Песни рэперов — цитаты и афоризмы (300 цитат)

Рэперы — это не просто исполнители, а настоящие художники слова. Их музыка олицетворяет борьбу за свободу и правду, их тексты отражают реальность и вызывают сильные эмоции. Рэперы не боятся говорить о табуированных темах и поднимать проблемы общества. Они используют свой талант, чтобы донести до слушателей важные послания и вдохновить на перемену. Рэперы — это голос народа, который не умолкает и продолжает звучать, пока не будет услышан каждый. Песни рэперов — цитаты и афоризмы в данной подборке.

Все решает небо — запомни, кем бы ты не был.

Все решает небо — запомни, кем бы ты не был.


Ты на пафосе такая вся, не ебаться. От счастья мои эмоции рвут тебя на части. Моё участие в жизни ни во что не вставило, Но глядя в твои глаза я терпел тебя.

Ты на пафосе такая вся, не ебаться. От счастья мои эмоции рвут тебя на части. Моё участие в жизни ни во что не вставило, Но глядя в твои глаза я терпел тебя.


За тебя я отдам жизнь, Ради тебя поднимусь ввысь и вновь упаду вниз..

За тебя я отдам жизнь, Ради тебя поднимусь ввысь и вновь упаду вниз..


Всем нашим пусть сопутствует удача И если вдруг будет иначе, не сворачивай Задача: закончить то, что начато и идти дальше.

Всем нашим пусть сопутствует удача И если вдруг будет иначе, не сворачивай Задача: закончить то, что начато и идти дальше.


И пусть здоровье порчу, печень, почки пусть, Ещё опасней для здоровья эта грусть.

И пусть здоровье порчу, печень, почки пусть, Ещё опасней для здоровья эта грусть.


Грех пытаться тень догнать, бред, как буклеты Гербалайф. Нет на свете примерных пар, время делать карьерный план..

Грех пытаться тень догнать, бред, как буклеты Гербалайф. Нет на свете примерных пар, время делать карьерный план..


В правде сила. Истина неоспорима. Искренность — в ней сила. Вот так.

В правде сила. Истина неоспорима. Искренность — в ней сила. Вот так.


Когда этот город засыпает — я встаю.

Когда этот город засыпает — я встаю.


Ты думал, останешься победителем, который показал место всем. Нет, тебя запомнят как чувака, который дважды облился чаем на «Версусе».

Ты думал, останешься победителем, который показал место всем. Нет, тебя запомнят как чувака, который дважды облился чаем на «Версусе».


Если палка создает из обезьяны человека, микрофон из каждого не делает MC.

Если палка создает из обезьяны человека, микрофон из каждого не делает MC.


Трудно жить достойно, но это стоит того…


Меняются времена, чувства, вкусы, привкусы. Склоняются имена, племена, курсы, принципы.


Наши улыбки давали нам обоим надежду.


Блин, на часах два, в голове бред Ща, пять сек. Покурю и сплю, Схожу, куплю сигарет.


Между нами преграды из астероидов и комет, Сложно добиться счастья, но это не конец..


Мы будто две льдинки в огромном океане, Я твой айсберг, ты мой Титаник.


Важна твоя рука во время моего отчаяния. Важны твои глаза в бою за моими плечами.


Я прошу у судьбы совсем немного: Чтобы наши два пути стали одной дорогой.


Независимо от крепости жести оставаться вместе…


Они считают, что тут схватка Вельзевула и Белиала. Это не так. Я батлю с подчиненным из филиала.


Я здесь, чтобы поржали на пару с пренебрежением. Он ко мне с обожанием, подражанием, но отторжением.


А вы до сих пор цеплялись за Окси, ведь он же живой… Но только живой пример, что любой за 4 года может исписаться и стать никем.


Ты настолько тупой, что так и не понял, что я тебе предлагаю — мир или все же войну.


Я не умею жить не любя.


А вызвать злобу толпы мы способом можем любым: и за то, что мы слишком похожи на их кумиров, и за то, что мы не похожи на них.


Что сделало личностью тебя: диплом или то, что ты записался в зал?


Освоив в смоке каратэ, возглавив каменный лес, где город джунглей по законам стаи скалит оскал, его покинул Шеф — теперь там городская тоска.


Вот настал день, когда у нас имена есть не только для круга близких.


Твои малолетки-фанаты при первой возможности найдут себе нового, кого-то свежее, банальнее.


Мысли о тебе, Мама, как лучик света.


Мне нужны проблемы, чтобы быть на волне.


Нам нужны песо, не популярность. Ты хочешь выжить, давя на жалость.


Номер, в котором я утром, мне не снился даже час назад.


Буду погибать молодым пока, потом буду погибать старым.


Улыбайся — всё не напрасно.


А пока что я свободен, делаю, что я хочу.


Помню, как однажды в жизни я зачем-то вдруг стал умным.


Я хожу как я хочу, ты ходишь, как тебе позволят.


По новостям все так же — в России счастлив каждый, но если ты молчишь, то не переживай, мы скажем.


Кто-то ищет любовь на сайтах, скрывая тайные желания в мегабайтах.


У меня мыслей — больше, чем в Китае риса.


Нет счастья без боли, нет правды без лжи.


Толпы молят о пощаде, но целуют идолов, идолы в ответ лишь представляют собой иродов.


Не покидает ощущение: жизнь — перемотка. 21 год во сне и я у эшафота.


Можешь закрывать меня, ведь я — это правда. Мы и так в одной большой тюрьме, дышим все на ладан.


Проехав на красный свет можешь покинуть белый,


Но это твоё личное дело.


Наш любимый цвет — черный, наш любимый запах — сырость.


Русский поэт — это тот, кто с собой носит перо. Богатство разума достойно стать единственным. А разговор с тобой я вижу продолжать бессмысленным.


Молитва матери питает мои раны, я держу ее под сердцем и несу ее как знамя.


Заказывая сладость, ты получаешь только градусы со льдом.


Я не помню, когда спал, и цвет нормального лица.


Я беру все твои чувства на прокат.


Мои взгляды очевидны, для тех, кто их понимает.


Она недаром говорит, что чувства — это лишнее.


Но я не вижу в ней лица, я вижу силуэт… этой жизни, что хотели все мы когда-то.


Лень — это не отмазки.


Разбогатей или сдохни, но нам никогда не бывает достаточно.


Я буду помнить все это до старости.


Я не молодая кровь, но я свежая вода.


Я знал и искал себя в этом мире холодном, пропитанном дымом и болью.


Без тебя я бы ненавидел того, кем я стал.


Ты или я — мне все равно, ведь мы идем ко дну вместе.


Они хотят сиять, но только вторят нам.


Но я тупо не смог, ведь моя судьба всех вокруг валит с ног.


За тех, кто причинил мне боль, я тихо помолюсь…


Дайте времена нам, где мы были молоды, были мы убитыми, но не были мертвыми.


Через эпоху о тебе не вспомнят, просто смирись с этим фактом.


Я чувствовал то же, слоняясь бездомным, и я никогда не хотел верить в «завтра».


Я растворюсь в тумане, одиночество — есть мудрость.


Но если выбор делал я, тогда кому нужна судьба?


Верь в людей, но лишь единицам доверяй.


Извини за прямоту, но даже в этом клубе все когда-нибудь умрут.


Толпы идущих на смерть, и так жалок в бреду человек.


В легких бурлящая нефть, и на привязи голоден гнев.


Мы воины света, мы же воины тьмы.


Как тебе мой навык убеждать себя в обратном?


Так тщеславен по сей день, я считал нас пламенем среди потухших.


И не знал, как надо жить, да я просто брал и жил.


Боялся, что мою бездарность примут за дар божий, я так хотел быть проще, смотрите, я такой же.


Я не пытаюсь что-то менять и меняться, взял и просто смирился.


Жизнь — столько смысла, но настолько пусто это слово без приставки «смерть».


Но мы не верим в тебя, ведь нас всех тут создал ты по образу и подобию.


Помни, что это не больше, чем молодость. Молодость — это не больше, чем глупости.


Небо плачет осенью — это любовь умирает.


Знай, малыш, я тут — главный сценарист, а ты — мой самый важный фильм.


Можете не верить мне, но верьте в меня!


Я видел черное море на дне пустого стакана.


Ты заметил, что данный мир тесен, но я не собираюсь в их мир влезать.


Время с нами так пошутило — избавило от ласковых рук Венеру, в итоге мир не спасет красота.


Я твой недостаток, ты моя вселенная.


И люди не оставят в этой зоне добрых слов, все потянутся к обману с силой разных полюсов.


Стоит ему только дать стать мировым мозгом, целым организмом, оно заговорит в стиле «я готов помочь, я готов помочь, только прежде поклонись мне».


Чтобы не съела совесть, говори тогда в лоб, хотя молчание в моих фаворитах давно.


Ты дал им поглядеть их разум наизнанку, будто они навоз не видели, их глупые начальники в душных кабинетах теперь для них не повелители.


Никогда не стану прежним после всех этих историй.


Кривые зеркала. Я вижу в них настоящее.


Знаешь кто мои друзья? Те, с кем дружить нельзя.


Я сияю в темноте, ты очередной мотылек.


Где-то глубже чем внутри от тоски лают псы.


Весь этот мир бумажный, а я огонь. И он так боится сталкиваться со мной, но он сгорит однажды.


И я не стану говорить про космос. И так понятно, что сегодня ночью мы с тобой звезды в моей солнечной системе.


Я синий ультрамарин. Ты сладкая Hubba Bubba.


Грешу… конечно, грешу, ведь я не ангел…


Тебе нужна семья — мне нужна эта планета.


Жить так, как я, не вздумай, даже не пробуй.


Когда я усну, прошу тебя, любимая, приснись мне.


Я не понимаю, как преобладаю над демонами во мне.


Если бы я мог все отмотать, как будто записи со старых кассет, ты бы мог увидеть, почему в итоге мы так и не стали как все.


Двадцать пять бывают лишь раз, но пролетят как целая жизнь.


Приплыл с другого берега, а стал, кем, думал, быть нельзя.


Мы провожали закаты, встречали дни, из тысячи других мне нужен был только ты… и не дают покоя темные ночи без сна, мне не хватает, знаешь мне не хватает тебя…


Бешеный режим и деньги на ветер, сотни ночей как тысяча жизней.


Все, что было тут до, все, что будет тут после, не запомнит никто, а DJ умрет вовсе.


Разместив в сети аватары, забавный ник, моделируется параллельный иллюзорный мир.


Он, затупив, вечером не вышел в эфир, она, вспылив, удалила себя, нажав Delete.


Знаешь, этот дурдом — мой потерянный край в картинках либо в искусственный рай тропинка


Ты теряешь контроль, полетели за мной, пропустить эту ночь будет нашей виной.


Зашей мне эти раны, как-то паршиво всё…


Пути во истину наши неисповедимы, если вы не подключены к нашей нейросети.


Тут каждый шаг может сломать жизнь и каждый день может открыть дверь.


Вспышками слепят старые картины, но это уже не я, и больше нет той рутины.


Что нам эти километры пространства? Мы гигабайты информации. Были бы легкие, было бы нечем дышать.


Пусть рутины тины закрутят весла, мы не пророним крокодиловы слезы.


Проходили зимы, приходили весны, впереди еще непроходимые версты!


По нужным номерам, увы, длинные гудки.


Здесь злой притон и есть ковчег, где каждой твари по паре.


Нервишки-струнки, слишком хрупки, это не землетрясение, это трясутся руки.


Свои не те, кто слушают, а те кто слышат.


По хитину себя бей, что вырвешься из сетей, но ты всего лишь муравей.


И пусть исход будет прискорбным, тут в пустоту выход искомый, но синты разрядом дефибриллятора вытянут из комы.


И каждым своим мускулом могла почувствовать, как будто сердце режут изнутри… Это лишь чудится…


Мы в этом механизме брак, мы в этой системе тромб, ведь продолжаем сажать тюльпаны под тенью павших атомных бомб.


Я в унисон с тобой дышу, я за спиной твоей шорох и шум, нервишками твоими я дорожу, ведь я твой нераскрывшийся парашют.


Я — мертвый пилот у руля, ты — моя живая петля.


Если это рай, почему я помню все, что было завтра, и не знаю, что будет вчера?


Разлука — способ ценить то, что между нами.


Я не страдаю, но порой бывает очень грустно, не от того что больно, просто стало в сердце пусто.


Порядок ни при чем, ты просто обручилась с обреченным.


Вся моя жизнь не стоит ее маникюра.


Пить — вредно для психики. А жить — полезно для психики? Едва ли.


Шансов ноль спастись, точнее, один к пяти — русская рулетка.


Для грусти — тысяча причин, но женщины нет ни в одной.


Устав рассекать за волной волну, хочется просто пойти ко дну.


Мама дала мне мой псевдоним. Я очень любил этот мультик со Snoopy. Я стал подражать ему и мама начала называть меня Snoopy. Очень часто дети имеют прозвища, и прозвища перевешивают их настоящие имена. Я — один из этих сценариев.


Брат, лабиринты существуют в каждом.


Когда государство начинает бороться с подростковой преступностью и наркоманией, оно забывает самое главное: бороться с этим невозможно, но можно сделать футбольные школы и высшее образование доступнее, чем крэк и уличные банды.


Наверняка все будет так как надо — руки до небес.


Капали на нервы перекурами по жизни.


Зависть — это форма обожания. Человек, который завидует мне, не может не любить то, что я делаю.


Ловим свет под новый день. Любим взрослых и детей. Само собой бардак везде.


В первый раз меня перло от марихуаны в семидесятых, с одним из моих дядей. Мне было приблизительно восемь или девять лет…


Время заберет все, что дорого тебе, куда бы ни бежал ты, кролик.


Дай мне свет в этой мгле и раскрой мне глаза, деньги — зло, вас дурманит фальшивый расклад.


Отцовство более чем работа, это больше, чем ответственность. Это образ жизни. Ты должен быть подготовлен к ней.



Небо будто бы огромный ватман, на котором кляксами калякал тучи Бэтман.


Я хочу поступать правильно, но сам мир неправилен.


Это гиблое место, но пока здесь есть ты, я зову его Magic City.


Люблю, когда дамы одеваются аккуратно, но еще больше люблю, когда они раздеваются аккуратно.


Все то, через что ты проходишь, делает тебя тем, что ты есть.


Мира да тепла во все дома не забывай.


Но все мы верим в чудеса. Моя воля — я бы сам их творил и раздавал бесплатно.


Мне кажется, образцы для подражания сегодня не достойны того, чтобы быть на пьедестале.


Моя мама обычно говорила мне, что, если ты не можешь найти то, ради чего стоит жить, лучше найти то, за что стоит умереть.


Люди думают: раз ты из гетто, значит стоит чуток потусоваться, и ты впишешься куда угодно


Без пиратов я не состоялся бы как артист. Если вы настолько популярны, что за вас тайком принимаются пираты — это лучший способ раскрутки


От подарка моего не повела и бровью, я тебя нарисовал на холсте кровью.


Река из огня пролетит за секунды, и в ней сонный город утонет.


Прежде всего, я отец. Сначала я отец, а потом уже Эминем. Конечно, я не идеальный отец. Может быть, есть что-то, что я делаю неправильно, но я выясню это лет через 10-15, а сейчас я стараюсь сделать все что можно и это все, что я могу.


С Эминемом и Дре всегда можно договориться. Я знаю — все их замечания — это конструктивная критика, поэтому не делаю из этого проблему


Все эти базары про «изменить мир» — чушь, пора из этого вырасти


Учение — свет, неучение — тьма, а тьма — это мать.


Старый двор, еще мальчишкой гонял тут в подаренной отцом футболке «Интер, Милан». Turbo, книжки, видак, в крупных дырках карман. Если ты не подпевал в дезодорант — не мечтал.


Если вдруг задумаешь начать свой бизнес, не плати людям столько, сколько они заслуживают… Плати столько, на сколько они соглашаются… Это прибыльное дело…


Вот, ты. Я тебя зову. Да-да. Иди. Ты чувствуешь мою музыку? Нет? Ну и вали отсюда!


Я такой плохой, и как же хорошо, что я такой плохой.


Я перевидал городов слишком много. Я дорогу назову своим домом.


А мы пятого солнца встречали рассвет на малахитово-сапфировых берегах.


Я мерз в мае, моя музыка грела.


Вещи, которые вы сейчас увидите, вряд ли заставят вас улыбаться, но, несмотря на все, что вы видите, несмотря на дождь и боль, сохраняйте чувство юмора. Вы должны быть в состоянии улыбнуться, несмотря на всё.


Мне кажется, образцы для подражания сегодня не достойны того, чтобы быть на пьедестале.


Руки в пепле, губы о твои губы, глаза в потолок.


Чтобы свести потери к минимуму, выжимаю максимум.


Все вы так себе. Не хуже и не лучше, просто так себе.


Моя мама обычно говорила мне, что, если ты не можешь найти то, ради чего стоит жить, лучше найти то, за что стоит умереть.


Казалось бы, что это послание с небес, но мы не готовы к черному президенту.


У них есть деньги на войны, но они не могут накормить бедных.


По Арбату, как по маслу, катим на концерт Земфиры.


Мы много говорим о Малколме Икс и Мартине Лютаре Кинге Младшем, но пора быть такими как они, такими же сильными. Они были смертными людьми, как и мы, и каждый из нас может стать таким же. Я не хочу быть образцом для подрожания. Я просто хочу быть тем, кто говорит кто я, и что я делаю. Я выражаю свое мнение.


Нужен только крикет, чтоб спалить к чертям Восточный Мордор.


Люди думают: раз ты из гетто, значит стоит чуток потусоваться, и ты впишешься куда угодно


От Фалеса к Пармениду, от Дугина к Кургиняну. Мы строим лестницу в небо, но впустят ли обезьяну?


Прежде всего, я отец. Сначала я отец, а потом уже Эминем. Конечно, я не идеальный отец. Может быть, есть что-то, что я делаю неправильно, но я выясню это лет через 10-15, а сейчас я стараюсь сделать все что можно и это все, что я могу.


Я верчу свое сознание, ищу кнопку «отключить».


Если ты зашёл слишком далеко, и понимаешь что надо возвращаться, не спеши поворачивать назад, иди вперед и обогни этот чёртов голубой шарик.


Карась разбился об порог, вор опять коронован, старик ударит в колокол, и все пойдет по новой.


Я такой плохой, и как же хорошо, что я такой плохой.


И то, что я хочу сказать, то ушами не услышать, а мозгами не понять. Поняла?


Вот, ты. Я тебя зову. Да-да. Иди. Ты чувствуешь мою музыку? Нет? Ну и вали отсюда!


Если б жили в GTA, у нас было бы пять звезд!


Детки, не курите, не пейте, не употребляйте наркотики, не убивайте, не насилуйте. Оставьте это мне!


Дай нам свободу, мы строим острог, в нем же и сгнием. Крыша течет, белим потолок.


Я здесь не строить — разрушать империю с нуля!


Я не-на-ви-жу Бритни Спирс! Хотя она ничего…сексуальная.


Вырос там, где свежий воздух пахнет будто аммиак.


Он на вокзалах провожал солдат в последний путь, он знал кому кресты в сырой земле, кому кресты на грудь.


Слим Шейди это парень, говорящий самые нелепые вещи, которые вы только могли слышать.


Если мечта — сиять лишь сезон, обожжешь себе крылья на крыше версусов.


И терять голову, может, не стоит, но я потерял ее в самом начале истории.


Хочешь славу, но тут же хочешь поспать. Да ты шутишь?


Все умираем, но не все живем


Миллиард способов выйти, тысячи километров всего в паре событий, люди и сотни вариантов напрочь позабыть их, но я выбираю остаться.


Мы пели лишь о том, чем мы живем. Вы живете тем, что мы вам спели.


И если ад — это здесь, нас любят в этом аду.


Курим дешевую дурь, с дорогими близкими


Впереди мир камер газовых, армий Власова, казней массовых, но все же тянет назад, стой, потряхивает, входим в родное антипространство.


Может ли творец жить в башне из слоновой кости? Вхожим быть в дворец или яро против вельмож, или сохранять свой нейтралитет?


С тебя хватит подъездного пластика, бездна естественной страсти — опасный пластид.


Ты не злая, нет, конечно нет, святая и всё дело во мне.


Бездействие закона при содействии икон.


Обрывки серьёзных взрослых слов, уже не мешают мне видеть сны…


На Марсе классно!


Мы все преодолеем, если нет, то я не Водолей.


Лишний, как чернила с пером, как будто кто-то вырыл зерно или вынул звено из цепи.


И я мечтаю, что бы соль с моих глаз не заметил никто.


Теперь плутать неприкаянно в дебрях материка выпал жребий нам, где петляет во тьме река.


Попадая в тупики, всякий раз выдумывал дверцу, пока умники — сотни версий, куда я делся.


Как мало надо для счастья, без лишних слов, чистое здравствуй.


И жаль, не удержать на мгновение оставшуюся ночь перед финальным падением.


Одни долечиваются, либо они далече, у других девиз: «Дивиться нечему, делиться нечем».


Одна миллионная миллиметра от актуального тренда до ретро.


Чтобы стать добром, мало быть просто меньшим из зол.


Каждый нуждается во внутреннем ориентире, а получает взамен набор наивных ритуалов


Друзья, не надо искать фон, на котором вы будете казаться лучше. Не ведите себя как девушки, которые, чтобы выглядеть привлекательнее, фотографируются с некрасивыми подружками.


Каким бы ни был ты цивильным, тихим и домашним, придурковатая мартышка дремлет в каждом.


Я в перспективе представлял несомненную ценность, но я выбрал второе между свинофермой и сценой.


Чую, это кто-то строчит комментарий, меня обвиняющий в грязном пиаре: я его прочитаю, уже даже не злясь, — свиньи повсюду находят грязь!


Если вы решили менять себя — меняйте. Демонстрация ненависти к тем, кто менять себя не хочет, лучше вас не сделает. Ненависть разрушает. Созидайте. Только любовь может сделать этот мир лучше.


Я первого вагона жду там, где все ждут последнего.


У меня нет ни мысли, не желания ее донести, есть только инстинкт — это антисоциально жестить.


Через полвека все россияне достигнут заветной цели: каждый сибиряк будет по факту прописан в столице, Замоскворецкая линия уткнется в финскую границу, а новую конечную Сокольнической выкопают на Камчатке.


Не раньше среды придет лифт, вызванный в субботу.


И мы растаем мороженым на языках миллионов, после себя оставляя лишь клоны.


Послушай, так падает серое небо, обнажая даже скрытые вены.


Жизнь — игра, главное не переигрывать. Хапни и помолчи.


Я мечтал видеть лунные кратеры, был согласен на скупые объятия.


Странно, когда мой дом — это не ты, а просто комната.


Курим дешевую дурь, с дорогими близкими


Узнал по хрипу, узнал тень, узнал по взгляду сквозь стены.


Чтобы понять, нужно встать и упасть.


Медленно так тлеет время, а мы бежим все быстрее, несмотря на боль в колене.


Косые взгляды нам не на пользу, обиды в прошлом — мы начинаем белую полосу.


Лучше мчать автостопом, чем мечтать о полетах в бетонных коробках.


Кипеть, сгореть дотла, стать пеплом, впитывать свет, тянуться, быть стеблем.


Не бойся той, что приходит без просу, попытайся понять ее и использовать с пользой.


Все, о чем мы молчим, проникает в сны, оседает внутри как пыль.


Давай уплывем за буйки, там небо ближе к нам дарит рай на земле.


Вдохновение мы черпаем в дуновении ветра и в лучах солнечного света.


Он хотел улететь туда, где можно жить, и плыть туда, куда несет волна.


Я бы отдал все, что попросит голос, лишь бы не кончалось пятое солнце.


Истина в том, что вокруг все является фарсом.


Я есть — это не просто слова. Я есть — это чувство заставит очнуться и встать. Действую.


Похуисты становятся иконами для атеистов.


Отличаемся цветом, резусом, методом, но от единого духа все — это так странно.


Я рожден от бога, но почему-то до сих пор еду в плацкарте.


Чужая слабость не делает тебя сильнее, чужая глупость не делает умнее тебя.


На клубец потом на флет, а по сколько им годов.


Мы играем в игры, затем игры играют в нас.


Пусть все меняется. Путь остается прежним.


Бог — дирижер, и я один из его неугомонных протеже.


Демократия — это полное фуфло. Это спекуляция. Непонятный формат для адекватных людей, и удобный формат для политических спекуляций, игр, интриг.


Убиться током, уже в качестве духа как-то перебороть страх и вылететь в мир живых.


Смех из палаты для тихих психов разносит эхо по коридорам клиники.


Это так, если ты думаешь, что здесь крутой, Звякни маме скажи что не придешь домой.


Как я мог убивать время, будучи сам убитым?


Самодельный рэп — Самый дельный, Панама на голову, на груди — Крест нательный.


Я видел, как уходят люди, видел, что их губит, хоть не скажу наверняка, что знаю все, что будет.


Миллилитры тягости, граммы радости, грусти, щепотка драмы, чтобы каждому пришлось по вкусу.


Ты хочешь знать, что за кулисами? И так ли хороши факиры с актрисами?


Предательство, месть, отвага и честь. На крайний случай есть сияние ночей полярных.


Тем эпитафии пишут, тем поют дифирамбы, но все по сути своей каторжники, арестанты.


Атомы, что между нами спали монолитом, заплясали, сердца твоего почувствовав ритм.


Советовали ехать в Питер или же Москву, но я тут, мой маршрут – максимум соседний пруд.


Бросить бы все это к черту, гнать бы их прочь, чтобы хотя бы ненадолго обнять свою дочь.


Есть ли дно у пропасти, куда мы падаем? Ядро ли там земное, ворота ли адовы?


Падали на дно, как в офисное кресло.


И я вижу, где выход, но я вижу в бинокль.


Как детишки делишки не прячем в Telegram.


Но время скачет, дни сжигая кострами, детство убежало дворами.


На Марсе классно!


И все время действую по традиции наугад.


Гну свою линию. Небо, люби меня! Город запомнит нас точно такими.


Даже сажей можно нарисовать счастье.


Почему решили, что имеете право решать за всех?


За словами должно быть что-то больше чем просто дым.


Я терпеть не могу, когда меня кто-то куда-то торопит, я ведь с детства являюсь Мистером Наоборот.


Любовь слепа это факт для большинства зевак.


Такое чувство, будто меня выселяют, но не из дома, нет, и не из Москвы, а гонят просто пинками из моей же головы.


Днем питаюсь дымом, а по ночам пишу о том, что вижу.


Опять, каюсь во все грехах на свете, детка я виноват.


Оцените статью
Афоризмов Нет
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Теперь напиши комментарий!x