ручку в «ход», слышу голос из салона: – Ох, старость – не радость, ножки болят, место бы кто-нибудь уступил!


Эка важность — больше ста!
Лишь бы кровь была густа!
Говорят, любви покорны
Все буквально возраста! Так что, нянька, хошь не хошь,
А и я на дело гож!
Коли все любви покорны,
Дак и я покорный тож!..


У одинокого старика должна быть какая-то причуда. Помните парня из подземки, который с попугаем ходил? Ну вот, а я буду псих со змеей. Куплю змею и буду называть ее доченькой. А дети будут меня бояться. Спасайся кто может, псих со змеей идёт!


Я не рассчитываю дожить до старости. Меня это совершенно не заботит. У меня нет ни малейшего желания дожить до семидесяти. Это было бы так скучно. Я умру раньше, чем это случится. Меня здесь не будет. Я буду где-нибудь в другом месте начинать новую жизнь, выращивая собственные гранатовые деревья.


Когда мне будет 80 лет, и я буду сидеть в своем кресле-качалке, я буду читать Гарри Поттера. И моя семья спросит меня: «После стольких лет?», и я отвечу: «Всегда».


Суть старости в том, что приобретаешь опыт, которым нельзя воспользоваться.


Нельзя, чтобы в старости человек оставался один. Однако это неизбежно.


Осуждают только бедных старых дев. Одинокая богатая женщина всегда уважаема.


Вблизи пансионата специально обученные кукушки подбадривают пенсионеров.


— Скажи, а какие у тебя планы на 13 июня?
— Мне 89 лет, какие у меня нахрен могут быть планы?!


— Ух ты, я постарел! Хорошо, что не облысел окончательно… А что это на мне?
— Это антирадиационный костюм.
— Ах да, конечно! Последствия глобальной ядерной войны.


Приобретай в юности то, что с годами возместит тебе ущерб, причиненный старостью. И, поняв, что пищей старости является мудрость, действуй в юности так, чтобы старость не осталась без пищи.


А мой будильник — старость. Отчего старики так рано просыпаются? Неужто для того, чтобы продлить себе хотя бы этот день?


Все умирают. Кто-то носит сейчас твою пулю, и сам об этом не знает. Вся хитрость в том, чтобы умереть от старости до того, как она тебя найдёт.


То, чем мы грешим в молодости, приходится искупать в старости.


— Вы заболели?
— Нет. Просто постарел.


Старость приходит внезапно, как снег. Утром вы встаёте и видите, что всё бело.


То, что молодежь находила и должна была находить вовне, человек послеполуденного периода должен найти внутри себя.


Слишком рано состарился и слишком поздно поумнел.


Его теперь мало волновало, что о нем думают. Есть у старости небольшие преимущества, и это — одно из них.


У нас говорят, что рядом со старым человеком всегда должен быть ребенок, хотя бы для того, чтобы дать стакан воды.


Морщины – это вовсе не путь к извилинам.


Главное зло для человека заключается в том, что злоупотребление алкоголем рано приводит к так называемому «старческому» слабоумию. При этом процесс, в обычных условиях протекающий медленно и начинающийся в глубокой старости, у пьющих начинается довольно рано и быстро прогрессирует. Находясь среди таких же, как и он, пьющих, такой человек часто долго не обращает на себя внимания упадком своих умственных способностей. Однако свежему и непьющему человеку бросается в глаза не только вид пьющего, но и его повадки, плоскость его шуток, стандартность выражений, отсутствие заинтересованности в больших проблемах. Во всяком случае, когда в руководстве каким-то большим делом находится пьющий человек, окружающие и подчиненные довольно рано отмечают появление ограниченности его кругозора.


Излишества в еде, особенно в сочетании с приемом алкоголя, быстро изнашивают организм, приводят к преждевременной старости и дряхлости.


Вот чего не знают молодые, подумала Оливия, ложась рядом с этим мужчиной, ощутив его руку у себя на плече, на руке у локтя, ах, вот чего не знают молодые. Они не знают, что потерявшие упругость, морщинистые, состарившиеся тела испытывают такую же тягу, как их, молодые и упругие; что любовь нельзя беспечно выбрасывать, словно пирожное с блюда, где лежат еще другие пирожные, и это блюдо будет снова предложено вам. Нет, если вам предложили любовь, вы выбираете ее или — не выбираете. И если ее блюдо было наполнено добротой и великодушием Генри, а ей это казалось обременительным и она постепенно расшвыривала все это по крошке, то делала так только потому, что не понимала того, что надо было понять: она бессознательно и безрассудно проматывает день за днем.


Я стар и уродлив. Может, поэтому так хорошо вставлять в молодых девчонок. Я Кинг-Конг, а они изящные и хрупкие. Я что — пытаюсь в трахе обойти смерть на повороте? И с молоденькими девчонками надеюсь, будто не состарюсь ни телом, ни душой? Мне просто не хочется стареть по-плохому, просто бросить все и сдохнуть ещё до прихода самой смерти…


Старость, — думал он, — это не одряхление, а избавление. Жизнь безо всяких усилий должна вновь обратиться к природе, из которой она вышла. Если человек медленно угасает, становится возможным его единение с миром. Несколько раз он повторил: «Радостное согласие».


Знаешь, наверное, наши родные, поначалу считают, что нас стоило бы вернуть на место. Всегда перемены выбивают из колеи, потом они привыкают к тому, что нас нет. Мы вроде есть, но нас в то же время и нет. А потом, их всех начинает устраивать, что мы там, где мы есть. Мы больше не их забота. Нас вырывают из нашей зоны комфорта, заменяя все на искусственное. Ненастоящая забота, за которую люди получают деньги, не наши комнаты, не наши жизни. Вчера смотрела из окна, вон на те лавочки. – Нэнси указала на парк под окном. И там вчера сидели балерина, плотник, врач, бывший наркоман, мотоциклист и портниха. Все с определением «бывшие». И все они просто сидели. Не танцевали, не шили, не ездили на мотоциклах, не стучали молотком. Мы не успеваем жить. С каждым годом жизнь набирает обороты, а мы становимся все медлительнее.


Старик, который любил птиц. Скамейка, подсохший хлеб и пёстрые голуби, воркующие о весне и доверчиво подходящие так близко, что можно рассмотреть в круглых глазах отражение парка и кусочек неба. Это всё, чем он владел, но большего он и не желал. Но как трогательно, как глубоко он любил эту резную скамейку, этих смешных неуклюжих птиц. Так может любить человек на излете жизни, человек, смирившийся с одиночеством, человек, у которого не осталось ничего, чем можно дорожить, что страшно однажды потерять. Когда-то давно он любил море, и сейчас шорох крыльев напоминал ему мягкий шёпот прибоя. Раскидав хлеб, он закрывал глаза и ему казалось, что он слышит крики чаек, и воздух пахнет солью, а он так молод, так счастлив, и вся жизнь ещё впереди, и лучшее обязательно случится. И тогда он обнимал слабыми, дрожащими руками свой крохотный мирок, далёкий от суеты города, рождённый на углу парка из тихой нежности и блеклых воспоминаний, и не хотел умирать. Когда ему стало плохо, когда приехала скорая и какие-то люди с ласковыми улыбками на равнодушных лицах увозили его, он плакал. Нет, не от боли, она привычна, она по сути своей пустяк. Но он плакал и пытался дотянуться до кармана, где еще лежали остатки хлеба, остатки его собственной жизни.


Главное в старости – не остаться у обшарпанных стен.


Человек стареет не тогда, когда он доживает до старости, а когда перестает быть ребенком.


Старики и старушки со своими собачками — такие нелепые. Как человек вообще может позволить себе состариться и спокойно расхаживать по этому злобному театру военных действий с какой-то блохастой собачкой на поводке? Ладно, они для меня — лишь обои. Но в этой жизни пора уже сделать капитальный ремонт.


Старость — отсутствие желаний.


Не стареть невозможно, однако не надо становиться стариком.


Старость и смерть — это неподвижность.
Что стрекозы эти, что муравьи только к неподвижности и стремятся. Нет у них смелости с миром экспериментировать. Эксперименты, господа, это не в Индию на корове поехать и не под кокаином в «Playstation» играть — это себя и мир так менять, чтоб слепило. Это свежесть и каждый раз все большие вызовы. Желание неугасаемое и смелость каждый раз за большее браться. Как только такое пропадает — тогда и старость, хоть в сорок, хоть в двенадцать — столько стариками рождаются.


Старость приходит внезапно, как снег. Утром вы встаёте и видите, что всё бело.


Старики потому так любят давать хорошие советы, что они уже не могут подавать дурные примеры.


Ничто так не старит человека, как жалобы на нынешнюю молодежь.


Когда тебе семнадцать, сорок пять — это глубокая старость.


Миром правят молодые — когда состарятся.


Некоторые умирают в семнадцать лет и откладывают похороны до тех пор, пока им не стукнет семьдесят семь. Я вижу много мертвой молодежи и много живых стариков.


Не старость сама по себе уважается, а прожитая жизнь. Если она была.


Старику не хватает сил, юноше — знаний.


Возраст не защищает вас от любви, но любовь защищает вас от возраста.


Путешествуй, знакомься, ищи приключения, ведь однажды ты поймешь, что слишком стар для веселья, но будет уже поздно, ничего не поделаешь.


Не старость является самым верным признаком зрелости, а умение не растеряться, проснувшись на оживленной улице в центре города в нижнем белье.


Ладно, старички, поделитесь с нами мудростью, опытом и прочей чепухой.


Все зависит от сорта твоего вина. Если оно дешевое, от возраста скиснет. Если благородное, станет только лучше. Отсюда вывод: чем человек делается старше, тем качественнее он обязан становиться.


Вы понимаете, о чем я? Живет себе такой человек вроде старого Спенсера, из него уже песок сыплется, а он все еще приходит в восторг от какого-то одеяла.


В старости тоже есть смысл. Она даёт нам перед смертью передышку, чтобы мы успели сообразить, почему жили так, а не иначе.


В молодости мы учимся, а в старости понимаем.


— Что с вами? Может, таблетку?
— От старости таблеток нет.


Старые люди как музеи: их посещают не ради фасада, а ради сокровищ, которые хранятся внутри.


Старость не приносит мудрости, она лишь позволяет видеть дальше: как вперёд, так и назад. И очень грустно бывает оглядываться на искушения, которым вовремя не поддался.


Старение должно быть выгодной торговой операцией, натуральным обменом физической и умственной крепости на духовную, внешней красоты — на внутреннюю.


Люди чертовски боятся того, что в один прекрасный день они могут проснуться и обнаружить, что они постарели.


Ибо только молодые видят жизнь впереди, и только совсем старые видят жизнь позади; остальные, те, что между ними, так заняты жизнью, что не видят ничего.


Почему в людях к старости непременно просыпается страсть ковыряться в земле? Привыкнуть, что ли, пробуют?


Нет лучшего утешения в старости, чем сознание того, что удалось всю силу молодости воплотить в творения, которые не стареют.


Не потому он старший, что его голова седа. Он в преклонном возрасте, но называют его «состарившимся напрасно».


Могут быть умные юноши и глупые старики. Ибо научает мыслить не время, но раннее воспитание и природа.


— Посмотри на себя, где твоя семья? Ты уже сколько времени один находишься. Один! Тебе в старости некому будет стакан воды поднести, ты понимаешь, Батр?
— Гар, я в старости буду в замечательной физической форме и я буду в состоянии сам себе принести этот стакан воды. А тебе уже сейчас нужно принести стакан воды! Ты купил себе машину, устроил дом, женился на Кристине, родил дочь! Тебе не кажется, что ты слишком заморочился ради одного стакана воды?


Может быть, старческое слабоумие дается как милость тем, кто не в силах посмотреть в лицо своему прошлому.


— Я вовсе не намерен стариться. Душа рождается старой, но становится всё моложе. В этом комедия жизни.
— А тело рождается молодым, но становится старым. В этом трагедия жизни.


В старости человек подобен актеру, который сидит среди зрителей и с грустью смотрит, как его любимые роли исполняет кто-то другой.


Все цепляются за прошлое. Это никогда не изменится… Старики цепляются за это изо всех сил.


Мужчина, даже старея, не утрачивает шанс жениться или завести любовницу, если сможет ее обеспечить. Наличие у мужчины денег и обладание властью действует на них, как омолаживающий эликсир. Стареющей женщине, по крайней мере пока, ничто не поможет. Она стареет, и все тут.


Вы не знаете, до чего это ужасно. Вы молоды и спите только ночью, спите крепко; потом вас начинает клонить ко сну днем; а в старости вам хочется спать даже и утром. И просыпаешься усталый, усталый от жизни. И никогда не бывает так, чтобы дрема и сны оставили вас в покое.


Смерть приходит не со старостью, а с опустошением, тогда, когда умирает радость, рождается печаль, когда умирает счастье и рождается тоска – тогда ты становишься палачом собственной жизни.


К старости люди становятся безрассуднее — и мудрее.


К старости недостатки ума становятся все заметнее, как и недостатки внешности.


Шестидесяти лет Пулхерия старушка,
Которая в свой век была кокетка и вострушка,
Мечтала, что еще пленять она могла
И что Амуры вкруг прелестницы резвились:
Но в зеркале себя увидев невзначай,
Сказала прослезясь: «Веселие, прощай!
Как зеркала переменились!»


Юность резвая, златая,
Прелесть жизни и любви!
Ах, зачем ты, исчезая,
Оставляешь огнь в крови?


Старость крепка благодаря основам, заложенным в молодости.


Ничего так не следует остерегаться в старости, как лени и безделья.


Как мало на свете стариков, владеющих искусством быть стариками!


Советы старых людей — как зимнее солнце: светят, да не греют.


Старикам кажется, что в дни их молодости лестницы были не так круты.


Что такое знак вопроса? Это состарившийся восклицательный.


Венец старости — всеобщее уважение и влияние.


Не надо тащить за собой в старость ошибки юности, у старости свои пороки.


Мы с Ривером любили говорить о том, как состаримся, нам обоим будет за пятьдесят, сколько мы всего к тому времени вместе сделаем. Было что-то восхитительное в этой мысли — вместе встретить старость.


Вы не перестанете смеяться, поскольку вы стареете. Но вы стареете, потому что вы перестаете смеяться.


Старость меня не страшит, я боюсь одиночества.


Дом – место, где рождаются воспоминания. Где кончиками пальцев помнишь любую шероховатость, а вместе с этими ощущениями появляются картины прошлого. Только в старости можно понять, где твой дом. И как же горько иногда осознавать, что, забывая все, в памяти остаются только стол и стул, потому что за ними ты провел больше всего времени.


В любви молодые платят за то, что делают, а старики — за то, чего не делают.


Лучшая история про то, чем платишь за любовь: вещь вроде банальная, но каждый раз, как тебя это ударит, убеждаешься заново. Есть две травмы: любовь и возраст. Как замечательно сказал один мой друг, старость — это не для слабаков. И смерть не для слабаков, добавлю я. Но надо же как-то заканчивать всю эту историю, если родились, куда-то выводить ее, на какой-то результат… Это иллюзия, что можно загородиться детьми или сделанным. Вот «я родила» или «я написал»… Надо жить, и жить как-то так, чтобы в целом это не выглядело противно. И с любовью так же – это всегда боль и всегда зависимость. Но я бы так сказала, что это боль… которая делает тебя человеком. И смерть – это вещь, которая делает тебя человеком. Будь бессмертие — Господи, чего бы все наворотили!


Существует только один способ не превратить старость в пародию на прожитую жизнь, а именно — продолжать преследовать цели, которые придают смысл существованию: преданность людям, группам или делу, общественной, политической, интеллектуальной или творческой работе.


У каждого есть свой остров Святой Елены, и этот остров — старость.


Жизнь сама по себе прекрасна. Рождение и смерть — всё происходит закономерно. И всегда есть брюзжащие старики, склонные идеализировать «своё время». Я не хочу походить на них и воспринимаю мир таким, каков он есть.


Для людей старше сорока — тебя просто вот душит твоя жизнь, наваливаясь на тебя. Я хорошо помню как Маргарита Зиновьевна Арсеньева, замечательный переводчик, она нам объясняла смысл фильма «Зеркало», вот почему он так построен, так странно. Она тогда говорила, что когда вы проживёте сорок лет, вы поймёте, что воспоминания вас душат, они набрасываются на вас и погребают под собой.


Всегда носите своё детство с собой, и вы никогда не состаритесь.


Эх, старость! Не исчислю, сколько зла в тебе: довольно и того, что видишь многое, чего и вовсе видеть не хотелось бы.


Не смейся над стариком: сам им станешь.


Одиночество юности, у которой впереди вся жизнь, вовсе не похоже на одиночество старости, у которой впереди только могила.


Не стареть невозможно, однако не надо становиться стариком.


Любовные признания — это прекрасно.
Романтика — это тоже прекрасно.
Но мне нужен человек, который подаст мне стакан воды, когда я состарюсь и будет говорить мне, что любит меня, даже когда я не смогу вспомнить, куда положила ключи. Вот чего я хочу. Мне нужен человек, с которым можно вместе стареть.


Брак меняется всё время, никогда не перестанет изменяться. Когда ты молод ты говоришь: «Я люблю тебя, потому что ты мне нужен». Когда ты постарел, то говоришь уже: «Ты мне нужен, потому что я люблю тебя».


Говорят, что, когда человек становится старым, как я, в его теле все замедляется. Нет, я этому не верю. Это не так. У меня есть своя теория. Не в человеке все замедляется, а жизнь для него замедляется. Ты меня понимаешь? Все становится как бы затянутым, а когда все движется медленнее, заметить можно гораздо больше. Вам все видно! Все необыкновенное, что происходит вокруг вас, о чем вы даже и не подозревали прежде. Какое чудесное переживание, просто чудесное.


Разница между молодостью и старостью заключается, среди прочего, в том, что молодые придумывают для себя будущее, а старики — прошлое.


В старости нужно помнить три вещи:
1) Беречь мочевой пузырь;
2) Не расходовать зря эрекцию;
3) Стараться меньше пердеть.


— Хочешь сказать, мир не катится в пропасть? Я сегодня видел детей. Все в черном, тонна грима, на лице эта дрянь. Кругом один секс. Боже…
— Знаешь, я уверен, что каждый старик когда-то заявлял нечто подобное. Но старики умирают, а Земля еще вертится.


Старики привыкли думать, что они всегда умнее, чем поколение, которое идёт им на смену.


Я полагаю, ни один человек не верит, что стареет. Он понимает это, но не верит.


С возрастом мы теряем ярость.


Ах! Это было так давно! Я был тогда молод и глуп. Теперь я стар и глуп.


Представляю нашу старость. Как ухаживаем друг за другом, измеряем давление трясущимися руками, капаем друг другу глазные капли. А что, в этом есть своя прелесть.


Он был стар телом, болен сердцем – и до конца молод душой…


Натаныч, старый ты, как говно мамонта, для дел любовных.


Всё в нашей жизни приходит неожиданно. Сессия… Лето… Старость, пенсия, болезни…


Ничто безальтернативное не может быть хорошо. У старости одна альтернатива — повеситься в молодости.


Я чувствую себя молодым и полным энергии, но понимаю, что уже пора готовить чемодан… Каждый день я готов к встрече с Богом, но верю, что в момент смерти каждый будет судить себя сам, задав себе единственный вопрос: сделал ли я все, что должен был?


Мы стареем, когда прекращаем искать.


Он был стар телом, болен сердцем – и до конца молод душой…


Никто не настолько стар, чтобы не быть в состоянии протянуть еще годик; никто не настолько молод, чтобы, пожалуй, не умереть сегодня же.


Кто не обучился в юности, того старость бывает скучна.


Мечтают все до старости прожить,
Но что за счастье — слишком долгий век?
С годами жизнь становится горька,
Бесплодная, как высохший побег.
Что может веселить на склоне лет?
Уходит время радостей и нег.
Умру — и злобно усмехнется враг,Друзья вздохнут: «Был добрый человек!»


Горе не ведающему и слабому творению, разум которого опьянен гордостью молодости и не видит старости!


Целомудрие в старости — не целомудрие, но немощь бессилия: мертвец не венчается.


Свойство старости делать острее шипы и бледнее цветы жизни.


Лучшая жена из всех на свете жен
Та, которой муж и в старости пленен.


Как бы ни было старо здание, оно помнит, что в нем происходило.


Когда вам говорят: «Как молодо вы выглядите!» — вам говорят, что вы уже стары.


Даже если морщины могут избороздить чело, не допустите, чтобы они покрыли сердце. Дух не должен стареть.


— Вы как-то изменились с возрастом? Вы могли бы сказать, что раньше были «лучше, чище»?
— Нет, не мог бы. Я не изменился. Я лучше понимаю, чего я хочу, и лучше знаю, как этого добиться. Но то, чего я хочу, так же недостижимо. Это – совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит — умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в девяносто восемь лет. Старость – это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. Человек должен быть мудрым, но не старым.


Стареть — это целая наука. Стареть надо по-доброму, милосердно, красиво, а начать надо с того, чтобы все видели, что ты наслаждаешься жизнью и доволен собой.


Я осознала, что хочу жить с тобой, потому что мысль о старости рядом с тобой делает меня счастливой.


— Раньше мы, бывало, ездили быстрее.
— Но так-то раньше.
— А разве с тех пор что-нибудь изменилось?
— Двадцать лет прошло…
— И что?
— Наши лошади состарились.


Молодежь украшает свой дом зеркалами. Старики — картинами.


То, что сходит человеку в молодости, отталкивает от него под старость.


Старость — неизлечимая болезнь.


С точки зрения молодости жизнь есть бесконечное будущее, с точки зрения старости — очень короткое прошлое.


— Не-ее-т! Эта игрушка проклята, ПРОКЛЯТА, говорю вам!
— Дедушка, вы так сказали обо всех подарках.
— Мне просто не хватает внимания…


Когда девятьсот лет тебе будет, не сможешь хорошо выглядеть, а?


Старость — это когда устаешь не только от работы, но и от отдыха.


Когда тебе уже за шестьдесят, видишь, что мчишься по какому-то туннелю без обратного билета и начинаешь различать вдали гору, которая и будет твоей последней остановкой. Но пока я не доехал, мне хочется продолжать делать то, что я делаю.


Если любишь и теряешь — не нужно плакать, со слезами уходят чувства, которые стремительно убывают из души… Если что-то тревожит — выпусти эмоции наружу, не держи их внутри! Если мучают сомнения — избавься от них, старость — состояние, когда человек перестает желать, перестает любить, прекращает движение вперед!


Кто не обучился в юности, того старость бывает скучна.


Не было ошибок молодости – не будет и мудрой старости.


Старики должны быть мудрыми, иначе какой прок в старости?


— После сорока пяти многие ваши сверстники стремительно превращаются в руины. Почему вы не испытываете ничего подобного — искусство способствует?
— Не понимаю, почему вообще кто-либо превращается в руины. Если человек занят своим делом, он может жить вечно.


С возрастом любовь становится проникновеннее.


Мне предстоит последний путь –
Туда, где сходятся дороги.
И мысль о том сжимает грудь,
Но греет старческие ноги. В него не верит детвора,
Его порой юнцы боятся,
А я – устал. И мне пора
Уж в путь-дорогу собираться.


В молодом человеке горит огонь, в старом человеке светит свет. Надо уметь, пока горит огонь, гореть, но когда прошло время горения – суметь быть светом. Надо в какой-то момент жизни быть силой, а в какой-то момент быть тишиной.


Старость, как известно, осуществляет мечты юности; пример — Свифт: в молодости он построил дом для умалишенных, а на старости лет и сам поселился в нем.


Время летит быстрее, чем ближе мы подходим к старости.


Старость есть самая неожиданная из всех вещей, которые случаются с человеком.


Одиночество — самый верный признак старости.


Миром правят молодые — когда состарятся.


Люблю, когда я подстрахован со всех сторон. Что называется — без темных пятен на МРТ.


Вы знаете, я бы хотел, открыв глаза в возрасте Владимира Владимировича Познера (85), обнаружить, что я не в гробу. Вот это самое большое мое желание. А если все-таки я в гробу — хотелось бы, чтобы я сам, без посторонней помощи из него вышел. Ну, просто очередная примерка. Вот этого я бы очень хотел. А самое главное — я бы хотел себя видеть… да, еще я в принципе хотел бы видеть в этом возрасте! И хоть что-то соображать. Это важно.


Лишь вначале жизнь мужчины — игра и фуагра. Дальше обычно — подагра и виагра.


Я не понимаю тех неумных мужчин и женщин, которые стыдятся того, что стареют. Старость — это победа, знак удачи, потому что альтернатива ей — кладбище. Только старость преподносит тебе такой дар, как полная свобода.


Старость — у человека в голове. Я пережил крушение вертолёта и операцию на спине. Мне вшили кардиостимулятор. Я перенёс удар и едва не покончил с собой. Но я говорю себе: я должен расти и учиться дальше. Это единственное противоядие от старости.


Безделье — счастье детей и несчастье стариков.


Печальней вида молодого пессимиста может быть только вид старого оптимиста.


Человек становится взрослым и самостоятельным, когда начинает сам принимать решения и чувствовать за них ответственность. Человек становится старым, когда он — чувствуя ответственность — уже не в состоянии принять новых решений, а принимает одни и те же.


Все хотят дожить до старости, а когда доживут, её же винят.


Верный признак старости — когда думаешь о смерти чаще, чем о сексе.


Вам старики говорят: опасайтесь. Лгут старики, их зависть берет.


Я не боюсь. Когда живешь так долго, теряешь многое, в том числе и чувство страха.


Чем ближе к закату, тем длиннее тень воспоминаний.


Старость — самое жестокое мщение, которое на нас обрушивает мстительный бог. Почему он заодно не старит и наши души?


Только дети и старики видят то, что не замечает большинство людей: состояние «взрослости» — потерянное время!… старческие морщины — это красивейшие письмена жизни, по которым дети учатся читать свои мечты.


Все хотят дожить до старости, а когда доживут, её же винят.


Не смейся над старым, сам состаришься.


Ясно как апельсин: старики никогда не были детьми.


Лысина — это полянка, вытоптанная мыслями.


Уже никто не верит, что можно спокойно состариться, живя на свои сбережения. Каждый чует запах гари и старается урвать от жизни все, что только может.


Вам трудно понять пока, но постарайтесь: одиночество – это далеко не всегда страшно. Гораздо страшнее, если вы – ради того, чтобы не испортить себе старость, которая у вас так далеко и о которой вы еще ничего не знаете, – своими руками сейчас испортите настоящее…


Хорошо бы всюду, где был счастлив, зарывать в землю что-нибудь ценное, а потом в старости, когда станешь безобразным и жалким, возвращаться, откапывать и вспоминать.


Энтузиазм — повседневный хлеб молодости, скептицизм — повседневное вино старости.


Ничто не может сравниться с молодостью. Люди средних лет в залоге у жизни. Старые — в жизненной кладовой. Но молодость — царица жизни. Ее ждет царство. Всякий родится царем, и большинство людей умирает в изгнании — как большинство царей.


— Вы как-то изменились с возрастом? Вы могли бы сказать, что раньше были «лучше, чище»?
— Нет, не мог бы. Я не изменился. Я лучше понимаю, чего я хочу, и лучше знаю, как этого добиться. Но то, чего я хочу, так же недостижимо. Это – совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит — умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в девяносто восемь лет. Старость – это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. Человек должен быть мудрым, но не старым.


Время, конечно, неплохой доктор души, но тело такому доктору не доверишь.


Тата говорила — ближе всех к небесам старики и дети. Старики потому, что им скоро уходить, а дети потому, что недавно пришли. Первые уже догадываются, а вторые еще не забыли, как они пахнут, небеса.


Вам старики говорят: опасайтесь. Лгут старики, их зависть берет.


Трагедия старости – когда ноги не слушаются головы.


К семидесяти годам, если человек не становится реалистом – он или неисправимый поэт-романтик или неизлечимый Дон Кихот.


Старость – это трагедия и, как говорит моя мама, большое свинство.


Когда вы молоды, вы много страдаете и волнуетесь — все кажется очень важным и серьезным, но со временем все становится проще.


Жизнь любого живого существа обычно заканчивается, когда его съедают. Любого — но не человека. Мы единственные, кто может себе позволить умереть в постели от старости.


Старость — это не сражение, это бойня.


В старости человек подобен актеру, который сидит среди зрителей и с грустью смотрит, как его любимые роли исполняет кто-то другой.


Не потому он старший, что его голова седа. Он в преклонном возрасте, но называют его «состарившимся напрасно».


Дважды в жизни человек должен быть одиноким: в юности — чтобы большему научиться и выработать себе для руководства образ мыслей, и в старости — чтобы взвесить все пережитое.


Пусть дела твои будут такими, какими ты хотел бы их вспомнить на склоне лет.


Пока живёшь — поучайся. Не жди, чтоб старость принесла с собой мудрость.


Человека делают старым не морщины, а отсутствие мечты и надежды.


Глупо быть жадным в преклонном возрасте: что может быть абсурдней путника, который всё увеличивает свои запасы на дорогу, всё ближе подходя к её концу.


Мне нравятся в молодом человеке какие-либо хорошие черты старости, а в старике — какие-либо хорошие качества молодости.


Старость — вот преисподняя для женщин.


Старые люди осознают окостенелость своего тела, но отнюдь не духа.


Если в молодости мудрец, будешь в старости молодец.


Молодость живёт мечтой, а старость воспоминаниями.


Ах! Это было так давно! Я был тогда молод и глуп. Теперь я стар и глуп.


Выход на пенсию — это удел молодых. Они ещё найдут себе занятие. Я для этого слишком стар, ведь мне просто нечем будет заняться.


Печальней вида молодого пессимиста может быть только вид старого оптимиста.


Как человек может настолько постареть и так мало измениться?


Я старая? Это же не морщины, а так — морщиночки!


Вместе со старостью всегда приходит осторожность — вот что я заметил.


Я не боюсь старости. Ее незачем бояться. Нужно лишь понять, как ее встречать.


– Ты и не будешь стариться. Жизнь не оставит на твоем лице никаких следов, она лишь слегка коснется его, и оно станет еще красивее. Человек становится старым лишь тогда, когда уже ничего не чувствует.
– Нет, когда уже не любит.


В природе не встречается старых животных, потому что они умирают раньше, чем состарятся. Если они заболевают или просто становятся медлительными, их пожирает кто-нибудь моложе и сильнее. Животным не положено стареть.
Наша культура исказила смысл смерти. Старые животные — это исключение из законов природы. Это — уродство.


Может, в жизни наступает такой момент, когда счастье позади, а от будущего уже ничего уже ничего не ждешь? Может, это и есть старость? Когда сегодня ты обсуждаешь только вчерашний день, когда настоящее — это не более чем проявление ностальгии, стыдливо спрятанной за беззаботным смехом?


Спасибо, Боже, за порок,
За тишину и за усталость,
За предначертанный нам срок
за тихую седую старость.
Неизлечимая болезнь,
Конец и жизни, и надежды,
Последний шаг в немую песнь,
Наш гроб и белые одежды.
За то, что тело предает
Нас медленному погребенью,
За то, что кончится полет
Последнее сердцебиенье.
За то, что хочется прожить
Минуты счастья до погоста,
За то, что в старости любить
Весь мир — так безнадежно просто.


Благородный муж в своей жизни должен остерегаться трех вещей: в юности, когда жизненные силы обильны, остерегаться увлечения женщинами; в зрелости, когда жизненные силы могучи, остерегаться соперничества; в старости, когда жизненные силы скудны, остерегаться скупости.


Старость крепка благодаря основам, заложенным в молодости.


Мы, старики, редко выглядим хорошо. Нам приходится слишком много таскать на душе́.


Старость — это когда все говорят про твоё прошлое, а не будущее.


Кто не глупит в молодости, тот не мудрит в старости.


Ах, друг мой, молодость тебе нужна,
Когда ты падаешь в бою, слабея;
Когда спасти не может седина
И вешаются девочки на шею;
Когда на состязанье беговом
Ты должен первым добежать до цели;
Когда на шумном пире молодом
Ты ночь проводишь в танцах и веселье
Но руку в струны лиры запустить,
С которой неразлучен ты все время,
И не утратить изложенья нить
В тобой самим свободно взятой теме,
Как раз тут в пользу зрелые лета,
А изреченье, будто старец хилый
К концу впадает в детство, – клевета,
Но все мы дети до самой могилы.


— Я хочу, чтобы у меня были морщины. Я хочу, чтобы у меня были седые волосы. Я хочу, чтобы Гас сделал меня бабушкой. Я хочу стареть вместе с Мелани.
— Хочешь, чтобы меня вырвало прямо здесь? Не хочу я седых волос и морщин. Не хочу быть дедом. И я определённо не хочу стареть вместе с Мелани. Или с кем-то еще.


Эта женщина и в старости сохранила следы изумительного своего безобразия.


Мне пришло в голову: обидно не то, что ты состаришься и подурнеешь, и даже не то, что будешь жить без мужа и в нищете; самым обидным является то, что тебя никто, совсем никто не ревнует.


Молодым кажется, что старики глупы, но старики-то знают, что молодые — дурачки!


Жить прошлым — это первый признак старости.


Не жалейте о том, что стареете. Многим в этом было отказано.


— Коэн, они все глубокие старики.
— Они сливки варварского сообщества!
— Коэн, они уже сыр.


Сумерки надо мной, и скоро ночь наступит. Порядок таков. Закон силы.


Хорошо все-таки старикам — у них всегда такой вид, будто они все на свете знают. Но это лишь притворство и маска, как всякое другое притворство и всякая другая маска. Когда мы, старики, остаемся одни, мы подмигиваем друг другу и улыбаемся: дескать, как тебе нравится моя маска, мое притворство, моя уверенность? Разве жизнь — не игра? И ведь я недурно играю?


Возьмите любого старика или старушку за шестьдесят — и вот вам история поинтересней всякого романа, ни один писатель такого не выдумает!


Я сердцем сед!


Ощущение, что я… Нет, еще не старый, но события несутся со все нарастающей скоростью, скорее всего, я просто перестал чувствовать себя молодым.


Одиночество — замечательная штука, но только пока человек молод. А в старости это невыносимо.


Старость, как известно, осуществляет мечты юности; пример — Свифт: в молодости он построил дом для умалишенных, а на старости лет и сам поселился в нем.


Пенсия — это отдых, навязанный тебе тогда, когда все, что ты можешь, — это работать.


Старухи, по моим наблюдениям, часто не обладают искусством быть старыми. А к старости надо добреть с утра до вечера!


Риски предпринимательства переоценены. Самый большой риск — в 60 лет осознать, что остаток жизни придётся жить на пенсию. Которой нет.


Это прям как в жизни, ты представляешь старика, которым станешь: пока у вас есть четкая картинка этого (жизнь которую вы хотите показать) — в конечном счете вы к этому когда нибудь придете.


Старики потому так любят давать хорошие советы, что они уже не могут подавать дурные примеры.


У старости тот же аппетит, что у молодости, только зубы не те.


В сущности, старость начинается с того момента, когда человек утратил способность учиться.


Я ужасно боялась старости. Боялась, что тогда уже не смогу делать все то, что хочу. Но теперь я вижу, что мне вовсе не хочется этого делать.


— Когда я выйду на пенсию, то абсолютно ничего не буду делать. Первые месяцы просто буду сидеть в кресле-качалке.
— А потом?
— А потом начну раскачиваться.


Старики привыкли думать, что они всегда умнее, чем поколение, которое идёт им на смену.


Когда тебе уже за шестьдесят, видишь, что мчишься по какому-то туннелю без обратного билета и начинаешь различать вдали гору, которая и будет твоей последней остановкой. Но пока я не доехал, мне хочется продолжать делать то, что я делаю.


Нет лучшего утешения в старости, чем сознание того, что удалось всю силу молодости воплотить в творения, которые не стареют.


Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые всё знают.


У стариков веселье тихое,
Чтоб не спугнуть воспоминаний.


Рано стареют женские губы,
Женская шея и женская грудь.
Рано стареют, становятся грубы.Годы прожитые не зачеркнуть.


Старость — это когда все говорят про твоё прошлое, а не будущее.


Старость — это, когда ты нагибаешься завязать шнурки и думаешь, что бы еще сделать попутно?!


Деньги не избавят вас от старости, от старости избавит смерть.


Некоторые старятся. Некоторые созревают.


Превознесение прошлого за счет настоящего — первый признак старости.


Сопротивляйся прихотям твоим в молодости, ибо в старости никак не сможешь себя исправить, чтобы от них отвыкнуть.


Я вот думал, почему люди, старея, всё активнее читают Библию. И тут меня осенило: они ведь готовятся к выпускному экзамену.


Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я все живу. Бирман — и та умерла, а уж от нее я этого никак не ожидала. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить!


Молодые гоняются за тем, что желают приобрести, а старики привязываются к тому, что боятся потерять.


Старость одинокая всем бедам беда!


Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет.


Жизнь следовало бы начинать стариком, обладая всеми преимуществами старости – положением, опытом, богатством, – и кончать ее юношей, который может всем этим так блистательно насладиться. А сейчас мир устроен так, что в юности, когда счету нет удовольствиям, которые получаешь на один-единственный доллар, у вас этого доллара нет. В старости же у вас есть доллар, но уже нет ничего такого, что хотелось бы на него купить.


Молодость смотрит в далёкое будущее, пытаясь приспособить его под себя, старость же устремляет свой взгляд в прошлое, вынося из него свои уроки.


Когда мне будет 80 лет, и я буду сидеть в своем кресле-качалке, я буду читать Гарри Поттера. И моя семья спросит меня: «После стольких лет?», и я отвечу: «Всегда».


Лысина — это полянка, вытоптанная мыслями.


Я как старая пальма на вокзале — никому не нужна, а выбросить жалко.


Не пренебрегай человека в старости его, ибо и мы стареем. Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе: помни, что все мы умрем.


Юность счастлива, потому что она ничего не знает; старость несчастлива, потому что все знает.


Ничто так не ускоряет старости, как неумеренные попойки, необузданная любовь и не знающая меры похотливость.


Старость — это когда устаешь не только от работы, но и от отдыха.


Я не употребляю наркотики. Мне это уже не нужно. Я постарел, и если мне теперь нужен приход, нужно просто неожиданно встать со стула.


Меня не тревожит, что я уже дедушка, плохо лишь то, что женат я на бабушке.


Старых пьяниц встретишь чаще, чем старых врачей.


В мои годы меня заботит не столько качество жизни, сколько количество.


85 лет при диабете — не сахар.


Человек не стар до тех пор, пока сожаления не приходят на смену надеждам.


Она выглядит как Венера Милосская: очень стара, без зубов и с белыми пятнышками на желтой коже.


Я не употребляю наркотики. Мне это уже не нужно. Я постарел, и если мне теперь нужен приход, нужно просто неожиданно встать со стула.


Лучшая жена из всех на свете жен
Та, которой муж и в старости пленен.


Я чувствую себя таким старым. В молодости победы приносили удовольствие, а сейчас, с возрастом, у меня больше нет ни желания, ни сил.


— Я хочу быть, знаешь, таким забавным дедом.
— Чтобы быть забавным дедом, нужно быть забавным молодым человеком!


Нравственность крепнет, когда дряхлеет плоть.


Я нисколько не постарел, от всего старого я избавляюсь. Волосы… зубы…


Не думай о том, что стареешь, — это старит.


Пока живёшь — поучайся. Не жди, чтоб старость принесла с собой мудрость.


Когда ты молода, смерть всегда шокирует, кажется вселенской несправедливостью. Но, дожив до моих лет, понимаешь, что смерть — это просто логичный финал.


Люди, старея, возвращаются к детству.


Нянюшка Ягг обычно ложилась рано. В конце концов она ведь была уже немолода. Поэтому в иной раз отправлялась спать еще до рассвета, часиков этак в пять.


Они видят назад много дальше, чем мы с тобой когда – нибудь увидим вперед.


Если же вы стары, мой читатель, — стары и богаты или стары и бедны, — то в один прекрасный день вы подумаете: «Все, кто меня окружает, очень добры ко мне, но они не будут горевать, когда я умру. Я очень богат, и они ждут от меня наследства»; или: «Я очень беден, и они устали содержать меня».


— Вы знаете, что секс в нашем возрасте опасен?
— Ну, умрет так умрет!


В молодом человеке горит огонь, в старом человеке светит свет. Надо уметь, пока горит огонь, гореть, но когда прошло время горения – суметь быть светом. Надо в какой-то момент жизни быть силой, а в какой-то момент быть тишиной.


Если тебя не интересует секс, значит, ты уже стареешь.


Власть прельщает неистовых и гордых; богатство — уравновешенных и робких. Вот почему юность стремится к власти, а старость пресмыкается перед богатством.


Старикам не стоит думать о смерти: пусть лучше позаботятся о том, как получше разрыхлить грядки на огороде.


Седые волосы — это архив прошлого.


Вместе со старостью всегда приходит осторожность — вот что я заметил.


В архиве Раневской осталась такая запись:
«Пристают, просят писать, писать о себе. Отказываю. Писать о себе плохо — не хочется. Хорошо — неприлично. Значит, надо молчать. К тому же я опять стала делать ошибки, а это постыдно. Это как клоп на манишке. Я знаю самое главное, я знаю, что надо отдавать, а не хватать. Так доживаю с этой отдачей. Воспоминания — это богатство старости».


Единственный выход в старости — ведьма. Не бабушка, а бабка.


Сама жизнь подсказывает, что безумное, страстное стремление быть молодой вечно — нереально. Поэтому надо себя как-то более реально воспринимать.


Научиться играть нельзя: к тому времени, когда научишься, ты уже слишком стара, чтобы играть.


Колыбелей должно быть больше, чем гробов.


В старости главное — чувство достоинства, а его меня лишили.


Тело в молодости — наряд, в старости — гроб, из которого рвешься!


Одиночество возможно лишь в ранней молодости — когда впереди у тебя все мечты, и в поздней старости — когда позади у тебя все воспоминания.


Старость не забывает своего нежного опыта и любит давать добрые советы, так как уже не может показывать дурных примеров.


Искусство старения заключается в том, чтобы быть для молодых опорой, а не препятствием, учителем, а не соперником, понимающим, а не равнодушным.


Старость, это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность.


Старость — это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идёт на анализы.


Ничто так не старит человека, как жалобы на нынешнюю молодежь.


Старость — неизлечимая болезнь.


Чтобы старость не стала нелепой пародией на нашу жизнь, существует только одно средство — преследовать цели, которые придают смысл нашему существованию.


Искусство управления состоит в том, чтобы не позволять людям состариться в своей должности.


Риск — это лекарство от старости.


Лучше умереть старым, но бедным, чем богатым и молодым…


Дважды в жизни человек должен быть одиноким: в юности — чтобы большему научиться и выработать себе для руководства образ мыслей, и в старости — чтобы взвесить все пережитое.


Сорок лет — старость юности, пятьдесят — юность старости.


Ничего нет ужасней, когда мы, став стариками, начинаем перетряхивать нашу молодость.


Печально не то, что надвигается старость, а то, что уходит молодость.


Старость — вот преисподняя для женщин.


Чтобы старость не стала нелепой пародией на нашу жизнь, существует только одно средство — преследовать цели, которые придают смысл нашему существованию.


Они забывают, что наше сегодня — это их завтра. Сегодня состарились мы, а завтра они.


Глупо быть жадным в преклонном возрасте: что может быть абсурдней путника, который всё увеличивает свои запасы на дорогу, всё ближе подходя к её концу.


Искусство старения заключается в том, чтобы быть для молодых опорой, а не препятствием, учителем, а не соперником, понимающим, а не равнодушным.


Старики и дети умеют жить. Эти ребята, стоящие на разных полюсах жизни, веселятся как никто другой. Им все равно, что думают окружающие.


— После сорока пяти многие ваши сверстники стремительно превращаются в руины. Почему вы не испытываете ничего подобного — искусство способствует?
— Не понимаю, почему вообще кто-либо превращается в руины. Если человек занят своим делом, он может жить вечно.


Олень, газель, любое животное, состарившись, не теряет природной стати. Почему же так искажается добротное человеческое естество?


Теперь по утрам он удивлялся тому, что проснулся. Он устал, очень устал. Человеку, лишенному мечты, нет места в жизни, а у него их уже не было. Его мечты не сбылись — главные, во всяком случае, — о счастливом браке, любящей семье, доме, полном детей и внуков.


Мы стареем, когда прекращаем искать.


Поколение, не знавшее юности, не узнает и старости.


Зрелость — это вступление в тот возраст, когда человек начинает терять волосы, зубы и иллюзии.


Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинашь жить!


С точки зрения молодости жизнь есть бесконечное будущее, с точки зрения старости — очень короткое прошлое.


Не старость является самым верным признаком зрелости, а умение не растеряться, проснувшись на оживленной улице в центре города в нижнем белье.


Не старость сама по себе уважается, а прожитая жизнь. Если она была.


Чем ближе к закату, тем длиннее тень воспоминаний.


Самое правильное — сочетать житейский опыт старости с энергией молодости.


— Что это за труху ты поместила в Таскама и Бэнкса?
— Горец перечный. Помогает при геморрое.
— Готовишься к моей близкой старости? Как это предусмотрительно с твоей стороны, Клэр!


Кто стар, тот молодым огнем пылать не может.


Никто, кроме человека не может понять, что он стареет. Если бы не воспоминания прожитых лет, мы бы не заметили изменения.
Подумай о кошке. Она не знает… Мы видим, что она стареет.
Подумай о близости смерти кошки. Ты можешь сказать, что она была не счастлива?
Что произойдет если человек, который вертится в трех пространствах: прошлом настоящем и будущем, поймет, что он несчастлив в одном из них? Он останется несчастным.


Молодым никогда не понять стариков. В молодости всё стараешься отложить на потом, а в старости понимаешь, что это потом может не наступить.


— Как думаешь, сколько людей умрут ради любви в твоем возрасте?
— Я умру. Может тебя и устраивает положение друга и партнера, но меня нет. Даже если я буду старым и седым, я все равно хочу умирать от любви. Вот так я хочу прожить.


Молодость разрушительна, зрелость созидательна, старость равнодушна.


Людские лица должны быть покрыты паутинкой морщинок. Это ведь атлас судьбы, по которому можно проследить, сколько человек плакал или смеялся, как часто злился или был счастлив. Каждая складка – зарубка времени. Глаза, обрамленные веером морщинок, кажутся мудрее. Испещренные волнами кожи руки – благородными. Старость – это не наказание, а Божий дар. Красиво дожить до преклонных лет – величайшая мудрость, которую впору занести в Красную книгу. Современные люди не хотят видеть свое отражение старше 18 лет. Забывают, что омолодить можно все, но не душу, сердце, голос…


– Учтивая речь, добрая душа, храброе сердце… Да, звёзды привели ко мне именно того, кого обещали… Почему, спрашиваешь, печалюсь? Радость бытия – удел молодых и глупых, таких, как ты, а чему радоваться старику, видевшему жизнь?.. С пониманием приходит мудрость, а с мудростью и печаль. Тебе ещё предстоит это… Впрочем, ты в своей короткой жизни успел уже кое-что испытать. И как, малыш? То, что ты испытал, добавило тебе радости?


Быть свидетелем увядания непросто.


Когда становишься старым, как я, могут сниться странные сны.


Стыдиться — это тоже признак молодости; а, я, знаешь ли, почему стал замечать, что стареюсь? Вот почему. Я теперь стараюсь преувеличивать перед самим собою свои веселые ощущения и укрощать грустные, а в дни молодости я поступал совершенно наоборот. Бывало, носишься с своей грустью, как с кладом, и совестишься веселого порыва…


Прожитые годы давят на кости.


Жизнь — гора. Поднимаясь, ты глядишь вверх, и ты счастлив, но только успел взобраться на вершину, как уже начинается спуск, а впереди — смерть. Поднимаешься медленно, спускаешься быстро. В ваши годы все мы были веселы. Все мы были полны надежд, которые, кстати сказать, никогда не сбываются. В мои годы человек не ждет уже ничего… кроме смерти.


— Я вас любила, — с волнением сказала она.
— Нет, не любили. Я оказался вызовом вашей старости, только и всего. Одним своим видом я вам напоминаю о том, что вам в ваши годы уже недоступно.


Время уходит, и мы молчаливо с годами стареем, дни убегают, и нам их невозможно сдержать.


Стареть — это печально, но приятно взрослеть.


Если кто-то не знает, что такое «выйти на пенсию», то можно пояснить, что это значит: делать в тишине и спокойствии лишь то, что тебе хочется, но только для этого надо стать достаточно старым.


Что толку от союза отсутствующего с отжившим?


— Думаешь, я хочу быть старым дураком вроде тебя?
— Судя по твоему поведению, состариться тебе не дано.


Молодость живёт мечтой, а старость воспоминаниями.


Судьбы актера и футболиста очень похожи. Пока играешь, ты всем нужен, тебя ценят. Не играешь, постарел — не нужен никому.


Жизнь любого живого существа обычно заканчивается, когда его съедают. Любого — но не человека. Мы единственные, кто может себе позволить умереть в постели от старости.


Старость начинается с момента, когда тебе говорят, что ты молодо выглядишь.


Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся вверх, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мертвые.


Она вошла в старость с неумершей тоской по прошлому.


Человека делают старым не морщины, а отсутствие мечты и надежды.


Красота проходит. Старость не многим к лицу. Для нее, очевидно, нужно нечто большее, чем красота.


Видимо, в женщине, которой удалось до старости сохранить семью, оптимизм укореняется глубоко.


Человек становится взрослым и самостоятельным, когда начинает сам принимать решения и чувствовать за них ответственность. Человек становится старым, когда он — чувствуя ответственность — уже не в состоянии принять новых решений, а принимает одни и те же.


Что имеет смысл? Когда-нибудь у меня выпадут все зубы, как камни выпадают из горного склона. Только благородные очертания рта, когда-то завораживавшие мужчин, могут сохраниться подольше в некоторых позах. Мускулы сдают позиции, как старое банджо. Потом я умру — придется; но, пока вы читаете это, я есть.


Я стара, у меня только одно и осталось — время.


Старость делает человека консервативным.


Старики должны быть мудрыми, иначе какой прок в старости?


Молодость воистину прекрасная вещь. Однажды я тоже был молод. Но все взрослеют; с годами все взбираются по лестнице сожалений. И достигают её вершины. Обретая полное отчаяние!


Оцените статью
Афоризмов Нет
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Теперь напиши комментарий!x