Сказки — цитаты и афоризмы (300 цитат)

Сказки — это волшебные истории, которые уносят нас в мир фантазии и чудес. Они наполнены загадочными героями, волшебством и приключениями, которые заставляют нас верить в силу добра и магии. В каждой сказке скрыт глубокий смысл и урок, который помогает нам понять мир вокруг себя. Сказки учат нас мудрости, терпимости и справедливости, они позволяют нам увидеть красоту в самых неожиданных местах и поверить в чудеса. Они зажигают в нас огонь воображения и вдохновляют на поиск приключений, они помогают нам сохранить детскую наивность и веру в свои мечты. Сказки — цитаты и афоризмы в данной подборке.

Шехерезада – классический пример того, как женщина спасла свою голову, пустив ее в ход.

Шехерезада – классический пример того, как женщина спасла свою голову, пустив ее в ход.


Знаешь, как появились сказки? Никто не хочет верить в реальность.

Знаешь, как появились сказки? Никто не хочет верить в реальность.


Взрослые иногда нуждаются в сказке даже больше, чем дети.

Взрослые иногда нуждаются в сказке даже больше, чем дети.


Почему мы должны искать кавалера? Разве сказки вышли из моды? Считайте меня старомодной, но в конце сказки от рыцаря требуется оторвать задницу от дивана и сесть на коня.

Почему мы должны искать кавалера? Разве сказки вышли из моды? Считайте меня старомодной, но в конце сказки от рыцаря требуется оторвать задницу от дивана и сесть на коня.


Минус сказок в том, что они приводят к разочарованию. В реальной жизни принц остаётся не с той принцессой.

Минус сказок в том, что они приводят к разочарованию. В реальной жизни принц остаётся не с той принцессой.


Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот.

Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот.


Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.

Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.


Каждой сказке нужен старый добрый злодей.

Каждой сказке нужен старый добрый злодей.


У тебя — своя сказка, а у меня — своя.

У тебя — своя сказка, а у меня — своя.


Мы любим сказки, но не верим в них.

Мы любим сказки, но не верим в них.


— Есть какие-нибудь догадки?
— Если честно, у меня целая теория…
— Давай, жги.
— Я тут подумал о сказках…
— Какая прелесть! И часто ты о них думаешь?


— …Мы словно в легенде очутились, мистер Фродо, в одной из тех, что берёт за душу. В ней столько страхов и опасностей, порой даже не хочется узнавать конец, потому что не верится, что все кончится хорошо. Как может всё стать по-прежнему, когда все так плохо?! Но в конце всё проходит… Даже самый непроглядный мрак рассеивается! Грядёт новый день! И когда засветит Солнце, оно будет светить ещё ярче! Такие великие легенды врезаются в сердце и запоминаются на всю жизнь, даже если ты слышал их ребенком и не понимаешь, почему они врезались… Но мне кажется, мистер Фродо, я понимаю. Понял теперь… Герои этих историй сто раз могли отступить, но не отступили! Они боролись! Потому что им было, на что опереться…
— На что мы опираемся, Сэм?
— На то, что в мире есть добро, мистер Фродо! И за него стоит бороться.


Да… А ты разве не читал сказки? Герои всегда гибнут, ну, разве что у героя нет закадычного дружка… Тогда? Тогда умирал дружок. О, теперь я понял, в чём подвох!


Дети могут учиться всему уже в том возрасте, когда вы им сказки читаете. «Овечка встретил коровку. «Му-му», — сказала коровка. «Бе-бе», — ответила овечка. Вы забиваете голову ребенка этим дерьмом и хотите, чтобы он вырос разумным?


— Сказки… сказки. А что, есть сказки? Вы в школе проходили гражданскую войну?
— Само собой.
— Как? По учебникам или на собственном опыте? Чем книга сказок от них отличается?
— Книги по истории основаны на событиях…
— А книги сказок на чем? На фантазиях… откуда они? Ведь где-то берут начало.


Жизнь книги сейчас в большой опасности, ей угрожает много негативных явлений, связанных с развитием техники. Здесь нужно много думать и работать. В этом смысле мне помогает мое умение писать остросюжетные сказки. Это не детективы – сказка не может быть детективом, – но тем не менее она должна иметь заманчивый сюжет, соперничающий с компьютерной игрой, гонками и стрельбой. Ребенка нужно заворожить острой коллизией, заставить захотеть узнать, что будет за углом этого дома, и тем самым подарить ожидание необыкновенного и увлекательного. Меня бесконечно радует, когда дети говорят, что читать интересно.


Мои родители читали мне сказки каждую ночь, и я верила в то, что и я сказочная принцесса, — впрочем, как и каждая маленькая девочка.


В сказках добро, после отчаянной борьбы, повсюду побеждает зло. Что же, на то они и сказки. В реальности же чаще все заканчивается наоборот и люди с болью постепенно избавляются от привитых им в детстве при помощи сказок иллюзий.


Дети могут учиться всему уже в том возрасте, когда вы им сказки читаете. «Овечка встретил коровку. «Му-му», — сказала коровка. «Бе-бе», — ответила овечка. Вы забиваете голову ребенка этим дерьмом и хотите, чтобы он вырос разумным?


— Однажды давным-давно… жил-был рыбак. Забрасывал он свои сети в море… И в один прекрасный день….
— И?
— И что?
— Какая она?
— Какая она?
— Она была русалка?
— Нет, не русалка.
— Значит, она была селки?
— Кто такая селки?
— Девушка-тюлень. Можно услышать, как селки поют на Тюленьей Скале.
— Кто тебе рассказал об этом?
— Учитель. Она вышла из моря, сбросила свою тюленью шкуру и осталась жить на земле, пока море не призовёт её обратно.
— У неё не было тюленьей шкуры. Она никак не могла вспомнить, как тонула.
— И?
— И… это всё.
— Плохая сказка.


Говорят, сказки заканчиваются хорошо, даже если на первый взгляд так не кажется. Но мы с Хеком сначала были друзьями, потом полюбили друг друга. И все у нас было гладко. Может, у нас своя сказка.


— Когда Пожиратель мира умрёт, мы заведём себе ферму.
— [Иронично:] О, да-а! Великий рыцарь Лиан-Чу скажет Пожирателю мира: «Я не боюсь тебя, злодей!», и — паф! — Пожиратель мира мёртв, и все вокруг счастливы!..
— Довольно.
— Я не закончил! Природа оживёт, всё расцветёт, и нежные белые кролики будут летать над нами!
— Всё!
— Мы все пропадём! Пропадём, потому что какая-то малявка мечтает о рыцарях. Но жизнь не волшебная сказка! В реальности рыцари всегда погибают! Я не хочу, чтобы ты умер, Лиан-Чу!


— Какой чудесный вечер, прямо как в сказке! А вы всё время в ней живёте, да?
— Я долго верил в Деда Мороза. И если хотите, всё, что я потом делал, я делал для того, чтобы вернуть эту сказку. Где я принц на белом коне, вокруг меня чудовища, люди с пёсьими головами, а впереди меня ждёт…
— Принцесса…
— Вообще-то, королевство, но и принцесса тоже.


— Профессор, позвольте всё же спросить. Зачем вы позвали меня?
— Прошу, присядьте. И скажите мне: какая ваша любимая сказка?
— Прошу прощения?
— Сказка. История из твоего детства. Некоторые из них ты должна помнить.
— Ну… Были легенды о Двух Братьях [Боги Света и Тьмы], о Девушке в башне [Сейлем], Мелководном море…
— А что на счёт притчи о Четырёх Девах?
— О, ну конечно!.. «Чёрствого старика, сидевшего затворником в собственном доме, как-то посетили четыре страствующие сестры. Первая понимала его тягу к уединению, потому и призывала использовать её для размышления и медитаций. Вторая приносила ему цветы и плоды, что вырастила в его же саду. Третья согревала его сердце, убеждая выйти наружу и насладиться красотой окружающего мира. Четвёртая просила его ценить и беречь всё, что он имеет. И в обмен на их доброту Старик даровал им необычайные силы, чтобы они могли и дальше помогать людям по всему миру. Они приняли его дары и поклялись помогать людям Ремнанта до конца своих дней. Зима, Весна, Лето и Осень — четыре Девы.» Моя мама любила эту историю.
— Поверишь ли ты мне, если я скажу, что всё это было, когда я был в твоём возрасте?
— Вы не на столько старый, чтобы помнить те события, профессор.
— И всё же, что ты скажешь, если узнаешь, что всё это произошло на самом деле?
— Эм… извините?
— Что на счёт того, что в нашем мире и правда существуют те самые четыре Девы, владеющие огромной силой — и всё это без Праха?
— Вы имеете ввиду какое-то необычное «проявление»?
— Уж скорее, магию.
— Я…
— Да уж, когда слышишь такое впервые, звучит довольно безумно.
— Вы что, серьёзно?
— А я разве похож на шутника?
— Нет. Но… зачем вы всё это рассказываете мне?
— Мы рассказываем это вам, мисс Никос, потому что верим, что ты ты — следующая, кто обретёт силы Девы Осени.
— «Мы»? Что всё это значит? Кто же вы такие?!
— Ты знаешь, кто мы, Пирра. Мы всё те же преподаватели, что учили тебя и твоих друзей в Биконе.
— Разве что у нас есть негласная подработка. Мы — тайные защитники нашего мира. И нам нужна твоя помощь.


Сказка детская, 500 рублей.


Джин не может причинить вред тому, у кого есть хотя бы малая часть лампы.


Лампу может найти только тот, в чьем сердце нет алчности.


Есть сказки, суть которых настолько очевидна, что даже если вы ни разу не задумывались, вы сейчас тут же скажите мне, про что эта сказка. Про что «Репка»? Про взаимопомощь. Вместе мы сильнее, чем по отдельности. Прошла доля секунды, вы тут же ответили. Про что «Колобок»? Надо слушаться старших, нельзя убегать из дома и садиться незнакомым женщинам на лицо. <…> Единственный смысл, который есть в этой сказке и то его видят только женатые — что отношения между мужем и женой всегда были одинаковые! Там порядок ударов очень важен. Дед бил, не разбил, бабка била, не разбила. Там пропущенный момент есть, где дед бил, не разбил и бабка такая: «Ой, дай сюда!»


Потому что жизнь — это сказка пересказа дурака.


Самые хорошие сказки почему-то заканчиваются уведомлением о случае парной смерти в один день.


— Помнишь Золушку? Тыква превращается в карету, а мыши — в лошадей.
— Чувак, а еще педерастичней ты быть не можешь?… Не вздумай отвечать.


Одни сказки читают, а другие в них живут.


Сказки как старые друзья — их надо навещать время от времени.


Мы все хотим быть обманутыми. Мы любим сказки.


Время от времени девушка добивается своей сказки.


Ты хотела, чтобы все кончилось как в сказке? В следующий раз просто возьми кино напрокат!


Что плохого в сказках? В них всегда счастливый конец.


Для чего, по-вашему, нужны сказки? Эти сказки — это классика, мы же все их знаем, потому что благодаря им можем смириться с нашим миром… Миром, в котором часто не бывает смысла.


Всем известно, что прекрасный принц не появится никогда, а Спящая красавица, возможно, давно уже мертва.


Сказки предпочтительнее правды. Моя блестящая дедукция — блеф. И ни у кого нет комплексов, раз Шерлок Холмс — заурядный человек.


Это простая история, но её нелегко рассказать. В ней, как в сказке, много горя и, как сказка, она полна чудес и счастья.


Все волшебные сказки завершаются одной и той же фразой: «Они жили счастливо и народили много-много детей». Точка, конец. Но никто не расскажет нам, что было дальше, а было так: прекрасный принц, узнав, что дети не от него, начинает пить мертвую, потом бросает принцессу и уходит к молоденькой любовнице; принцесса пятнадцать лет кряду посещает психоаналитика, ее дети балуются наркотой, старший кончает жизнь самоубийством, а младший торгует собой в садах Трокадеро.


— Знаешь, что меня больше всего бесит в сказках? Они провоцируют ложные ожидания. В сказках прекрасный принц никогда не подставит тебе подножку, а это не так, и любовь не реальна. Она только в фильмах и есть.
— Да и вообще, что такого замечательного в прекрасном принце.
— Я напишу свою сказку, в которой Королева зла и Серый волк заявляются в город. Разносят его к чертям и уезжают в закат.


Если вы меня спросите, мы ходим в кино для того, чтобы увидеть сказку. Спящая королева проснулась от поцелуя своей истинной любви. Принцесса, которая откладывает свои драгоценности, чтобы продолжить свой путь в мире. Любители расставаний снова воссоединились. Но в жизни не так, как в сказке. Счастливых концов мало и встречаются они редко. В реальной жизни молодая королева становится тираном и готовит своих подданных к войне. Вот для этого нам и нужны фильмы, чтобы поверить, что любовь существует.


Сказки не говорят детям о том, что есть драконы — дети сами об этом знают. Сказки говорят, что драконов можно убить.


Нет сказок лучше тех, которые создаёт сама жизнь.


Сказка прячется в закоулках реальности!


У каждого своя сказка. Кто-то грезит о принце, а кому-то и короля достаточно.


Женщины обожают сказки. Особенно те, что сочиняют про себя…


Сказки, написанные для детей, популярнее афоризмов, написанных для взрослых.


И Человечество, отрады в буднях жизни не сыскав,
Вернулось к вере в чудеса, душою в сказки детства впав.


Порой лишь сказка без прекрас
Расскажет правду всю о нас.


Башни дворцов-небоскрёбов уходят в небо,
Сказочник травит байки простолюдинам,
Что есть на свете вещи нужнее хлеба,
И человек живёт ведь не им, единым.


Оставалось время для последнего вопроса – Адриана чувствовала это. Она могла спросить, что это за мир и есть ли способ расколдовать его. Могла узнать, что таится по ту сторону жизни и насколько правдива каждая сказка. Но вместо этого она спросила:
– А где же твой нарядный камзол и шляпа?
– Ах, это, – рассмеялся Драгу. – Неужели ты думаешь, что у нас здесь такая же мода, как и семьсот лет назад?
Лодка отчалила от берега, и девушка стала впадать в приятное сонливое забытье. А на берегу медленно таяла одинокая фигура заколдованного принца.


— Хочешь, я расскажу тебе сказку?
— О чем она?
— О любви, разумеется. О чем же еще может быть настоящая сказка?
В этой сказке не будет ни начала, ни конца. Так как любая история бесконечна, пока в нее кто-то верит. Она бескрайня и неудержима, словно океан, любовно опоясывающий нашу планету…


Если девушка хочет, чтобы ее жизнь действительно была подобна сказке, вести себя она должна как принцесса, а не как дракон.


Когда родители перестает быть волшебниками, дети перестают верить в сказки.


Хороша та сказка, где есть взрослые мысли.


Вообще с детства обожаю сказки! Мне кажется, что это вовсе не ложь, а вполне реальные истории. Просто каждый рассказчик, передавая их дальше, чуть-чуть привирал, и когда-то произошедшее событие обрастало всё новыми и новыми деталями, пока не превращалось из были в небылицу. Но если читать сказку внимательно, то всё лишнее можно отбросить, и правда обязательно выйдет наружу.


Из глубин веков вся информация передавалась в первую очередь самым надежным и простым способом – через слово. Люди просто рассказывали друг другу, как всё было на самом деле. История обрастала новыми подробностями, присказками и нелепыми дополнениями. Враньем и бахвальством тоже утяжелялась, как водится. Но в глубине каждой сказки, каждой легенды – всегда нечто важное, случившееся на самом деле.


Если заметишь на сцене птицу, Крылья которой покрылись пылью,
Знай: она их отряхнуть стремиться,
Сделав для зрителей сказку былью.


Верите ли вы в сказки? Я нет. Жизнь навсегда отучила меня в них верить. Принцев не существует. Особенно, принцев для булочек. Кони существуют, конечно, но я предпочитаю гладить их красивые морды, а не ездить верхом. Тяжелая. Жалко лошадок. Внимание вопрос, если в жизни появляется индивид под названием «принц». Что делать с этим счастьем? Куда от этого «счастья» прятаться? «Зачем бежать, если можно радоваться своей удаче?» — спросите вы.
Повторяю. Потому что принцев не существует…


Я подумала, что нахожусь будто бы в середине выцветшей сказки, — меня снесло непонятным ураганом из квартиры, а теперь я иду непонятно куда, чтобы найти дорогу назад или чтобы радостно её потерять.


Сначала перестала видеть сказку за театральным представлением, разглядев убогие декорации и подтекший грим актеров. Потом разучилась слушать чужие сердца, погрузившись в свое безумие. Стала почти равнодушной…


Змей Горыныч достал конторскую книгу и открыл на последней странице.
— Вот тут распишись. И вот тут. С тебя сорок восемь рублей шестнадцать копеек. Разбить на платежи?
— Не надо, — угрюмо буркнул Иванушка, отсчитывая деньги.
— Держи квитанцию, — Горыныч протянул Иванушке листок.
«Взято:
гребенка — 1 шт.
зеркальце — 1 шт.
полотенце расписное — 1 шт.
лошадь сивая/бурая/косматая (нужное подчеркнуть) — 1 шт.
Василиса Микулишна — 1 шт.
Состояние:Прекрасное.
Получил:
И. Д. Царевич.
Сдал:
З. Горыныч
Число: _________
Подпись:______ _______»
— Вот так! — Змей Горыныч захлопнул гроссбух и наставительно поднял когтистый палец. — Главное — отчетность!


Ведь в сказках и историях содержатся все истины на свете, знаете ли.


Всякая сказка имеет глубокие корни.


Сказка «Красная Шапочка» учит нас тому, что волкам опасно разгуливать по лесу, где они могут встретить маленьких девочек.


Во всех сказках неизменно только одно — злодеи не могут быть счастливыми.


Я дала Генри эту книгу, чтобы у него было что-то, что должно быть у всех — надежда. Вера в то, что счастливый конец хотя бы возможен — это большая сила.


Здравствуйте. Вы хотите послушать историю про сэра Хвастуна? Сэр Хвастун был самым храбрым и умным рыцарем за Круглым столом. Но вскоре все стали немного уставать от его историй про то, что он самый отважный, убил больше всех драконов. И тут все задумались: «А не подвирает ли он, сэр Хвастун?» Очень похоже. И тогда один из рыцарей пошел к королю Артуру и сказал: «Никто больше не верит в выдумки, которые сэр Хвастун сочиняет. Он просто старый враль и плетет красивые небылицы, чтобы все им восхищались.» И тогда у короля появились сомнения. Но на этом сэр Хвастун не избавился от проблем. Нет. Это была не последняя проблема. Конец.


Папа очень торопился, рассказывая сыну сказку, поэтому зайка давился, но жрал Колобка.


Любой финал, даже самый хороший, убивает сказку. Она по-настоящему живет, только будучи незаконченной. Так и мы живем… пока живы.


Сказкой мы часто называем то, чему пока не можем найти объяснение.


Мы держимся за свои сказки до тех пор, пока цена веры в них не становится слишком высокой.


В волшебных сказках третье желание зачастую приводит к потере всего, что было обретено при исполнении двух предыдущих.


Однажды давным-давно жил был великий король, который жил со своим благородным братом в сказочном королевстве, где любили музыку и искусство. Король не ожидал появления ребёнка, но он жил на заколдованной земле, где всё было возможно. И однажды, у него появилась красивая маленькая дочка, для которой он желал лишь мира и счастья. Однако у короля были демоны, которые его преследовали. Это был безжалостный зверь, который хотел захватить королевство. Вооруженная стаей диких существ, она выгнала всех магических существ с этой земли, и это была злая волшебница с заколдованными камнями, которые ослабляли короля в каждое полнолуние. Увидев тень своих врагов на своём доме, король был вынужден отправить свою любимую принцессу прочь, убедив всех, кто остался, что она потеряна навсегда. Король в своем горе отвернулся от мира. Закрыл свой замок на замок, и королевство пало. Некоторые говорят, что единственный свет, что светит в замке, освещает тень некогда могущественного короля в комнате, предназначавшейся его ребёнку, однако, захватив власть, над разрушающимся царством короля, безжалостные звери даже не предполагали, что он и его брат не успокоятся, пока их враги не будут побеждены… Они верили, что однажды они исцелят своё королевство и вернут их принцессу домой, чтобы она могла жить долго и счастливо.


Только в сказках принцесса целует жабу, и та превращается в прекрасного принца. В жизни всё наоборот: принцесса целует принца, и он превращается в жабу.


Человек, который верит в сказку, однажды в неё попадает, потому что у него есть сердце…


В каждой сказке должен быть старый добрый злодей. Без меня ты — ничто.


Вот зачем нам нужны сказки — перед лицом жестокой действительности они напоминают нам о том, что счастливые финалы все-таки возможны.


— Миллион сказок о том, как принц освобождает принцессу… Пора менять стереотипы!
— Нельзя менять законы жанра! Они проверены на фокус-группах! Они работают! Позволь спасти тебя…


Не бойся сказки, бойся лжи!


Я знаю весёлые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжёлый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.


Каждая женщина – Шехерезада. Она рассказывает мужчине сказки, чтобы усыпить в нем зверя. Усыпить… и погубить.


Самое лучшее определение сказки я прочел, конечно, у самого лучшего сказочника, Ганса Христиана Андерсена. Он сказал: «Сказка — это одно, а жизнь совсем другое». Ганс Христиан знал дело.


В детских сказках всегда есть что-то зловещее.


Сказки могут вести нас, как путеводная нить.


А зритель спросит не без интереса,
О чем же повествует эта пьеса?
Да все о том же, зритель, все о том,
Как доброе сражается со злом. А зритель скажет: нас не убеждает,
Что, мол, добро повсюду побеждает
В обычной жизни. Да! Что — да, то — да:
Добро не побеждает никогда. Но в сказках вот уже который век
Добро всегда одерживает верх.
А зритель скажет: сказка раздражает,
Что жизнь она никак не отражает. Но у меня есть тоже возраженье:
На кой вам черт такое отраженье?
Ей-Богу же, грешно у нас в отчизне
Глядеть на сцене отраженье жизни. Вы жизненных сюжетов до хрена
Из собственного видите окна. Конечно, в пьесе множество огрехов,
И автор, как вы видите, не Чехов,
Но чем всегда притягивают сказки,
Что в сказках не бывает серой краски. Поэтому доверьтесь без опаски
Наивной и дурацкой этой сказке,
Где, хоть вопрос и ставится ребром,
Но все всегда кончается добром!


– С тех пор как я узнала, что Деда Мороза не бывает, разочаровалась в чудесах. В жизни нет места сказкам. – Я жалко улыбнулась.


А чтоб нам не было скучно, мы превращаем небо и землю в сказку.


— Ты знаешь, что она в конце умерла? — спросила Аксель, читая дневник. — Что это вообще за сказка такая?
— Та, которую рассказал бы Чармвилль Глиммер, — ответила Фейбл…


— Прошу, не делай мне больно, — произнесла Шу, пытаясь выиграть время, пока не решит, что делать дальше.
— Любовь — это боль, принцесса, — он склонил голову набок, и на его лице заиграла соблазнительная улыбка.
— Значит, ты помнишь о любви ко мне? — удивилась Шу.
— Ну, конечно же, — произнес он. — нет.


— Так сказки — это нечто вроде выдумок? — спросила я.
— Сказки — это истории, — ответила Зола. — Каждая жизнь, что мы проживаем — своего рода история. Если мы будем считать чужие истории выдумками, кто знает, вдруг наша собственная история тоже всего лишь чья-то выдумка?


Они просыпаются ненадолго всего раз в каждые сто лет, вот тогда-то вы и можете с ними повстречаться.


Они уснули, как дети в сказке.


Когда-то в детстве Лаванде прочитали сказку, в которой злодей оказался самым лучшим из героев. Белая долго плакала. «Такие сюжеты не должны выходить за пределы романов!»


В сказках везет дуракам, и мы подрастаем навстречу удачам уже подготовленными.


Всё на свете — сказка. И ты, и я.


Ограбление века… в смысле няшек.
Действующие лица:
Я — главный вор.
Кот Ученый — подстраховка.
Стая гусей-лебледей — на стреме.
Лиса Патрикеевна — дополнительная страховка для стрема.
Серый Волк — взломщик.
Орда драконов, затаившихся в кустах, — наше прикрытие.
Воинственные Белки на подхвате.Великие Боевые Ежи в засаде, на другой стороне моста.Место действия: опушка сказочного леса.


— И все же, знай мы заранее, куда угодим, мы бы тут сейчас не сидели. Так, наверное, часто бывает. Взять все эти великие дела, господин Фродо, о которых говорится в старых песнях и сказках, ну, приключения, так я их называю. Я всегда думал, что знаменитые герои и прочие храбрецы просто ехали себе и смотрели – нет ли какого приключеньица? Они ведь были необыкновенные, а жизнь, признаться, зачастую скучновата. Вот они и пускались в путь – просто так, чтобы кровь разогнать. Но я перебрал все легенды и понял, что в тех, которые самые лучшие, ну, которые по-настоящему западают в душу, дела обстоят не так. Героев забрасывали в приключение, не спросившись у них самих, – так уж лежал их путь, если говорить вашими словами. Думаю, правда, им представлялось сколько угодно случаев махнуть на все рукой и податься домой, как и нам с вами, но никто на попятный не шел. А если кто-нибудь и пошел, мы про это никогда не узнаем, потому что про него забыли. Рассказывают только про тех, кто шел себе все вперед и вперед… Хотя, надо заметить, не все они кончили счастливо. По крайней мере, те, кто внутри легенды, и те, кто снаружи, могут еще поспорить, считать тот или иной конец счастливым или нет. Взять, например, старого господина Бильбо. Возвращаешься домой, дома все вроде бы хорошо – а в то же время все переменилось, все уже не то, понимаете? Но лучше всего, конечно, попадать в истории именно с таким концом, как у господина Бильбо, хотя они, может быть, и не самые интересные. Хотел бы я знать, в какую попали мы с вами?
– Да уж, – сказал Фродо. – Но я этого не знаю. В настоящих историях так, наверное, всегда и бывает. Вспомни какую-нибудь из твоих заветных! Тебе, может, сразу известно, хорошо или плохо она кончится, да и смекнуть по ходу дела недолго, а герои того ведать не ведают. И тебе вовсе не хочется, чтобы они прознали!


Ведь, значит, мы с тобой любим друг друга, раз нам достаточно без конца перечитывать одну сказку!


Старая сказка может ожить, если слишком часто рассказывать ее детям перед сном.


Если вы хоть чуть-чуть разбираетесь в сказках, вы знаете, что герой не появляется до тех пор, пока не станет ясно, что миру без него не обойтись.


Сказки врут не меньше, чем статистика! Но иногда в них можно найти капельку правды.


— То, что ты веришь в сказки, не делает их былью.
— Именно это и делает их былью!


У всех людей свои сказки…


Если хотите, чтобы ваши дети были умными, читайте им сказки. Если хотите, чтобы они были еще умней, читайте им еще больше сказок.


В сказках герои живут долго и счастливо, но в реальном мире счастья не так уж и много и нужно наслаждаться тем, что есть.


Давным-давно, в стране верхний Ист-Сайд принцесса сбежала от чудовища… его ближайшие друзья начали отступать. В то время пока враги собираются, чтобы спланировать его поражение, через реку на землях далеких загадочная юная дива продолжает свою игру. И зверь наконец побежден. Большинство рассказов, они закончились одной счастливой принцессой и взволнованным лучшим другом. Но в стране, где лучшие замки с видом на море, важно помнить: там, где заканчиваются сказки, наша только начинается…


Самые хорошие сказки почему-то заканчиваются уведомлением о случае парной смерти в один день.


Когда я был твоего возраста, я любил читать сказки перед сном: «Три маленьких сантаранца», «Голый король далек», «Белоснежка и семь ключей от ада» — классику, в общем.


Перестань подражать нам и напиши свою собственную сказку.


Древний лес… Он есть почти в каждой старой сказке, легенде или вымышленной саге. Такой лес покрывал Средиземье, в нем горел нарнийский фонарь, в одном из его деревьев был навеки заточен великий Мерлин. Но все же корнями волшебные леса уходят в человека. Вся магия – оттуда. Из души.


Все хотят сказки, только ищет ее каждый по-своему. Поэтому люди так часто не понимают друг друга. И совершают ошибки. А иногда умирают.


Сказки учат нас, что мечты сбываются. И обязательно нужно отстаивать то, во что ты веришь.


— Мы сами делаем наши сказки!
— Только, когда нам приходится. Тебе это не нужно.


Моя мечта — найти такого мужчину, который каждую ночь рассказывал бы мне новую сказку.


А как? Чтобы не простудиться, надо тепло одеваться. Чтобы не упасть, надо смотреть под ноги. А как избавиться от сказки с печальным концом?


От того дети и перестают верить в сказки, что сказки с возрастом испаряются, являя нашему взору забетонированную, серую, холодную реальность, где все стремятся оторвать кусок получше и побольше.


Взрослым девочкам противопоказано верить в сказки!
Это грозит разочарованием, психозом, обманом.


Пусть сказочные герои наслаждаются сказочной жизнью. Наша непридуманная жизнь куда лучше.


— Веришь в эти сказки?
— Это не сказка, а легенда!
— Без разницы.
— Сказки оживают, когда их рассказывают. Легендам рассказчик не нужен. Они бессмертны. Сказки чему-то учат или пугают. Легенды нужны чтобы помнить…


Наверное, каждая хорошая девушка хоть раз в жизни сравнивала себя с Золушкой. Именно эта героиня символизирует всех женщин в одном лице. Ты трудишься, трудишься, а в итоге получаешь только обиды и море грязи от недоброжелателей.


Я всегда думал, почему в сказках этот кретин должен загадывать обязательно три желания. Почему бы ему не загадать всего одно желание — чтобы все его желания исполнялись.


— Мне пора домой.
— Я понимаю. Золушка всегда убегает в полночь. И даже туфельку у тебя не попросишь, потому что на улице уже холодно.
— Спасибо за чудесный вечер.
— Может, как-нибудь повторим?
— Думаю, не стоит. Сказка на то и сказка, что заканчивается с первыми лучами солнца.


Некровавых сказок не бывает. Всякая сказка исходит из глубин крови и страха. Это роднит все сказки. Внешняя оболочка различна. В северных сказках не так много пышной фауны фантазии, как в сказках африканских негров, но зерно, глубина тоски одинаковы.


Реальная жизнь полна важных и ярких событий. Прожить такую жизнь намного увлекательнее и полезнее, нежели постоянно витать в мире сказок и грез…


Воспоминания детства, беззаботного, слепо верящего детства теперь гуляют по Миралингесу невероятными существами: животными и птицами. Правда, из детских обид – а они есть у каждого – получились хромые единороги и грифоны с подбитыми крыльями.


У каждого внутри таится свой заповедный лес. Там тянутся к небу новые, нежные ростки чувств и ожиданий, есть незыблемая зрелость стволов и крон, но всегда лежат и мертвые, покрытые мхом деревья – и неизвестно, когда ветры и дожди развеют, растворят их. Там живут эльфы, призрачные и прекрасные, и вместе с тем обитают чудовища, которые время от времени выползают из своих нор. И люди, другие люди, как никто изменяют этот лес.


Древний лес… Он есть почти в каждой старой сказке, легенде или вымышленной саге. Такой лес покрывал Средиземье, в нем горел нарнийский фонарь, в одном из его деревьев был навеки заточен великий Мерлин. Но все же корнями волшебные леса уходят в человека. Вся магия – оттуда. Из души.


Она показала парню свои подводные пещеры: золотые слитки, разноцветные каменья, матовые жемчуга, золотистый янтарь валялись грудами, словно палые листья в лесу. «Сколько сокровищ! – подумал сын мельника. – Только руку протяни… А впрочем, что я говорю! Всё это побрякушки. Настоящее сокровище в этом озере только одно», – и он посмотрел на княжну.


Старший и младший стали хорошими купцами, а вот средний, Янне, так и не смог уяснить для себя, где купить подешевле и как продать подороже. И не потому, что он был глуп или плохо знал счёт. А потому, что Янне по-своему оценивал вещи, не так, как другие торговцы. Например, срезанную розу он ценил куда больше, чем пуговицу из чистого золота. Ведь роза радует глаз, дарит аромат и может говорить без слов, а что пуговица, пусть и золотая? Ну, держит одежду, да ведь это и простой деревянной пуговице под силу.


А Густой лес и вправду имел недобрую славу. Иногда там видели блуждающие огни, иногда – людей в зелёных одеждах, которые шли, не касаясь земли. Так что в нём вполне могла жить прекрасная ведьма, которая заманивает в свои сети молодых охотников.


— Она хотела, чтобы внутри я стал таким же ужасным, как снаружи, и потому била и мучила меня, пытаясь заставить есть людей. Но я не притронулся ни к одному пленнику. Уж лучше умереть, но умереть человеком, даже под личиной чудовища.
– Гораздо страшнее быть чудовищем под личиной человека, – сказала Мария. – А ведь именно такой оказалась ваша жена.


– Ты совсем не похож на заколдованного принца.
– Наверное, раньше был похож, – улыбнулся Драгу, убрав с лица длинные пряди волос. – Но принцы хотят стать королями, а короли стремятся править. А править тут некем. Даже собой сложно. Какой смысл походить на принца?


Самая страшная сказка – сказка о песочных часах, потому что время не щадит никого.


Если хотите, чтобы ваши дети были умными, читайте им сказки. Если хотите, чтобы они были еще умней, читайте им еще больше сказок.


Сказка – великая духовная культура народа, которую мы собираем по крохам, и через сказку раскрывается перед нами тысячелетняя история народа.


Заплети мне в косички
бантики,
Усади на кроватке
рядышком.
Я твой глупый и преданный
Хатико.
На судьбе твоей белой
пятнышко.
Поцелуй мои тихо
пальчики
И подуй на синяк
на коленочке.
Будешь славным и добрым
мальчиком,
Я — всегда безолаберной
Леночкой.
Вытри слёзки мои
со стрелочек,
Расскажи мне историю
на ночь
ту,
Где я — только твоя
девочка,
А не злобная тётя
по паспорту.


Сказка – мать любого литературного произведения.


Комнатная зима. И кормушка на окне с хлебом для голодных замерзших птиц, и мягкий свет из окна, который никогда не гаснет, и тихое уютное тепло, словно в доме моём не кончается праздник рождества, и звуки смеха, и речитатив стихов, которые я порой читаю вслух для того, кого люблю, и тёплое молоко, похожее на вату неба, и невозможно долгий поцелуй, когда я вдыхаю тебя в порыве страсти, а ты обнажёнными лопатками упираешься в стену, за которой зима. Зима, хранящая много сказок…


Мы создаем сказки и принимаем их. Наши разумы выдумывают фантазии всех сортов, когда мы не хотим во что-то верить.


Не всегда жизнь напоминает сказку, но надо же во что-то верить.


Только тогда, когда Золушка нарушила запреты, ее жизнь начала меняться. Она оставила работу, надела красивое платье и поехала на бал — то есть сделала то, что ей было запрещено, но самой очень хотелось. Счастливый конец сказки всем известен. К Золушке пришел успех тогда, когда она перестала быть послушной и пассивной.


Вы сюда приехали, чтобы записывать сказки, а мы здесь работаем, чтобы сказку сделать былью!


Ох уф мне эти сказоцки, ох уф мне эти сказоцники!


Беда в том, что я никому не принц и никому не принцесса. Я – всего лишь я, и нет у меня никаких доспехов, тем более сверкающих. Я вообще не из волшебной сказки.


Все сказки оказываются правдой, если уметь их читать.


Забавное, но печальное наблюдение: мы все безнадежно испорчены сказками и мультфильмами. Принято считать, что они стимулируют фантазию и воображение; на самом деле все обстоит наоборот: большинство сказок губительны для воображения. Медленно, но верно они подводят гибких, пластичных, восприимчивых маленьких читателей к «единственно верной» (за неимением иной) логике, присущей создателям сказок — взрослым.


У каждого внутри таится свой заповедный лес. Там тянутся к небу новые, нежные ростки чувств и ожиданий, есть незыблемая зрелость стволов и крон, но всегда лежат и мертвые, покрытые мхом деревья – и неизвестно, когда ветры и дожди развеют, растворят их. Там живут эльфы, призрачные и прекрасные, и вместе с тем обитают чудовища, которые время от времени выползают из своих нор. И люди, другие люди, как никто изменяют этот лес.


Поверьте, дети прекрасно понимают, что единорогов нет. Но они так же прекрасно понимают, что книги про единорогов — конечно, если речь идет о хороших книгах — это правдивые книги.


— А потом Злая Ведьма схватила меня и убила.
— Э… этого не было в книгах.
— Иногда реальная жизнь страшнее сказок.


Сказки в жизни человека должны занимать строго определённый период – от трёх до десяти лет. В особых случаях можно и до двенадцати, но это, я считаю, перебор. Так нет же, куча народу обожает сочинять небылицы вплоть до глубокой старости. Знаете самые популярные мифы для взрослых? Бескорыстная любовь, радеющие за народ политики и пиво из натуральных компонентов.


Сказки служат для того, чтобы убаюкивать детей и чтобы будить взрослых!


Карлсон — это Остап Бендер для детей, — махинатор.


Вышла Василиса Прекрасная в чисто поле. Два раза топнула ногой, три раза махнула рукой, четыре раза подпрыгнула, перекувырнулась через голову, ударилась оземь и вырубилась.


Поцеловал младший брат Иван свою царевну — превратилась она в лягушку. Поцеловал лягушку — превратилась она обратно в царевну. Поцеловал царевну — превратилась в лягушку, поцеловал лягушку — превратилась в царевну, поцеловал царевну — превратилась в лягушку, а гости глумились и кричали: «Горько! Горько!»


Человек, который верит в сказку, однажды в неё попадает, потому что у него есть сердце…


Однажды Винни-Пух подарил Пятачку на день рождение бутыль сакэ, меч для харакири и шампуры. С праздника гости расходились захмелевшими, сытыми и довольными.


– Когда вы пишете книгу для детей, какую цель вы преследуете – развлечь, удивить, научить?
– Во всяком случае, не для того, чтобы развлечь, хотя дети любят юмор и иногда я прибегаю к юмористичным моментам. Но они, как правило, вторичны и случайны. В сказке меня привлекают глубина, возможность передачи мысли. Сначала ребенка надо увлечь, чтобы он не попросил маму перестать читать. Сюжет в данном случае – это способ заинтересовать. Более важную роль играют герои. Я всегда стремилась, чтобы ребенок их полюбил, чтобы они вошли в его жизнь. Иногда, если сказка ладилась, начинались неожиданные таинственные вещи. Герои обретали свободу и начинали жить своей жизнью, иногда даже по-своему меняя сюжет сказки.


Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот. Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.


Сказка — это напоминание о том, что всегда нужно надеяться на лучшее. Пусть твоя сказка не похожа на все другие, но в этом ее неповторимость.


Живите в сказке, не дружите с ложью,
А будьте только с правдою дружны.
Чем больше жизнь на сказку не похожа,
Тем больше, значит, сказки ей нужны.


Я потратил на этот фильм почти два миллиона долларов. Неужели это вам не волшебная сказка?!


Я считаю, что в каждой женщине есть Золушка. Каждая женщина мечтает жить в сказке, быть самой красивой, самой желанной, самой прекрасной, и чтобы рядом с ней был принц, который эту сказку всё время поддерживает.


Жизнь это не сказка. В отличие от сказки в жизни — проигрыш не предрешён.


Дорогая мама, это личное эссе я хотел послать тебе, но не смог. Его название «Однажды в сказке». И это история о нас.
Иногда ты должен покинуть дом. Но ты был в нем так долго, что не знаешь, кто или что ждет тебя за дверями. Но потом ты понимаешь, что опыт, испытания и каждое мгновение формирует тебя. И ты несешь дом в сердце, не думая, куда занесет тебя судьба. Мне повезло. У меня потрясающий дом. Его не найти на карте. Но в нем ты найдешь волшебство. Ты найдешь любовь… надежду… и то, во что верить. Ты найдешь семью, в которой защищают друг друга. И даже разделенные проклятьем, пространством или временем, они всегда найдут друг друга. Они всегда находят друг друга. Как бы я хотел, чтобы мир узнал историю моей семьи… самого начала и в подробностях. Вы решите, что это лишь сказка. Но вот какая штука со сказками. Это не просто слова. Они живут в нас. Они делают нас собой. И пока мы верим в них… Волшебство будет жить.


Призрачный свет
Нас ведет сквозь туман,
Верим, что путь
Мы найдем.
Нас встретят проблемыКоварство и обман,
Но где же финал,
И куда мы придем?
А если мечту свою
Не найдем? Может быть тогда
Выдумаем мы
Все то, что есть,
Все то…


Мы с ранней младости усердны
От сказок, веющих с подушек,
И в смутном чаяньи царевны
Перебираем тьму лягушек…


— Хрусталь?
— В каждой сказке своя изюминка!


Сказка никогда не должна заканчиваться, даже если детство ушло, а мы все взрослые, и мир другой, и небо иное, и ничего нельзя вернуть…


Настоящая жизнь не похожа на сказку.


Не бойся сказок. Бойся лжи.
А сказка? Сказка не обманет.
Ребёнку сказку расскажи —
На свете правды больше станет.


Когда закат расправит свои крылья,
Согреет ночь в своих объятьях облака.
Ночную мглу, присыпав звездной пылью,
Распишет темный холст художника рука.
Тогда, очнувшись, сказка станет былью,
И дети гор услышат голос сквозь века…


Сказки – больше, чем правда, не потому, что в них речь идет о драконах, а потому, что они говорят нам: драконов можно победить.


Я не верю в сказку про Золушку и принца. Золушек как грязи, а принцам грязь на фиг не нужна. Хотя они не прочь в ней вываляться, чтобы потом отмыться и чистенькими пойти под венец с ровней.


Нельзя поверить в красивую сказку, пока не расскажут страшную.


На то мы сказочники и нужны. Мы склеиваем разбитое. Дарим надежду. Снова. Снова. И снова.


Надо увлекаться не красивой сказкой, а красивой реальностью.


Сказки бывают только в сказках. Правда куда непригляднее. Правда вообще всегда неприглядна, поэтому все и лгут.


Кончаются не сказки, это герои появляются и уходят, когда их дело сделано.


В сказках принято долго и упорно искать счастье, сражаться за него, упускать и находить, но ведь сказки бывают разными — в некоторых счастье приходит сразу, а уже потом начинаются приключения.


Мне кажется, что в какой-то момент надо переставать верить в принцев и начинать верить в себя.


Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.


Не рассказывай сказки сказочнику.


Когда мои дети стали спрашивать меня о том, почему я не такой, как другие, и почему у меня нет нормальной работы, я решил рассказать им сказку. Я сказал им: «В одном лесу росли кривое дерево и нормальное, прямое дерево. И каждый день это прямое дерево говорило кривому: посмотри на меня, я высокое, могучее, прямое, правильное, прекрасное; а ты — скрюченное и согнулось пополам так, что никто даже не хочет на тебя смотреть. Так они и росли в лесу рядом, пока в один прекрасный день в лес не пришли дровосеки. Они посмотрели на прямое дерево и посмотрели на кривое, а потом сказали: давайте срубим вон то прямое дерево и вон те прямые деревья, а все кривые оставим расти. И они порубили все прямые и высокие деревья, перевели их на доски, зубочистки и туалетную бумагу. А кривое дерево по-прежнему в лесу — становится с каждым днем более сильным и более странным».


Сказка несет иронию, которой взрослые часто пренебрегают, используя ясные и понятные слова.


Если веришь — сказка оживёт.


Кстати, у нас в матрице есть история и покруче, про иглу смерти, например. Игла лежит в яйце, яйцо в дятле, дятел в зайце, заяц в хрустальном гробу на дереве, а деревьев там тьма, и все в гробах.


С самого детства нас приучают верить в чудеса. Родители рассказывают нам добрые сказки, мы читаем книги и смотрим фильмы с хорошим концом и, повзрослев, продолжаем верить, что в сложный момент чудо обязательно случится и с нами. Но чуду не прикажешь. А иногда чудо наступает тогда, когда кажется, что твоя сказка уже подошла к концу. Важно понимать, что если чуда не произошло, значит, ты сам не очень-то этого хотел. И тогда нужно писать сказку самому.


Она думает, что звёзды – это божьи цветочки, а кролики – гномы на службе Королевы Фей. И каждый раз, когда фея сморкается, на земле рождается ребёночек, что, как мы знаем, не соответствует действительности.


Душа есть во всем и во всех. Приглядитесь хорошенько, и вы всюду найдете сказку. Каждый нужен и важен.


— Ты кто?
— Спящая Красавица!
— А чего такая страшная?
— Только проснулась!


Сочиняйте свою реальность и живите в сказке.


Даже хорошая сказка надоедает, когда слышишь её много раз.


Позитивная самооценка – это красивая вдохновляющая сказка, а Истинная самооценка – это достижение реальных результатов, это понимание, принятие и использование Законов Жизни во благо себя и других.


— Что у тебя с глазами? Они совсем красные. Ты плакал?
— Нет, — отвечал он, смеясь. — Я слишком пристально вглядывался в свои сказки, а там очень яркое солнце.


— Там чудеса, там леший бродит, русалка…
— Постойте, какая русалка?
— …на ветвях висит… лежит.


Даже не припомню той поры, когда верят в принцев, я их оставляла на страницах сказок.


Сказки бывают в жизни. И мечты – на то и мечты, чтобы иногда сбываться.


— Люди не вырастают из сказок, Билл. Никогда не вырастают. Мальчик или мужчина, девочка или женщина — мы все живём ради сказок.


Чем хороша сказка? Она не набор слов. Она — то, что внутри нас, и делает нас людьми. И пока в неё верят, в мире всегда будет место волшебству.


Все сказки — об угнетении женщин. Красавица и чудовище — типичный стокгольмский синдром: Белль влюбляется в зверя, который лишает её свободы. Русалочка теряет голос ради парня. А про Белоснежку я вообще молчу…


Сказка-то сказке — рознь!


Детям любого возраста не обойтись без сказки.


Забавно, насколько дети непосредственны в своих убеждениях. Печально не то, что мы взрослеем, а что теряем возможность верить в необыкновенное и безгранично мечтать. Не о деньгах, домах и социальном статусе, а о простом, сказочном… о прогулке по облакам или о молнии в руке.


Может быть, другие люди, которым посчастливилось попасть в более светлый мир и при других обстоятельствах (а не стали заложниками «чужого» места), будут утверждать, что путешествия между мирами увлекательная вещь. Чушь! Бредовые сказки с макаронного завода. Прежде чем их слушать, надо смазать уши маслом.


В то последнее лето, когда они уехали в Африку, Ребекка спросила меня, что производит на ребенка самое сильное впечатление. Сказки, ответила я, – сказки, которые вы ей читаете на ночь. В них есть все, что нужно: надежда, сила, любовь.


Маленькие дриады тоскуют по сказкам. Как и маленькие ведьмаки. Потому что и тем и другим редко кто рассказывает сказки на сон грядущий. Маленькие дриады засыпают, вслушиваясь в шум деревьев. Маленькие ведьмаки засыпают, вслушиваясь в боль мышц. У нас тоже горели глаза, как у Браэенн, когда мы слушали сказки Весемира там, в Каэр Морхене… Но это было давно… Так давно…


— Знаешь сказку про мышь, льва и колючку?
— Да.
— Делай выводы, если опять встретим того примата.
— Ты в курсе, что в конце сказки лев и мышь подружились, когда она вынула колючку из его лапы? Ты это знаешь?
— Нифига. Мышь убила льва колючкой.
— Кто тебе её рассказал?
— Моя мама.
— [пауза] Да, это многое объясняет.


Есть старые сказки о жабах, превращающихся в прекрасных принцесс. На опыте я наблюдаю обратное: ты приводишь домой прекрасного принца, а наутро обнаруживаешь на его месте жабу.


Люди рассказывают сказки, потому что не могут поверить в действительность.


Нет на свете золотых рыбок, говорящих щук и волшебных дудок. Нет!


Мама говорила, что самый храбрый в сказках — Иван Царевич. Он мог залезть в печку к Бабе-Яге, забраться в пасть Змей Горыныча и победить Кощея Бессмертного, которого все боялись. Но это только в сказках героя бесстрашные, в жизни каждый человек обязательно чего-нибудь боится. А еще мама говорила, — на свете столько разных страхов, — сколько людей живет на планете. Страх остаться никому не нужной. Страх потерять то, что дороже всего на свете. Страх от того, что не можешь написать что-то очень-очень важное. Страх, что тот, кому ты доверял, тебя обманывал. Кого-то пугает чудище, которое живет в шкафу. А еще мама говорила, что хоть мы и не в сказке, мы тоже можем побороть свой страх. Нужно лишь посмотреть ему прямо в глаза.


Если вы поверите в сказку, вы становитесь ее частью!


У детей проблемы очень маленькие, а у взрослых они большие. Мама говорила: «Люди любят раздувать из мухи слона». Наверное, поэтому взрослым так трудно решать свои раздутые проблемы. Например, помириться с подругой, не заставлять себя ждать, быть нежным, поверить в чудо, как в сказке. Ведь в сказке чего только не бывает…


Мы создаем сказки и принимаем их. Наши разумы выдумывают фантазии всех сортов, когда мы не хотим во что-то верить.


Сказки – штука заразная. Они передаются от человека к человеку, из поколения в поколение. Сказки – это валюта, единая для всех. Сказки объединяют нас с теми, кто жил в этом мире задолго до нас.


Сказки – больше, чем правда, не потому, что в них речь идет о драконах, а потому, что они говорят нам: драконов можно победить.


В сказках герои живут долго и счастливо, но в реальном мире счастья не так уж и много и нужно наслаждаться тем, что есть.


Запомните. Добро всегда побеждает зло только в сказках и советских фильмах, а это жизнь.


Жизнь куда страшнее сказок, неужели ты еще этого не понял?


Самый вредный из людей —
Это сказочник-злодей!
Вот уж врун искусный,
Жалко, что невкусный!


Когда весёлый ветер
Играет с облаками,
То верьте иль не верьте,
Но сказка рядом с нами. Я знаю, есть у ветра
Любимая игра —
На крышах, на крышах
Он крутит флюгера.
На крышах, на крышах
Он крутит флюгера.


Сестрица напоминала Миклошу зайца из старой маркоманской сказки, который спрятался в медвежьей норе. Лисе оставалось только облизываться, потому что связываться с медведем себе дороже.


— Отнимите у людей сказки и скажите, зачем им тогда жить?
— А людям не сказки нужны, людям нужна правда, за которую и помереть не жалко.


Детство — это мифология. Это сказочные ответы на реальные вопросы.


Неизведанного-то — гораздо больше, чем изведанного… А в объяснениях нуждаются все. Слишком важных вещей это всё касается. Жизни и смерти иногда. Вот и придумывают [люди] себе и близким потихоньку правдоподобные объяснения на все более или менее важные случаи жизни. И начинают в них верить.


Из сказок вырастает церковь.


Мы любим сказки. Вспомните историю.


— Тебе тоже нравится «Золушка»? Обожаю эту сказку, она учит тому, что добро, упорный труд и скромность всегда вознаграждаются.
— Ты неправильно поняла смысл сказки. Принц чихать хотел на Золушку, пока крестная не подарила ей модный прикид от Версаче.


Сочиняйте свою реальность и живите в сказке.


Все сказки где-то быль, все песни где-то правда…


Книга Тиффани никогда не нравилась. Уж больно навязчиво сказки старались втолковать ей, что она должна делать и что думать. Не сходи с тропы, не открывай дверь, но бойся злой ведьмы, потому что она злая. Ах да, и ещё поверь, что при выборе жены главное — какой у неё размер ноги.
Многие сказки казались Тиффани весьма подозрительными. Одна, например, заканчивалась тем, что двое хороших детишек запихивали ведьму в её собственную печку. После того, что случилось с госпожой Клацли, Тиффани не могла спокойно думать об этом. Такие сказки морочат людям голову, решила она. «Да ну? — думала Тиффани, перечитав историю. — Ни у кого в доме нет такой печки, чтобы засунуть туда человека целиком! И вообще, с чего эти детишки решили, будто могут есть чужие дома почём зря?» Или взять хоть того мальчишку, у которого не хватило ума понять, что корова не может стоить пять бобов. Кто дал ему право убивать великана и забирать его золото? Не говоря уже о том, что этот балбес — просто экологический вандал какой-то. А если девочка не может отличить волка от собственной бабушки, значит, или девица тупа как пробка, или у них в семье все на редкость уродливы. В сказках не было ни капли правды. Но госпожа Клацли умерла из-за них.


– Я вот думаю, правильно ли мы поступили? Насколько мне известно, вместо нас это должен был сделать какой-нибудь прекрасный принц.
– Ха! – откликнулась летевшая впереди матушка. – И что толку? По-твоему, если кто продерется через эти дурацкие кусты, так из него уже и муж хороший выйдет? Типичное феекрестное мышление, вот что это такое! Думаешь, можно просто так ходить повсюду и награждать людей счастливым концом, хотят они того или нет?
– А что плохого в счастливых концах? – горячо возразила Маграт.
– Послушай, счастливый конец – это хорошо, но только тогда, когда все заканчивается действительно хорошо, – произнесла матушка Ветровоск, глядя на небо. – Нельзя навязывать людям счастливые концы. Возьмем, к примеру, счастливый брак. По идее, любой брак можно сделать счастливым – отруби молодоженам головы, как только они на венчании скажут «да», и всего делов. Но ведь так не годится. Нет, счастье так запросто не создашь…
Матушка стала вглядываться в показавшийся на горизонте город.
– Все когда-то кончается, – сказала она. – Вопрос только как.


Людям хочется, чтобы мир был сказкой, потому что в сказках всё правильно, всё имеет смысл, иначе что это за сказка? Люди мечтают, чтобы в мире был смысл.


Раз или два они пролетали мимо замков – если только можно было их так назвать. Замки выглядели скорее частью скальной породы, нежели зданиями, возведенными человеческими руками.
К такому ландшафту непременно должна была прилагаться своя особая сказка, в которой присутствовали бы волки, чеснок и перепуганные женщины. Темная и вечно жаждущая сказка, сказка, хлопающая крыльями на фоне луны…


— … Может, мы были бы счастливы до бесконечности.
— Такой сказки в жизни не бывает. Ее рассказывают, чтобы уложить детей. Каждый становится либо героем своей сказки, либо злодеем.
— А я кто? Мне нужно сделать выбор?
— Проживешь. И конец своей истории узнаешь в конце.


— То, что ты веришь в сказки, не делает их былью.
— Именно это и делает их былью!


— Классная ночка, не находишь?
— Ага. Настолько же «классная», как и эта книга. Которую я продолжу читать. Как только вы уйдёте.
— … Да уж, она непробиваема.
— О чём она?
— Что?
— Твоя книга. У неё есть название?
— Ну, она о человеке с двумя душами, каждая из которых борется за власть над телом.
— Хм… Я тоже люблю книги. Янг всегда читала мне их перед сном. Истории о героях и монстрах. Отчасти, из-за этого я хочу стать Охотницей.
— Зачем? Тоже хочешь жить долго и счастливо?
— Надеюсь, мы все будем… Когда я была маленькой, я хотела быть такой же, как герои из тех книг. Тоже хотела бороться за справедливость и защищать тех, кто не в силах постоять за себя.
— Очень амбициозно для ребёнка. К сожалению, сказкам не сравниться с реальным миром.
— Ну, вот поэтому мы здесь — чтобы сделать его лучше.


Персонажи сказок не были героями изначально. Большинство из них страдали от разных комплексов, а признания добивались, свершив великое деяние. Людям особенно интересны истории о необычных с рождения или попавших в загадочные обстоятельства героях. К примеру, о мальчике-с-пальчик Иссумбоси, который, казалось бы, во всем уступал другим. Свершившие подвиг персонажи, как правило, обретали бессмертную славу. Даже если на деле были отнюдь не героями.


Когда закат расправит свои крылья,
Согреет ночь в своих объятьях облака.
Ночную мглу, присыпав звездной пылью,
Распишет темный холст художника рука.
Тогда, очнувшись, сказка станет былью,
И дети гор услышат голос сквозь века…


Взрослый Илья Ильич хотя после и узнает, что нет медовых и молочных рек, нет добрых волшебниц, хотя и шутит он с улыбкой над сказаниями няни, но улыбка эта не искренняя, она сопровождается тайным вздохом: сказка у него смешалась с жизнью, и он бессознательно грустит подчас, зачем сказка не жизнь, а жизнь не сказка.


Сказка несет иронию, которой взрослые часто пренебрегают, используя ясные и понятные слова.


Сказки — это иллюзии, которые мы строим о любви, потому что они сплошное враньё.


В сказках, когда спадают маски, прекрасный принц все равно любит свою девушку, несмотря ни на что — и это само по себе превращает ее в принцессу.


Сказки — как пауки: у них длинные ноги. Сказки — как паутина, в которой запутывается человек, но которая так красива, когда рассматриваешь, как изящно сплетаются ниточки над листком, как драгоценными каплями блестит на них утренняя роса.


– «Спящая красавица»? – задумался Макс. А он, оказывается, знает сказки! – Насколько я помню, там все хорошо закончилось. И если бы принцесса не заснула, то не дождалась бы своего принца. Ей бы достался какой-нибудь гоблин, и она бы всю жизнь с ним мучилась. А так немного проспала – и вот оно, счастье. Помнится, принц был ее моложе лет на сто.


Некоторые сказки безопаснее всего навсегда оставить лишь сказками!


Мне всегда было немножко жалко старших сестер Золушки. И я всегда подозревала, что сказки, мультфильмы и пьесы чего-то недоговаривают.


Идею этой сказки, а может и не сказки, поймет не только взрослый, но даже карапуз!


СКАЗКА – это жизнь, придуманная душой, когда ей не подходит её реальная жизнь.


Невозможно объяснить ребенку, что граница между добром и злом не такая четкая, как между белым и черным, как учат в сказках.


Сказки быстро заканчиваются. Сказки никогда не забываются.


Поэты, художники, те, кого принято расплывчато называть творческими людьми — немного сказочники. Они отличаются от остальных? Несомненно. А может быть, они отличаются именно поэтому? Потому что волшебные миры, порой удивительные, порой пугающие, для них зачастую ближе того, в котором они родились? И еще, и это самое главное, что отличает сказочника от мечтателя: они умеют ими делиться. Им дана возможность приглашать в свои сказки других. А кто из нас никогда, хотя бы в детстве, не хотел в нее попасть?


Понимаешь, Зои, вселенная и все, что в ней есть — это как бесконечно толстая книга, в которой кроется бесконечное количество сказок.


У него было три сына-царевича. Первый… мнэ-э-э… Третий был дурак, а вот первый?..


Не стоит так легко отворачиваться от бабушкиных сказок. В них иногда хранится знание из наследства Мудрых.


Некровавых сказок не бывает. Всякая сказка исходит из глубин крови и страха. Это роднит все сказки. Внешняя оболочка различна. В северных сказках не так много пышной фауны фантазии, как в сказках африканских негров, но зерно, глубина тоски одинаковы.


Всё начинается и заканчивается сказками.


«А выходить замуж мы пока не будем», — сказала Золушка, складывая в карету много новых туфелек и платьиц.


В сказках, когда спадают маски, прекрасный принц все равно любит свою девушку, несмотря ни на что — и это само по себе превращает ее в принцессу.


Однажды давным-давно жил был великий король, который жил со своим благородным братом в сказочном королевстве, где любили музыку и искусство. Король не ожидал появления ребёнка, но он жил на заколдованной земле, где всё было возможно. И однажды, у него появилась красивая маленькая дочка, для которой он желал лишь мира и счастья. Однако у короля были демоны, которые его преследовали. Это был безжалостный зверь, который хотел захватить королевство. Вооруженная стаей диких существ, она выгнала всех магических существ с этой земли, и это была злая волшебница с заколдованными камнями, которые ослабляли короля в каждое полнолуние. Увидев тень своих врагов на своём доме, король был вынужден отправить свою любимую принцессу прочь, убедив всех, кто остался, что она потеряна навсегда. Король в своем горе отвернулся от мира. Закрыл свой замок на замок, и королевство пало. Некоторые говорят, что единственный свет, что светит в замке, освещает тень некогда могущественного короля в комнате, предназначавшейся его ребёнку, однако, захватив власть, над разрушающимся царством короля, безжалостные звери даже не предполагали, что он и его брат не успокоятся, пока их враги не будут побеждены… Они верили, что однажды они исцелят своё королевство и вернут их принцессу домой, чтобы она могла жить долго и счастливо.


— В историях нищие никогда не бывают просто нищими! — заметил Симмон слегка обвиняющим тоном. — Это всегда либо колдунья, либо принц, либо ангел, либо еще что-нибудь этакое.
— Зато в жизни нищие — почти всегда просто нищие, — возразил я.


Сказка — не что иное, как чертеж, позволяющий нам сконструировать свой собственный мир.


Не всегда жизнь напоминает сказку, но надо же во что-то верить.


Красную Шапочку нужно выпороть. Одной этой девчонке с ее бабушкой удалось распространить столько лжи о волках, что их стали травить, ловить и отстреливать.


— Я в сказке! — сказала себе Рина и тотчас, проехав ногой на стеклянном гололеде, села копчиком на асфальт. Несколько секунд она просидела в глубочайшем недоумении и обиде на мир. Потом сказала себе: «А кто мне обещал, что в сказке не будет неприятностей?» — и продолжила свой путь.


Вы, конечно, большой человек, что и говорить, но поступаете, как тот, кто, рассердившись на свое лицо, отрезал себе нос.


Настоящая жизнь не похожа на сказку.


— Эта сказка сильно отличается от других сказок. Потому что все, что я вам расскажу — чистая правда. Суровая, иногда грустная правда. Ну, обо всем по порядку. Все началось с одной не очень хорошей новости.
— Помер Ванька наш, безвременно.
— Правда, не очень хорошая новость? Особенно, когда ты и есть Ванька.


В сказках принцессы выходят замуж только за прекрасных принцев. Чем хороша реальная жизнь — в ней они иногда выходят за таких, как я.


— Нет! Не ешь меня! Не ешь!
— Но я есть хочу!
— А как тебя зовут?
— Эрнест.
— А меня Селестина. У меня к тебе серьезный разговор, Эрнест. Меня нельзя есть. Медведи едят мышей только в сказках. Ты ж не веришь в сказки? Ты ж не тупой медведь?


У всякого Серого Волка свой интерес. Одних волнуют тела прекрасных странниц, других — пирожки в их корзинках, а кому-то просто нужен хороший попутчик, чтобы вывел из чащи куда-нибудь к людям, всякое бывает.


Девочка моя, в нашей стране людей вместо хлеба сказками кормить можно.


— Били они его, били и никак. И не простое яйцо, а из рыжья.
— Из ружья?
— Из рыжья — золото 585 пробы. А тут типа мышка проползала, хвостиком махнула, опачки! Это же какой же должен быть хвостяра у мышки?.. Старые, значит, в истерике. Спрашивается — почему? Сами же хотели разбить! Ну а фокусница курица их утешает — рожу я вам ещё одно яйцо. Кто-нибудь может мне объяснить смысл этой сказки?!


Жизнь это сказка. Злая или добрая решать нам, ведь именно мы являемся писателем своей судьбы. И только нам решать на какую именно сказку окажется похожа наша жизнь. Череда решений меняет нашу судьбу и, пройдя все преграды, выстроенные на нашем пути злыми мачехами, сводными сестрами и разбойниками, мы обретаем счастье. Да и счастье у всех разное. Для кого-то это любимый человек, а для кого-то кредитки, клубы и машины. И не стоит осуждать таких людей, для них это и есть настоящее счастье.


Мы держимся за свои сказки до тех пор, пока цена веры в них не становится слишком высокой.


Иногда все происходит именно как в сказке.


— Били они его, били и никак. И не простое яйцо, а из рыжья.
— Из ружья?
— Из рыжья — золото 585 пробы. А тут типа мышка проползала, хвостиком махнула, опачки! Это же какой же должен быть хвостяра у мышки?… Старые, значит, в истерике. Спрашивается — почему? Сами же хотели разбить! Ну а фокусница курица их утешает — рожу я вам ещё одно яйцо. Кто-нибудь может мне объяснить смысл этой сказки?!


Саша: Что с нами происходит?
Макс: Не знаю.
Саша: Мне нужно только чуть-чуть нежности…
Макс: Ты начиталась сказок.
Саша: Но ты ведь тоже веришь в них.


Сначала перестала видеть сказку за театральным представлением, разглядев убогие декорации и подтекший грим актеров. Потом разучилась слушать чужие сердца, погрузившись в свое безумие. Стала почти равнодушной…


В сказках принцессы выходят замуж только за прекрасных принцев. Чем хороша реальная жизнь — в ней они иногда выходят за таких, как я.


— Сегодня читала самую длинную сказку про Репку… Вот как объяснить ребёнку, почему мышка помогает кошке, а не убегает от неё?
— В таком случае готовь легенду, откуда появляются дети, потому что сказка про аиста и капусту вызовет ещё больше вопросов.


Сразу видно, что ты сказок не читал, звереныш. Знаешь, чему они учат? Если слышишь в жуткой тьме странный звук, не вздумай идти и проверять, кто там.


Сказки о нашем времени будут слагаться потом.


Сказки не зря кончаются свадьбой. Впрочем, иногда после свадьбы прилетает дракон. Большой, злобный, огнедышащий, любитель похищать чужих невест. Вот тогда у сказки есть маленький шанс продлиться подольше.
Неужели надо специально выращивать этого тупого дракона, если не хочешь, чтобы сказка кончилась слишком быстро?


Сказки для того и пишут нудными, чтобы дети слушали их и быстрее засыпали.


Главная мужская сказка — про спящую царевну, которую нужно разбудить, чтобы она полюбила. Главная женская сказка — про мальчика Кая с заледеневшим сердцем.


— Я чувствую себя Золушкой.
— Обожаю этот мультфильм! Принц меняет всю её жизнь, он видит в ней то, чего никто не увидел…
— Извини, но по-моему ты не совсем поняла этот фильм.
— Не поняла?
— Ты уж меня извини, ты у нас девушка умная и всё такое, но принц женится на ней только после того, как её крёстная подарила ей платье от Версаче и очиститель кожи. Пока она ишачила на мачеху и одевалась в дешёвом универмаге — чихать он на неё хотел.
— Да нет же, «Золушка» — сказка о том, что всё воздаётся по заслугам! Это хорошая девушка, которая случайно находит свою любовь.
— Случайно? Она же роняет там свою дорогую тапочку. Почему, как ты думаешь?
— Потому что была уже полночь, а она обещала вернуться рано.
— А вот и нет — для того, чтобы он искал её!


Хорошая сказка всегда берёт верх над жалкими огрызками правды.


Только на несколько часов, ночью, лебедь снова становится девушкой. Однажды ночью с ней знакомится принц, и они влюбляются, и она понимает, что это то самое, что позволит ей превратиться в девушку.
— И чем кончилось?
— Пообещал жениться и изменил с другой конечно же.
— Девушка лебедем осталась?
— Умерла!
— Из-за принца сраного?!


Бывают времена, когда сказки людям нужнее, чем хлеб, потому что питают потребность более глубокую, чем нужды тела.


Женщины — сказочные создания, и мне пришлось стать волшебником.


Иногда все происходит именно как в сказке.


— Дети, а давайте поможем красавице сделать правильный выбор! За кого должна выйти замуж красавица: за принца на серебристом коне или за зайчика?
— Это какой сказка?!
— Это современная сказка!


Время у нас еще есть. Заглянем в зимний сад, что за сценой рядом, — там декораторы и рабочие
сцены готовятся к спецэффектам, чтобы детвора поверила сильнее, ибо нет ничего волшебнее того,
что по-настоящему живо: роз в горшках, шипастых колючек в горшках, бобовых стеблей в горшках.
Там серебряный мускатный орех и золотая груша, а еще говорящий соловей в клетке и медный говорящий сазан в плошке-пузыре. А дракон — он костюмированный или настоящий? Ладно, все равно автографов не дает.


Не бойся сказки, бойся лжи!


Ну а если какой-нибудь принц добровольно заблудился в дремучем лесу, пусть сам ищет дорогу… в конце концов силой его в тот лес никто не затаскивал. И как в сказке, в жизни все и всегда получают по заслугам. А если в финале тебя все еще не вознаградили, знай, это — не финал… и для твоего конкретного счастья просто еще не пришло время. Верь, жди… и перестань уже считать калории.


Оцените статью
Афоризмов Нет
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Теперь напиши комментарий!x