Сериал След — цитаты и афоризмы (250 цитат)

Во многом успех расследования преступления зависит от криминалистов. В сериале След собрана специальная экспериментальная лаборатория, имеющая все необходимое оборудование, а на работу приглашены люди, умеющие им управлять. С такими условиями преступникам сложно заметать следы… Сериал След — цитаты и афоризмы собраны в данной подборке.

Есть такой жизненный принцип: наверняка!

Есть такой жизненный принцип: наверняка!


Есть такая профессия, сынок, публичные дома посещать.

Есть такая профессия, сынок, публичные дома посещать.


— Рота, подъём! — Что ты орёшь?! Я две ночи не спал, я ничего не жрал с утра!

— Рота, подъём!
— Что ты орёшь?! Я две ночи не спал, я ничего не жрал с утра!


Ну что, звони Круглову, вызывай спецназ... На нас напали... куры. Есть потери.

Ну что, звони Круглову, вызывай спецназ… На нас напали… куры. Есть потери.


— Игорь, можно я тебя полапаю? — Ну только если дружески...

— Игорь, можно я тебя полапаю?
— Ну только если дружески…


— Смерть наступила в результате отравления тяжёлым металлом. — Что? — Майский, не тупи, включи мозги, спустись с небес на землю!

— Смерть наступила в результате отравления тяжёлым металлом.
— Что?
— Майский, не тупи, включи мозги, спустись с небес на землю!


Мужчине, ему нужно свободы много.

Мужчине, ему нужно свободы много.


Потерпевший хоть и был без сознания, но номер вашей машины запомнил!

Потерпевший хоть и был без сознания, но номер вашей машины запомнил!


— Я только хотела попугать его... Только попугать! — Ну ещё бы. Две пули в голову... Я бы тоже испугалась!

— Я только хотела попугать его… Только попугать!
— Ну ещё бы. Две пули в голову… Я бы тоже испугалась!


— Ох, Николай Петрович, я Вас уважаю! Рисковым пацаном Вы были! — Дураком был. Чуть без самого важного не остался. — Без усов?

— Ох, Николай Петрович, я Вас уважаю! Рисковым пацаном Вы были!
— Дураком был. Чуть без самого важного не остался.
— Без усов?


Скажи мне, пожалуйста, Валя, как специалист, трупы умеют разговаривать?


Обожаю нашего Котова! Пришел, принес ворох грязного белья и ушел как ни в чем ни бывало. Как в прачечную, честное слово!


Спорим на голову Тихонова!


Иногда даже хорошие поступки люди совершают по порочным и неизменным мотивам. Тем и сложнее отличить добро от зла.


На безрыбье и жаба соловей.


Я страшен в гневе: я тебе голову оторву и скажу, что так и было!


Сегодня на кладбище день открытых могил?


— Вы просто чудовище.
— Чудовище, говорите? И чудовищу нужно место под солнцем. Свое собственное.


В монастырь уйду… женский… смотрителем винного погреба…


— Хорошо стреляете.
— Я? Нет, ну что Вы. Вы просто медленно бежали.


— Постойте-ка… Что-то я припоминаю, что эта Виолетта глазки строила, там знаете, флиртовала, с одним из ментов, которых нам по этому делу передали… Сyка! Я ему голову точно оторву!
— Я буду свидетелем! Ну что он сам на себя напал и пять раз ударился об стену.


— Теперь я знаю, чем ему сделали укол.
— Я тоже знаю… иголкой.
— Майский, ты дурак?
— А что, так заметно?
— Ага.


— Этот Селиверстов странный какой-то. Увидел незнакомых людей — побежал.
— Так может, у него работа опасная?
— Да нет. Он врачом работает. Анализы всякие…
— Так может, он левые справки в бассейн выдает?
— Нет, это невозможно. Существуют всякие границы человеческой подлости. Ну ладно человека убил, расчленил, но левые справки в бассейн! Это ужасно!


Алло, Васенко, дай-ка мне справочку по машине… Да… Владимир 533… Да не три ты там, 3 — цифра такая… Наталья, Иван.


Извини, игрушек нет, но можешь с наручниками поиграть.


Любовь! Она мутит головы хуже, чем вино! Либо ты контролируешь себя, либо это будут делать другие. Выбор не так уж велик.


Правильно поставленный вопрос включает в себя половину ответа.


— Тебе кофейку плеснуть?
— А ты что, буфетчицей заделался?
— Сам плеснешь.


Нельзя мешать молодым, если они действительно друг друга любят.


— Галя, я боюсь.
— Валь, ты чего? Трупы же не чихают…


— Ты мне друг?
— Я тебе муж!


Валь, иди-ка сюда, я тут, кажется, подозреваемого завалил…


Я влюбился… и ничего не могу с собой поделать. Если раньше я был сам по себе, то теперь нас двое. Меня одного больше нет.


Юлька, тебе повезло, в рубашке родилась. Пуля в ремень попала. Я ж тебя люблю, дура, ты же не умрешь!


— Галина Николаевна, хочешь сенсацию?
— Майский, мне тебя хватает.


Кто-то начинает утро с пробежки, а мы с нового трупа.


Наркоман — это чмо. Ты — чмо. Ты за дозу кого угодно продашь: маму, папу, барыгу, пойдешь воровать, девушку свою продашь.


Что Вы знаете об Аде?! Ад у меня внутри! Ад — это я!


— Поздравляю, эта флешечка ценный вещдок.
— Хмм… а что там?
— Там такое кино…18+.
— Ну, тут все взрослые.


Любой убийца в первую очередь убивает самого себя.


— У него даже разрешения на оружие не было.
— Ну, это же серьезное нарушение!
— А ты пойди в морг и арестуй его за это.


— Кто там?
— Серега, ты тут?
— Да, Петрович, я здесь. Открывай скорей.
— Какой ты шустрый… Чем? Это же чья-то собственность… Как ты туда попал?
— Я… Я колеса воровал. Открывай скорей, тут на всех хватит.


— В доме погибшего мы обнаружили кровь и длинный волос… Возможно, женский.
— Не факт… У Майского же тоже длинные волосы.
— Кстати! Проверь!


— Только тот, кто любит труд,
— Негром в Африку берут.


— Ну как наш труп?
— Не поверишь. Он умер.


И если бы люди не врали, то все бы у нас было понятней, проще и искренней…


От себя не убежишь, а от меня тем более.


— Эх, Рит, приласкать тебя некому…
— Хочешь попробовать?


Майский неровно дышит только к одной женщине в этой жизни… к работе.


Знаешь главную заповедь мужчины во время уборки? «Не навреди».


Узы брака святы, девичья честь не продается.


Мужчинам нельзя верить.


— Включи мозг!
— Это больно!


— Женская логика анализу не подлежит.
— Нет, как это мило, не знаешь ответа на вопрос — свали на женскую логику.


Для наркомана нет ничего святого. Он молится наркоте.


Погибший совершенно здоров. Если не брать во внимание тот факт, что он умер.


— Убийство совершено нестандартным хорошим клинком. За таким и поухаживать не жалко.
— За мной бы кто-нибудь поухаживал. Я тоже хороший, нестандартный.


— Ну что, медицина?
— Эта кость принадлежит человеку, и этот человек точно мертв.
— Откуда такая уверенность?
— Это осевой, то есть второй шейный позвонок. Вот видишь: острый скол? Что это значит?
— …
— Правильно. Что шея была перерублена. А с такой травмой что?
— Что?
— Правильно. Выжить невозможно.


Я не такая! Я жду трамвая!


— Под ногтями Марины Копейкиной был обнаружен ваш эпителий.
— Так это она в постели просто тигрица! Кусаться, царапаться — мастер!
— А второй потерпевший скончался от удара рукояткой вашего пистолета в висок. Это вы в казаки-разбойники играли?


— Майор Майский… Позывной: Весна.
— Галина Николаевна, это Холодов… Позывной: Холодок.


Я — маленький, старенький, лысенький, ну, немножко пискляв.


— Рентапил не сразу действуют. Мне когда аппендицит вырезали, я успела до 15 до считать.
— Тебе аппендицит вырезали? Покажи…


Добрый день! Вас беспокоит Курьерская служба ФЭС! Только сегодня у нас специальная акция — заказывая одну улику, вторую вы получаете бесплатно в красивой подарочной упаковке!


Домохозяйками не становятся, ими рождаются!


Право называться родителем нужно заработать. И при этом не обязательно своего ребенка с малолетства баловать или заставлять его пасти коз. Ребенком нужно заниматься. Заниматься.


Мир бизнеса — это как банка с насекомыми. Сильнейший пожирает слабейшего.


Душа — понятие эфемерное, а полковник Рогозина — понятие реальное! И если она говорит, что надо поторопиться, значит надо.


— Греков… О! Ехал Грека через реку!
— Да… Сунул Грека, да не туда сунул.


— А что, если проверить свиней с фермы?
— Допросить?


— Похоже, Алешин с кем-то встречался. «Клоделин», видишь?
— А, ну все понятно. Решил мужик расслабиться, отдохнуть. Пригласил девицу сомнительных моральных качеств. Ну она его и опоила, чё тут.
— Что, не прет спецназ против московских проституток?


Я же не экстрасенс, а всего лишь компьютерный гений!


— Эх, Сергей, жениться вам надо!
— Я вообще-то уже женат!


Нет, это не ФЭС, это горе от ума какое-то! Горе от вашего ума — нам, оперативникам!


Шла девица по шоссе и сосала водку.


— И что это ты тут делаешь?
— Понимаешь, я посмотрел сводку происшествий в районе озера, где взорвали Огнева.
— А-а. Что-то очень страшное. Ты поэтому под машину спрятался?


Давненько я в борделе не был…


Если бы у каждого был шанс убить, пусть хотя бы не до беспредела, но для того, чтобы узнать, что это такое!


Знаете, от укуса птицееда не умер ни один человек. А люди? Посмотрите на эту ситуацию с другой стороны: паук, даже самый большой, самый ядовитый, беззащитен перед человеком. Да, паук ядовит, но ты это знаешь. А человеку ты веришь, а он оказывается куда страшнее. Он может использовать, предавать, убивать.


Пока наши граждане ездят на высокой скорости, наши патологоанатомы без работы не останутся.


— Галина Николаевна, разрешите выехать на убийство!
— А кого это ты решил убить?


— Слушай, а ты можешь помочь мне неофициально?! Мне нужно выяснить, что это за набор цифр.
— Вот вы все мужики такие… Лишь бы вам неофициально!


— Знакомая больница, только вот вспомнить не могу…
— Может, вы там от склероза лечились?


— Ну что, будем осматриваться?
— Ага. Только призраков Розенталя из углов повыгоняю.


Работы много… А меня мало!


— Тань, что это за звук?
— Дай послушать. Ну… так у моего дедушки в животе урчит, когда он пива перепьет.


Утро добрым не бывает по определению!


— Сравни ДНК ребенка с ДНК из крови на зубах Акулова.
— Любой каприз за ваши деньги.
— Иван, это пошло.
— Ну, это зато прибыльно.


Я, конечно, не очень разбираюсь в живописи, но что-то мне подсказывает… Портрет женщины губной помадой… это что-то… с чем-то…


Захват — это хорошо, захваты я люблю.


Федорчук по месту регистрации не появлялся, три недели родителям не звонил… А еще что? Дождь идет.


Приказ избегать паники отменяется! Пусть все сидят по домам и боятся!


Человеческие отношения посложнее любого лабиринта.


У нас сгорела ёлочка, но это не беда —
Мы ёлочку укутаем в снежок и провода!


Эй, мужики, ну зачем же руки сразу ломать? Мне в Москву надо. У меня жена Галька строгая — узнает, убьёт и вас тоже.


Не может быть в мужчине все идеально, даже у меня есть недостатки.


— Серег, ты чего слушаешь?
— Металл, а ты?
— Дискотека 80-х.


Дяденька, дайте попить, а то так есть хочется, что даже спать негде.


— Нужно установить, есть ли на сожженной куртке пятна крови.
— Вы такой простой, товарищ Майский. За чудесами — прямо по коридору, вторая дверь направо.


— Рит, ты что, сдурела?!
— Во-первых, выбирай выражения, а то можно и в репу схлопотать…


Женщину бьет моральный урод.


— Жизнь — это череда мелких событий, которая ведёт…
— К смерти. Что-то юмор у тебя сегодня какой-то чёрный.


— Слушай, Белозеров, а может тебя подстричь?
— Не понял…
— Не по форме ходишь. Лохматость повышена.
— Я так со школы хожу. Мне моя лохматость дорога.


— Волосы — это Ромашину.
— Ну, я же себе на парик собираю.


— Как вам показалось, какие между ними были отношения? Такие вещи ведь всегда чувствуются.
— Мне показалось, что они неравнодушны друг к другу.
— То есть как?
— Когда два человека очень внимательно слушают друг друга, поверьте мне, между ними что-то есть.


На Земле обычно ценится то, чего на ней не хватает.


— И за такой бегали двое мужиков…
— Ну, за такими в основном и бегают.
— Ну я-то за такими не бегаю.
— Да ты и за мной уже бегать перестал.


— Ты что лыбишься, как кот мартовский?
— Я не мартовский, я Майский!


— А ты какой-то ерундой занимаешься!
— Чтоб ты знала, эта ерунда значит, что под окнами дома Иванова след каблука Зайцевой.
— Значит Зайцева пытала Иванова, он открыл ей тайник, она взяла деньги, потом ударила его кочергой и выпрыгнула в окно!
— А потом Иванов встал, догнал ее, придушил, вернулся и умер.


И тут бросается муж, почему-то ревнивый. Я не бил его, я только успокаивал!


Ну, ты смотри, у меня же красота в морге. Прохладно, мои клиенты никуда не торопятся, не хулиганят, не бранятся.


— Мда… шерше ля фам!
— Не поняла?!
— Что ты не поняла? В вольном переводе с французского это означает «от баб добра не жди!


Девушки иногда бывают беременными, это тебя удивило?


Что сияешь как начищенный таз?


Сейчас бы как в гробу крышкой закрыться: тихо, спокойно, никто над ухом не квакает.


Сереж, ну не томи, а то я тебя загрызу как собака Баскервилей.


Коля, у тебя склероз!


Если бы мы все и всегда знали про наших детей…


Смерть — это всегда несправедливо.


— Ну что у тебя?
— Кровь липкая!
— Здорово! Я могу идти?
— Но тогда вы не услышите самого главного.
— Что земля круглая?


— Амелина, ты чего?
— А, потеряла…
— Что потеряла?
— Юбку?!
— Ха-ха-ха!
— Мне кажется, или это сексуальное домогательство?
— Сексуальное домогательство — это то, в чём ты ходишь!
— А мне нравится!
— А ты думаешь мне не нравится?


Какой преступник глупый пошел: отпечатки стёр, а ДНК оставил.


— Вязать умеете?
— Я все умею!


Утро добрым не бывает. По крайней мере, на нашей работе.


— Вообще, Валюша, зависть — разрушительнейшая вещь. Вот Тропачёв из зависти подался в аферисты. Красивой жизни захотел, паразитировал на жадности зажиточных господ. А чем всё закончилось? Лежит теперь Тропачёв у тебя в морге, голый, босый.
— Ну, допустим, перед Валюшей голым, босым ни один мужик не отказался бы оказаться. Детали в том, что он совершенно мертвый, лежит в морге. И это портит всю картину.


— Подождите-подождите, а на чем я домой поеду?
— А вы можете у нас переночевать, одна камера пока свободна.


Я сестер близких друзей не воспринимаю как объект сексуального домогательства.


— Я тебе говорил о твоей гениальности?
— Ну что-то такое проскальзывало.
— Напоминаю.


Проститутка — это не человек. Я вершитель судеб. Хочу убью, хочу изнасилую.


А давайте внедрим туда Юлю в качестве стрептизëрши?
Ванечка, А не пойти бы тебе… В лабораторию?


— Я говорил тебе, что ты гений?
— Да-а…
— Я тебя обманул.


Майский: — Петрович, ты слыхал сказку про кашу из топора?
Круглов: — Ну…
Майский [достает половником из кастрюли с лапшой пистолет]: — А про суп из пистолета?
[Пауза.]
Майский: — Может, он что с рецептурой перепутал?


Кость, ты не волнуйся, мы что-нибудь придумаем. Я сам волнуюсь…


Влюбленную женщину надо ценить.


В нашей стране женщины любят, чтобы за них принимали решения, чтобы мужчина на своем настоял.


— Платон мне друг, но истина…
— Подруга!


Итак, у нас в деле две головы и ни одного тела…


Недотрога, недотрога,
Ты за нос меня потрогай.


— Да что же это такое…
— Ну, как говорит Аристов, — чёрт знает что.


Цветов не надо, возьму натурой.


— Как ты себя чувствуешь?
— Не спрашивай… как заштопанный презерватив.


— А спецназ вызывать?
— Да, накормить, напоить и спать уложить. Пусть ребята отдохнут.


— Поэт песенник, собирайся, поедешь со мной в ФЭС.
— Не, я тебя не батл вызываю. Давай, накидывай мне панчи.
— У тебя ещё виски на губах не обсохло, что бы меня на батл вызывать. Поехали в ФЭС, будет тебе там в допросной батл с МС Рогозиной, Йоу.


— Вот, Галина Николаевна, я собрал информацию обо всех уволенных с фабрики, вообще там увольнения происходят не часто, но как раз сегодня написали двое заявление.
— Написали по собственному желанию?
— Даа, конечно, ну вы сами понимаете, если когда-нибудь мое хулиганство вынудит вас меня уволить, я надеюсь, несмотря ни на что, вы дадите мне возможность написать заявление по собственному желанию.
— Не дождешься!
— В смысле?!
— Если когда-нибудь, не дай бог, мне придется тебя уволить по собственному желанию, я запру тебя в камере и заставлю работать под угрозой лишения сладкого!
— Вы не сможете так поступить!
— Я смогу, Иван! Знаешь, почему?
— Почему?
— Потому что у меня каменное сердце и железная выдержка!
— Никогда в вас не сомневался!


— Личность ни одной из трех жертв установить не удалось, но судя по их одежде, все они имеют отношение к древнейшей профессии.
— К журналистике?
— К проституции!


Если у детей не хватает смелости сбежать от родителей, и их разлучают, они потом на всю жизнь остаются несчастными людьми. Вырастают и превращаются в одиноких роботов-трудоголиков.


На теле погибшего обнаружено: четыре раны с пятикопеечную монету, семь ран с десятикопеечную монету, одна рана с рублевую, три с двухрублевую и шесть с пятирублевую. Итого: у потерпевшего ранений на 37 рублей 90 копеек.


— Вся современная криминалистика базируется на правиле Локхарда: два взаимодействующих предмета обязательно оставляют друг на друге следы.
— Я помню, Галина Николаевна, я же не все ваши лекции прогуливала.


— На трусах тугая резинка.
— И что?
— Если я хоть что-то понимаю, она могла оставить следы на талии и на бедрах.
— Ты его слушай! Он знает толк и в женщинах, и в трусах!


Я офицер, интеллигент в третьем поколении!


Квартирный вопрос разбил гораздо больше сердец, чем дружба, любовь, секс, вместе взятые.


Женская месть термоядерная штука.


— А я тебя все жду.
— Лет через сорок!
— А ты оптимист.
— Я реалист. Был бы оптимистом, сказал бы — через шестьдесят.


По статистике, большинство убийств происходит в состоянии алкогольного опьянения.


Ваня, ты лось!


*Чих*
— Так! Быстро в морг, сдавать анализы!
— Тихо, Тихо, Тихо, Тихо. Это перец!
— Это ПЕпец!


— Меня всегда обманывали. Всегда говорили: «Дед Мороз, борода из ваты».
— Это у старых из ваты, а у современных из синтетики.


Мы, женщины, существа загадочные и обычная логика нам не свойственна.


— Ну что? Вижу, засиделись вы в столице. Думаю, перемена климата вам не повредит.
— О! Море, пальмы и песок?
— Почти. Тундра, ягель и снежок. За полярный круг полетите. Распоряжение главка.
— Облом.


Ну давай, машинка, найди мне этого плохого дядю и я пойду домой. Или ты с ним заодно?


Кто к нам с мечом придёт, тот по башке и получит.


— Я, кажется, знаю, кто убил Алену.
— И кто же?
— Помнишь, в квартире Шустов нашел темно-коричневые волоски? Это шерсть норки.
— Норки?! Ты хочешь сказать, что девушку убила норка…
— Норка, конечно, зверь коварный, но не до такой же степени, чтобы написать предсмертную записку.


Галина Николаевна, прошу впредь меня не посылать в роддом. Я там нервничаю, прям как роженица, ей Богу.


— Она писала книги в жанре жесткой эротики.
— Здорово! В смысле — хорошо. В смысле — понятно.


— Полмиллиона наличными за одну ночь. У меня таких родителей не было…
— Ну знаешь, тебя и не крали никогда.
— Да и сейчас, кроме Лисицына, вряд ли кто-то рискнет. Даже с такой сумкой…
— Зато за тобой очередь аж до трех вокзалов!


— Ты вены резал?
— Нет, стрелялся.
— И что?
— Пуля отрикошетила.
— От чего?
— Ото лба.
— Крепкий лоб у тебя, Майский!


Холоднее стал октябрьский ветер
И в душе летающая льдинка,
Но я знаю, что на этом свете есть моя вторая половинка.


— Ни «спасибо» тебе, ни «пожалуйста»… Тяжело мне, интеллигентному человеку.
— Вот с Котовым в жилетку поплачетесь.


Здорово! В смысле — хорошо. В смысле — понятно.


— Меня никогда не берут на дело.
— Меня тоже.
— Тебя возьми на дело, второе будет.


Ты знаешь, что по течению может плыть и дохлая рыба?


Труп почувствовал запах спирта, ожил, попросил 100 грамм на опохмелку.


Давай монетку бросим? Если решка — еду я, если орёл — ты не едешь.


Если бы преступники знали, что может мой комп, они бы номера не спиливали!


У кого алиби? Терпеть не могу алиби!


— Что, Ванечка, подыскиваешь себе новую губную помаду?
— Да. Вот решил сменить имидж. А то с девушками не везёт что-то. По крайней мере, с одной из них.
— Думаешь, с мужчинами будет проще?


В каждом минусе можно найти свой плюс.


— Мы что, комаров-мутантов теперь по всей Москве будем отлавливать?
— Не комаров, а комарих! Кусают, между прочим, только особи женского… пола! А предлагаю ловить на живца! Тебя как? Комарихи любят?!


Девушка, прекратите доставать моих сотрудников, иначе на свидание с вами пойду я!


— Следователь из Привольска пропал, парень, проживавший в Привольске у нас в морге отдыхает.
— Ты полагаешь, что это может быть как-то связано?
— Да нет, наверное.
— Тебя бы ни один иностранец не понял! Согласие, отрицание, сомнение. Да, нет, наверное.


Лучшая подруга женщины — это она сама.


— Привет, Тань. Чего так поздно-то?
— Я была на курсах экстремального вождения.
— Кто ж тебя туда пустил-то?
— Ну знаешь, допусти меня только до вождения, а уж экстремальным я его как-нибудь сделаю.


— Мы знаем фамилию убитого?
— Мы знаем о нём всё. Артём Николаевич Мартынович, 25 лет. <…>
— Это всё установили по зубам?
— На снимке есть логотип стоматологической клиники, покойный хотел установить импланты. Наверное, ему повезло.
— Почему?
— Не успел. Обидно умирать с новыми имплантами.


Галина Николаевна, я был в туалете… в смысле, на месте преступления!


— Слушай, а может, ты в него влюбилась? А что, богатый, одинокий…
— Не дебил, как некоторые!


— А лицо хорошее, на злодея не похож.
— Я боюсь, что если был бы чемпионат мира по хорошим лицам, победили бы злодеи.


Страшный сон патологоанатома — ночью звонят благодарные пациенты.


— Что же вы всё над душой-то стоите?
— Профессор, знаете, как говорил один известный персонаж: «Чегтовски хочется габотать».
— А вот другой персонаж сказал: «Торопливость нужна при ловле блох».
— Но у меня нет блох.
— А вы их заведите.


И как же теперь со всем этим разбираться? Я же не Менделеев. И даже не Тихонов.


Изучаю следы чужих сексуальных утех, вместо того, чтобы самой…


Кость, а может он реально в Тайланде или на Мальдивах? Сгоняем искупаемся.


— Ванечка, ну что ты возишься, а?
— Вообще-то это называется «провожу экспертизу». Но если тебе так проще…
— Ты мне скажи, её сигарета найдена на пляже?
— Вам бы только человека в тюрьму посадить.
— Не человека, а преступника.
— Ну, в общем, на сигарете с пляжа и на сигарете Ларисы Огневой одна и та же ДНК.
— Вот это да!
— Иди, иди, сажай, садовод-любитель.


— Есть какие-нибудь идеи?
— Есть… Хочется есть. Может, пообедаем?


— Че орешь?
— Тебя потерял — испугался, теперь нашел — радуюсь!!!


— Ванечка, вставай, твоя очередь ребёночка качать.
— Холодов, твои семейные шуточки стали моим кошмаром.


Вань, ты не компьютерный гений — ты какой-то компьютерный маньяк.


Я понял, как было дело: он её порезал, сам умер, а она ещё полчаса ползала по квартире, разбрызгивая кровь!


— Мы побоялись, что нас посадят!
— [Тихо] Посадят. [Громко] Вы что, картошка?


Отравила мужа и сама подорвалась на яде. Вывод: жениться не стоит. Хотя бы из инстинкта самосохранения.


— А это кто?
— Полковник Рогозина — руководитель Федеральной экспертной службы.
— Женщина?!
— А вы что-то против имеете?


Кто рано встает, тому Рогозина премию дает!


Да, Ваня, Дед Мороз умер, и никогда не принесёт тебе подарка.


— Коль, вези-¬ка ты нам этого Федосеева.
— А он не поедет.
— Как это не поедет? А если его хорошенько попросить?
— Да хоть на коленях будете стоять, всё равно не поедет. Он за границей.


Порой высказывания наших любимых героев становятся настоящими крылатыми выражениями. Порой их мимика и жесты просто неповторимы. Вот почему мы их любим.


— Вообще-то, меня интересуют ее волосы. Когда Березин прислал фотки, я обратил внимание на качественное окрашивание волос.
— Игорь, ты не перестаешь меня удивлять.
— А еще я знаю, что такое шеллак и шугаринг. Да, дорогое окрашивание.
— Жертве лицо кислотой разъело, а ты про окрашивание?
— Вообще-то, я ищу зацепки для опознания. Хватаюсь за каждую соломинку. В данном случае — за волоски.


— А на что же она жила-то ?
— Она занималась интернет-активизмом. Причем дома и по ночам.
— Интернет-активизмом? Зашибись.
— Она распространяла cancel culture.
— На russian language мне говори, пожалуйста.
— Культура отмены. Это публичный бойкот контента морально проштрафившихся пользователей или угнетателей. То есть, тех токсичных личностей, или токсиков, чей образ жизни, высказывания, ну и так далее, кого-то угнетали.
— То есть, ты считаешь, что сейчас мне все стало ясно? Ты еще больше меня запутала. Какой-то инопланетный язык.


— Ром, у меня билеты в театр. Ну, я не хочу проводить обыск у Дасовой и ее охранников. Во-первых, это за городом. А во-вторых, там гарантировано найдется
что-нибудь еще не по нашему делу. Придется смежников вызывать.
— Да успокойся ты. Чего ты так завелась-то? Ну ладно, бери Шаталова.
— Да? Показать ещё


— На сайте MedLida есть раздел, где врачи выкладывают неофициальные, скажем так, фото: семейный отдых, спорт и так далее. Я исходил из мысли, что фотки из лаборатории зеленым слил кто-то свой. Перебрал все снимки сайта и нашел ту самую камеру.
— Я сейчас должна спросить кто? Или сначала хорошенечко тебя контузить, а потом уже спросить?


— Поэт-песенник, собирайся, поедешь со мной в ФЭС.
— Не, я тебя на баттл вызываю! Давай, накидывай мне панчи!
— У тебя еще виски на губах не обсохло, чтобы меня на баттл вызывать! Поехали в ФЭС, будет тебе там баттл в допросной с МС Рогозиной! Йоу!\


— Господи! Где ты был-то, а? Я его чуть не пристрелила.
— Ну и пристрелила бы, ничего страшного.
— Дело в том, что Рогозина просила не калечить.


— Видите, Николай Петрович, этот отель — прикрытие для борделя. Поэтому и камер нет. Ничего мы тут официально не выясним.
— Похоже, Светлана Дорохина как-то связана с этим отелем. По крайней мере, киллер, которого она вызывала, точно с ним связан. Попробуем его выманить на живца. Сможешь Леню прикрыть?
— Ну конечно. Как же я его отпущу одного, без прикрытия, в логово разврата. Еще не дай Бог травмирует его неокрепшую психику.
— Еще неизвестно кто кого травмирует. Я за время работы в ФЭС такого насмотрелся, что портовые шлюхи в обморок падают.


— О-о-о! Хм! Коварная обманщица. Я уж и не думал, что увидимся. Но Господь смилостивился. Видимо, что-то хорошее я все-таки сделал в своей жизни.
— Ну, как я могла отправить тебя на пожизненное не попрощавшись?
— За что ты, судьба, так жестока ко мне? Встретив тебя вначале своей загубленной жизни, может и не загубил бы ее.
— Если бы в начале загубленной жизни ты использовал свои актерские таланты, сейчас был бы звездой и играл в ментовских сериалах.
— Мне никогда не нравились герои-менты. Какие-то они примитивные. То ли дело мы, злодеи. Ну, ладно, чего тебе еще рассказать? Душу для тебя наизнанку выверну. Хочешь режь, хочешь жги.
— Ну, жжешь у нас пока только ты.


— У тебя что-то еще?
— А еще Власова просила передать, что злодей вероятно выйдет на новую охоту.
— Почему она сама не пришла?
— Боится, что вы откажете.
— Правильно боится. Это очень рискованно.
— Галина Николаевна, Власова просила передать, что наденет бронежилет и еще сказала… Что обещает не калечить злодея.


— В городе говорят какой-то маньяк страшный завелся. Мы с Кириллом… Мы решили просто приколоться.
— Кто такой Кирилл?
— Кореш мой.
— А в чем прикол?
— А, да… Мы теток пугаем, на камеру все записываем. Хотели в инет выложить вот.
— А смешного-то что?
— Да они убегают прикольно. А если ускорить, вообще ржачно получается.
— Откуда же вы такие мутанты беретесь? Ладно, будем тебя лечить.
— Как-как… Как лечить?
— Отправим в тюрьму к самым злым зекам. Они тебя будут пугать, мы это будем снимать и хайповать в интернете.
— Вы чего? Вы же не можете так. Это вообще незаконно!
— Мы можем все.


— Хутор зарегистрирован вот на эту даму — Ольгу Полуэктову.
— Ну и правда, баба Яга. Надо Тихонова предупредить, чтобы поберегся.
— В смысле?
— Так ну он же у нас Иванушка.


— Ну что, мы уже по горячим следам идем?
— Ага, комнатной температуры.


— Никак соскучилась по мне?
— Ночь не спала, о тебе думала. Поможешь поймать того, кто наркоту твою пригрел и все это заварил?


-Кстати, для тебя тоже есть работа, — ставит перед коллегой контейнер с мертвым скорпионом.
— Вообще-то, трупами у нас Антонова занимается.
— Она не обидится, приступай.


— Я выяснила имя похищенного — Кроликов Родион Федорович.
— Зрители опознали?
— Программа распознавания лиц. И это хорошая новость.
— А, есть еще и плохая?
— Обязательно. Как минус и плюс, как лед и пламя… Андрюш, говори быстрее, а то у меня заканчиваются сравнения.
— Слабачка.
— Машины с номером О 219 ХА, на которой ехали Леший и Кощей, не существует.
— А Леший с Кощеем значит существуют?
— За этих я не ручаюсь, а вот Родион Кроликов вполне реален. У него даже папа есть — Федор Константинович.


— А где этот сайт гадолюбителей?
— Хочешь подарить мне паука или лягушку?
— Нет. Смотри.
— «Выставка экзотических животных. Открытие 2 января». И что? Я не понимаю.
— Сейчас все поймешь. Нам нужен костюм Снегурочки и камера. Я сделаю тебя звездой.


— Я думал, я здесь один остался.
— Пока Амелину не найдем, расслабиться не получится.
— Галина Николаевна, я в поте лица стараюсь.
— Твои потовые железы — это проблемы твоего здоровья. А меня сейчас интересуют твои мозги.


— Пф! Спицына четвертый раз сбрасывает, после того как я ей представился. Явно чего-то опасается.
— Спицына в Таиланде. Аниматор с почасовой оплатой. И круглосуточным выездом. Как-то подозрительно.
— А почасовая Снегурочка без деда Мороза не подозрительно? Ты, Тихонов, такой же умный, как чугунный утюг без кондиционера. Когда дело касается женщин.


— Ай!
— Терпи. — Закрепляет безделушку на колпаке коллеги. — Красавчик.
— Привет, тунеядцы!
— Хм! И вам того же, и побольше.
— Да тебя наградили, Андрюша.
— Хоть что-то. Медалька… Ай-ай-ай! «За выслугу». А то от Рогозиной всё равно не дождёшься.


— Слушай, ну сколько еще можно этому клоуну названивать?!
— Фокуснику.
— Да какая разница? Все, хорош. У нас тоже пару фокусов в запасе имеется.


— Ты правда считаешь, что этот ребенок мог провернуть такую операцию?
— Возможно он был не один. И потом, ему нужны были деньги, а если к этому добавить мечту о мести папаше…
— Вот я давно заметила, что месть — твой любимый мотив. И вообще ты злопамятный.
— Че это я злопамятный? Отомщу и забуду.


— Ну.
— Двести тысяч из квартиры Артура Гарбузова.
— А что с ними не так?
— На них отпечатки пальцев Дмитрия Рудакова и Артура. Дмитрий дал Артуру пол-миллиона, минус триста…
— Думаешь Артур не врет?
— Я проверил счета всех близких родственников следака, который вел дело о ДТП. Так вот его жена вчера положила на свой счет ровно триста тысяч.
— Твои мысли — это твои мысли, нужны доказательства.
— Вы хочете фактов? Их есть у меня.


— Ты знаешь, Серега, я впервые в жизни допрашивал персонажа из мультфильма.
— И как?
Лисицын вдыхает воздух из шарика, наполненного гелием.
— Я никого пальцем не тронул! Я ни в чем не виноват!
— Тебе все равно придется во всем признаться, негодяй! — Майский повторяет за коллегой.
— Только не сажайте меня в тюрьму! Я всего лишь закапывал трупы и похищал людей! Не сажайте!
— Ха-ха,теперь ты сядешь надолго! Ты плохой, ты очень плохой!


— У меня такое ощущение, что у этой куклы жизнь понасыщеннее будет, чем у меня.
— Может тебе бороду отпустить?
— Кстати, борода жизнь продлевает. Воздух фильтрует.


— Слушай, ну считаю это дело не стоит ломанного яйца.
— Ага.
— Видите ли у ребенка няня сбежала, на пару часов. И что?
— Ну, с фокусником она сбежала не просто так.
— Пока она будет где-то со своим фокусником развлекаться, мы с тобой будем по всей Москве, язык на плечо, как собаки страшные бегать.
«Девушка, а вы видели няню, нет? Идите с богом! А вы не видели? Нет? Няня? Где няня?». Вот так и будет, я тебе говорю.
— Серега, в главке у Рогозиной есть люди, которым она отказать не может.
— Знаю я. Но вот попомни мои слова, Костя — что родители этого ребеночка какое-нибудь очередное жлобье.


— .. И среди их клиентов были аптечные сети.
— Намекаешь на то, что Гриневич использовал старые связи, для того, чтобы добыть тропокардин?
— А чем не вариант?
— Для начала было бы неплохо разобраться, какой резон Гриневичу избавляться от Змагина?
— Ему резон простой — единолично управлять компанией и ни с кем не делиться прибылью.
— А на чем сейчас специализируется фирма?
— На иммерсивных технологиях.
— По-русски можно?
— Хороший вопрос. Вот его ему и переадресуй.
— Иди, выезжать будем. — Рита, улыбаясь, погладила собаку. — Ой, котёнок. Иди.


— Да, действительно, под бачком — микро-камера.
— Хм, вот оно что. Слушай, нам же еще женский туалет надо осмотреть. Неловко как-то… Вдруг какая-нибудь особо пугливая зайдет.
— Серега, а что неудобно-то? Мы все равно что врачи.
Щас пойдем вместе, глянем в щелочку.


— Ого!
— Хорошо, что я в детстве любил в машинки играть, и в паровозики еще. Если бы у меня была такая кукла, не знаю, кем бы я стал.
— А у меня в детстве была любимая кукла.
— Не знаю, паровозики — явно безопаснее.


— Дорогие наши компьютерные гении, вы можете определить, вносились ли изменения в файлы клиники с данными по Тарасову?
— Мы все можем. А что, есть какие-то подозрения?
— В анализах Тарасова нет никакого намека на афродизиак. Но такого не может быть.
— Хочешь сказать, что они все знали, но подделывали анализы?
— Именно.
— И после смерти ему сделали анализ крови, но в нем нет следов препарата, который вызвал приступ.
— Кстати, между прочим, ему могли подсунуть этот препарат под видом афродизиака, время приема соответствует.
— Может у Тарасова и онкологии не было? Подделали анализы, чтобы вытянуть деньги.
— Очень может быть. Я это как раз проверяю, но просто для этого нужно больше времени.


— Чуть выше. Еще.
— А можно опустить?
— Нет! Улики испортишь.
— Тарасов Дмитрий…
— Сын Михаила? Он тоже снимал заглушку?
— Получается, он мог знать про афродизиак, и заменить его. Подожди, не опускай.
***
— Я думаю, нужно осмотреть все ножки кровати.
— Да, конечно, давай. Мне очень нравится держать, давай подержу.
— Еще повыше.
— Еще повыше, конечно.
— Вот так. Так, хорошо. Есть. И врач, и сын, проверяли все ножки кровати .
— Не, ну врач-то понятно. Он таблетки искал и не находил. А сын почему? Если он только подменил таблетки…
— И хотел их потом забрать, но, похоже, не нашел, получается, их кто-то еще забрал.
— Погоди. А может Тарасов не прятал пузырек на ночь? Светлана сказала, что они занимались сексом и вечером, и утром. Если он только таблетку и утром захотел принять?
— Но он не стал бы прятать таблетки в ножку кровати. Он бы их оставил до утра, а потом бы уже спрятал.
— Да, но комнату проверяли — ничего не нашли. Иначе бы Пуляев об этом узнал.
— А можно подержать еще немножечко кровать?
— Нет-нет, ты с кроватью очень хорошо соображаешь.


— Взрывное устройство обнаружено. Оно примитивное, но триггера два. Основной по радиосигналу, запасной — это таймер. Я думаю что от взрывной волны листовки должны были разлететься по всей округе.
— Игорь, уходи оттуда. Пусть дистанционно подорвут.
— Да чтобы я улики потерял? Да ни в жизнь, — Игорь перекусывает кусачками провода. — Ну и чудненько.


— Нужно восстановить вчерашний и позавчерашний день убитой по часам. Где была, и где могла оставить деньги.
— Понял Вас… Галина Николаевна.
— Работаем.


— Галина Николаевна, кровь в кузове принадлежит убитому. Других следов там нет.
— Ты не назвал его имени, значит в базе его нет?
— Теперь есть. Числится как неопознанный труп.
— И что ты сделал, чтобы он числился как-то по-другому?
— Пробил номера «Газели».
— Не слишком утомился?
— Ну, как сказать.
— Говори быстро, ртом и по делу.
— Машина зарегистрирована на фирму по сдаче автомобилей в аренду.


— Значит, смотри что интересно: никаких смертельных ран я на теле не нашел, но вот на руке у него что-то очень похожее на укус. Видишь?
— А откуда столько крови?
— Вот, вполне возможно, что он в темноте напоролся на ху-яо. И она ему кровь и выпустила.
— На ху,…что?
— Яо. У нас за стеночкой говорят, «ху» — это лисица, зверь. А «яо» — это колдовской… Манящий… Понимаешь? То есть, это лисица-оборотень.
— Это у вас за стеночкой — это за китайской стеночкой?
— Молодец. Лисица-оборотень — по-китайски.
— Ты в отчет это ху-яо внеси. Думаю, Рогозина будет довольна.
— Уже внес.


— Что скажете по нашему фигуранту? С пока еще не определенным процессуальным статусом?
— Я не знаю, как это классифицировать, Галь. Он скончался около трех суток назад, никаких видимых повреждений на теле нет.
— А кровь?
— Сейчас скажу… А кровь — свиная.
— О, значит один потерпевший у нас есть. Или потерпевшая? Какого пола была свинья?
— На гробу никаких отпечатков нет, все протерто. Формально — это угон и хулиганство. Похоже, что подтверждается версия про происки конкурентов этой ритуальной фирмы.


— Посмотри, три удара: один в затылок, и два, скорее всего как добивающие, в височную область. А зачем грабителям свою жертву добивать?
— А зачем грабителям жидкость для розжига угля?
— А я не чувствую, у меня насморк.
— А я чувствую себя как в сказке.
— В какой сказке?
— Про белого бычка. Про Белую и бычка.


— Шульгин явно планировал стать светилом науки, издать бестселлер «Метод Шульгина».
— Светило, Андрей, от слова «свет», а этот — кромешный мрак. Чудовище и монстр.
— Ну а что, «Метод монстра» тоже неплохо звучит для названия фильма ужасов.


— Да, ведьмочка, похоже, с большой высоты навернулась,
— Ну да. Попала в колдовское ДТП, столкнулась с Бабой Ягой на угнанной ступе.
— Ну да…


— Привет. Ну и в чей же внутренний мир я сегодня загляну?
— Привет. «Уич бич» — ведьмы-стервы.
— Ну, вообще-то это по-другому переводится.
— Я просто по-русски.
— Ну ладно. А это кто так обидно девушку обозвал?
— М-м… Она сама. Ник такой. Странно, Лялина хвасталась в соц.сети беременностью…
— А почему странно?
— По-моему в сферу интересов Уич бич деторождение не входит. Они априори чайлдфри.
— Ну, смотря кто отец ребенка. В средние века ведьм обычно обвиняли в сношении с самим дьяволом.
— А-а-а… Ну, парень Лялиной точно на дьявола не похож.


— А Корецкий, между прочим, назвал тебя тонким, чутким и умным собеседником. Я вот думаю, может быть вам еще раз с ним на свидание сходить? Можешь быть без макияжа на этот раз,а ?
— А зачем мне Корецкий, когда у меня рядом такой замечательный напарник, как ты?
— Ничего себе!


— Доброй ночи, Валя.
— Доброй ночи у мужа под бочком.


— Ну, что я могу сказать? Молодцы! Резво стартовали. Правда результат в итоге не самый убедительный. Но не беда. Вы же в конце концов выработаете хоть какое-то подобие плана?
— Мы сосредоточимся на тех людях, из списка контактов Бедрича, чьи смартфоны имеют модули поддерживающие фо-кей.
— Разрешение 4К!
— Я поняла, если что. Мне непонятно другое: почему до сих пор никому из вас не пришло в голову диверсифицировать риски?
— А это как?
— Поискать другую работу, видимо.


— Оля! Оля?
— Ну она же врет вам бессмысленно, посмотрите, как не стыдно? Разве это Оля? Лёня.
— Леонид Субботин, старший лейтенант полиции. Федеральная экспертная служба.Извините за маскарад, Викентий Викентьевич, просто нам не хотелось вас подставлять перед вашими подчиненными и начальством.
— Хотя, если приглядеться, вы сами делаете это с потрясающим упорством.


— …То ли дело Оля. Тонкая, чуткая, остроумная… Жаль, по паспорту Леонид.
— У каждого свои недостатки.


— Серёг.
— Да.
— Ты откуда знаешь потерпевшую?
— Да я ее, Коля, особо, ну, толком-то и не знаю. Так, виделись пару раз. Это… Короче, знакомая… моей… подруги там одной.
— Подруги?
— Ну да, ничего важного.
— Серега.
— На самом деле, Коль, практически жена она мне уже. Петрович, я потом тебе все расскажу. Ты поймешь. В общем, вот у моей практически жены есть модельное агентство. И Карина с ними работала. Ну там снималась для журналов, рекламок, этикеток там. Ну, проще, модельная вся эта муть. И в кафе познакомились, я ей еще визитку свою дал. Вот ребята местные нашли мою визитку, мне позвонили.
— Ты с каких пор хранишь верность одной женщине?
— Я просто всем остальным вру. Ладно, шучу. Серьезно все у нас, Коль. Год уже почти.


Андрей мирно дремлет в лаборатории. Внезапно раздается голос Галины Николаевны:
— Нельзя спать на рабочем месте! Позор тебе, Холодов!
— А я не сплю, Галина Николаевна, — оправдывается эксперт не поднимая головы. — Я задумался, — его внимание привлекают туфли, подняв глаза, он видит довольную Оксану с телефоном в руке.
— Это программка — имитация голоса, — с улыбкой произносит девушка. — Доброе утро.
— Жестокая ты, — прокомментировал Холодов.


Оцените статью
Афоризмов Нет