Йозеф Геббельс — цитаты и афоризмы (43 цитаты)

Пауль Йозеф Геббельс —известный немецкий политик, который являлся ближайшим сподвижником и самым верным последователем Адольфа Гитлера. Он внёс ощутимый вклад в рост популярности национал-социалистов на заключительном этапе существования Веймарской республики. Йозеф Геббельс — цитаты и афоризмы в данной подборке.

Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей.
Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей.


Что я в самом деле изучаю? Всё и ничего. Я слишком ленив и, думается, слишком глуп для какой-либо отдельной дисциплины. Я хочу стать мужчиной. Я хочу стать великой личностью!

Что я в самом деле изучаю? Всё и ничего. Я слишком ленив и, думается, слишком глуп для какой-либо отдельной дисциплины. Я хочу стать мужчиной. Я хочу стать великой личностью!


Всё гениальное просто, и всё простое гениально.

Всё гениальное просто, и всё простое гениально.


Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней.

Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней.


Чем чудовищнее ложь, тем охотнее толпа верит в неё.

Чем чудовищнее ложь, тем охотнее толпа верит в неё.


Ночь - мой лучший друг. Это успокаивает бурю в моей душе и позволяет путеводным звездам подняться.

Ночь — мой лучший друг. Это успокаивает бурю в моей душе и позволяет путеводным звездам подняться.


Мы добиваемся не правды, а эффекта.

Мы добиваемся не правды, а эффекта.


Целью национальной революции должно быть тоталитарное государство, проникающее во все сферы общественной жизни.

Целью национальной революции должно быть тоталитарное государство, проникающее во все сферы общественной жизни.


Я ищу учителя, который достаточно прост, чтобы быть великим, и достаточно велик, чтобы быть простым.

Я ищу учителя, который достаточно прост, чтобы быть великим, и достаточно велик, чтобы быть простым.


Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм.

Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм.


Собственность обязывает и крепко привязывает.


Покой — родитель всех великих мыслей.


Приходишь к горькому выводу, что военное руководство Советского Союза состоит из людей классом выше, чем наше собственное.


Любой значительный человек чего-нибудь хочет и, более того, готов использовать любые средства для достижения своей цели.


Страна населена смесью рас, которую не назовёшь народом.


Мы выливаем холодный душ опровержений.


При необходимости мы сможем обойтись без масла, но никогда — без пушек.


Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней.


Сегодня даже самые радикальные меры нельзя назвать радикальными и самая тотальная война недостаточно тотальна.


Бей негодяя всякий раз! Помни, если кто-то отбирает твои права, ты имеешь право уничтожить его.


Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой.


Я не боюсь потерять голову: я опасаюсь потерять лицо.


Диктатору не нужно следовать за волей большинства. Однако он должен быть в состоянии использовать волю народа.


Любой значительный человек чего-нибудь хочет и, более того, готов использовать любые средства для достижения своей цели.


Человек был и остается животным. С низкими или высокими инстинктами. С любовью и ненавистью. Но животным он остается всегда.


Диктатура социалистической идеи в государстве — вот наше будущее.


Мы выливаем холодный душ опровержений.


Надо так стукнуть, чтобы клочья полетели.


Большевизм — это диктатура худших.


Чемберлен на ложе. Разбитый, лепечущий… Он держит меня за руку и не хочет отпускать… Отец нашего духа, привет тебе. Пионер. Первопроходец…


Сегодня даже самые радикальные меры нельзя назвать радикальными и самая тотальная война недостаточно тотальна.


Маленькому человечку нравится скрывать свою ничтожность за сложными вещами.


Риббентроп — партнёр с отнюдь не джентльменскими манерами. Он путает политику с торговлей шампанским.


Достоевский на несколько дерзких шагов оказался впереди своего времени.


Народ без религии — это как человек без дыхания.


Наши враги утверждают, что их солдаты пришли в те же самые земли как освободители — но везде, куда они прибывают, теперь бедность и страдание, хаос, опустошение и разрушение, безработица, голод и массовая смерть.


Еврейский вопрос более сложен, чем это представляется. Но капиталистические и большевистские евреи — это не одно и то же.


Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой.


Средние слои создают посредственных политических деятелей, об их политическом калибре говорить не приходится. Все мелкие буржуа остались в пивной «Бюргербройкеллер», где, собственно, всегда и пребывали. Что касается той капельки интеллекта, которая привела их в движение, то они ее полностью пропили за 12 лет сладкой жизни.


Моя партия — моя церковь.


Вы хотите тотальной войны? Войны, если понадобится, более тотальной и более радикальной, чем мы в состоянии ныне вообразить?


Критик должен быть готов и способен в любой момент и по первому требованию занять место критикуемого им и выполнять его дело продуктивно и компетентно; в противном случае критика превращается в наглую самодовлеющую силу и становится тормозом на пути культурного прогресса.


Храбрость — это мужество, вдохновленное духовностью. Упорство же, с которым большевики защищались в своих дотах в Севастополе, сродни некоему животному инстинкту, и было бы глубокой ошибкой считать его результатом большевистских убеждений или воспитания. Русские были такими всегда и, скорее всего, всегда такими останутся.


Оцените статью
Афоризмов Нет