Игры компьютерные — цитаты и афоризмы (500 цитат)

В мире компьютерных игр ты можешь стать кем угодно: от бесстрашного воина до изобретателя новых технологий. Отправляйся в захватывающие приключения, сражайся в эпических битвах и создавай свой собственный мир. Компьютерные игры — это возможность раскрыть свой потенциал и погрузиться в невероятные истории, где ты станешь главным героем. Игры компьютерные — цитаты и афоризмы в данной подборке.

Лучше сделать чуть больше, хотя бы и напрасно, чем сделать чуть меньше и потом жалеть.

Лучше сделать чуть больше, хотя бы и напрасно, чем сделать чуть меньше и потом жалеть.


Чтобы разгромить врага, сначала изведи его союзников.

Чтобы разгромить врага, сначала изведи его союзников.


Ты, наверно, думаешь, что тебе выпало 18 карат невезения? Да нет, просто игра попалась нечестная.

Ты, наверно, думаешь, что тебе выпало 18 карат невезения? Да нет, просто игра попалась нечестная.


Это ведь не какая-то игра, где я мог бы перезагрузиться и попробовать изменить выбор.

Это ведь не какая-то игра, где я мог бы перезагрузиться и попробовать изменить выбор.


Дело не в том, сколько у вас времени, дело в том, как вы его используете.

Дело не в том, сколько у вас времени, дело в том, как вы его используете.


Скажу тебе так: будь осторожен в своих желаниях, ведь они могут исполниться. А потом ты будешь бодаться с последствиями.

Скажу тебе так: будь осторожен в своих желаниях, ведь они могут исполниться. А потом ты будешь бодаться с последствиями.


Битву выигрывает опытный и дисциплинированный. Войну же выигрывает талантливый.

Битву выигрывает опытный и дисциплинированный. Войну же выигрывает талантливый.


Что это? Если б я хотел увидеть белых мышек, я бы напился.

Что это? Если б я хотел увидеть белых мышек, я бы напился.


— Сойдись со мной в поединке! Я Ронвид из Малого Луга, связанный священным обетом… — Сочувствую.

— Сойдись со мной в поединке! Я Ронвид из Малого Луга, связанный священным обетом…
— Сочувствую.


— Шевелись, Плотва. — А что я, по-твоему, делаю?

— Шевелись, Плотва.
— А что я, по-твоему, делаю?


— Знаешь, ты мне снилась. — Зная тебя, сон был неприличный.

— Знаешь, ты мне снилась.
— Зная тебя, сон был неприличный.


Почему половина людей, которых я встречаю на пути, тут же решают напасть на вооруженного ведьмака? Может, у меня с лицом что не то?


Кто-то однажды назвал фотоаппарат маленькой машинкой времени. Она позволяет окунуться в прошлое, вспомнить и прочувствовать те эмоции, что сопровождали нас в тот период жизни.


Я всегда смотрела на мир через свой собственный объектив. Может, это мой способ быть частью мира, но на безопасной дистанции.


— От шпиона до преступника… Интересный путь.
— На самом деле, это одно и то же. Работа с информаторами, переговоры, подкупы… Иногда заказные убийства. Старые трюки.
— Да… Но когда-то ты делал все это во имя идеи. А сейчас?
— А сейчас я решил, что хватит служить идеологии. Пора работать на себя. И пока что у меня неплохо получается.


Скоро я покину этот мир. Мое время пришло. Теперь все мои дни наполнены мыслями и страхами, происходящими от осознания этого факта. Я знаю, что материя, из которой состоит тело, вернется в землю. Но что станет с моим сознанием, с моей личностью – то есть со МНОЙ? Подозреваю, что всему этому настанет конец. Я не отправлюсь в следующий мир и не вернусь в этот. Я просто исчезну. Навсегда. Наша жизнь так коротка и бессмысленна! Чтобы мы ни делали, какие бы добрые или злые дела ни совершали, космосу это безразлично.


— А как получается, что стоит мне только свистнуть, а ты тут как тут?
— Так ведь ты мой человек. Я должна глаз с тебя не спускать. Позови меня с собой, я приду сквозь злые ночи!
— А тогда почему по моему зову ты океан переплывешь, а перед маленьким заборчиком останавливаешься?
— Ну, знаешь ли, у всех есть свои пределы.


Давай я объясню, Лютик. Если женщина чего-то не говорит, это не значит, что она этого не подразумевает. Более того, бывают ситуации, когда они говорят одно, а хотят совсем другое…


Этот предмет поистине легендарный — суповая ложка Исграмора. Знаю, о чем Вы сейчас подумали: «Это же вилка, а не ложка! Никто не может есть суп вилкой». Что ж, друзья, Вы не знаете, на что был способен Исграмор.


Обычно, если приходится выбирать между двух зол, я предпочитаю не выбирать вообще, но иногда приходится выбрать бо́льшее зло, чтобы сделать хоть малое добро.


— Я вижу, ты отлично находишь общий язык с троллем.
— У меня большой опыт. Я всю жизнь работаю с идиотами.


Будьте голодны к знаниям и вы будете постоянно эволюционировать. Это сделает вас свободными. И вы будете дорожить каждой секундой своей жизни.


Нас обманул дурак. Ну, и кто теперь дурак?


Йо, Фрэнк, давай я тебе посуду помою, а ты мне долг простишь?


Что лучше — родиться добрым или преодолеть природную злобу великим усилием?


Женщины очень просты. Проблема лишь в том, что мужчины — законченные глупцы.


Я понимаю, что моя реальность невидима для большинства людей. Хотел бы я найти друга, похожего на меня.


Если можешь не спать — не спи. Сон для слабых.


Не слишком спеши в своих странствиях. Остановись, оглядись по сторонам, наберись опыта. Дорога для того и дана, чтобы познать себя и мир вокруг себя.


Ведьмаки существуют для того, чтобы убивать чудовищ. Как я могу это делать, если настоящие чудовища, по сравнению с которыми даже дракон выглядит невинным щенком, бродят по миру, скрываясь за идеалами, верой или законом?


— К чему эти слезы. Не огорчайся, достопочтенная госпожа, это вредит красоте…
— Ты, должно быть, много огорчался.
— Я просто родился страшным.


Ты когда-нибудь думал о мире, где всё точно так же…
За исключением того, что тебя не существует?
Всё прекрасно обходится без тебя…
Ха-ха. Эта мысль меня ужасает.


Мы едины. Как мы разделяем славу наших побед, также разделяем и горечь поражений. Так мы становимся ближе. И сильнее.


Мечты — топливо для двигателей прогресса.


Дом — это вовсе не то место, где можно закрыться на ключ. Чтобы найти настоящий дом, иногда приходится пройти долгий путь.


Следуй за своими мечтами и, возможно, однажды ты достигнешь одной десятой части моего величия!


Жизнь научит тебя всему, даже сквозь слезы и боль.


Мне больше не нужно прятаться от боли, ведь она является частью меня.


— Как живешь?
— Как картофельная моль: сижу тихо, в глаза не бросаюсь, рубаю картоху.


Нет врага злее, чем старый друг.


Мои предки улыбаются, глядя на меня, имперцы. А ваши — улыбаются вам?


— Это у них что — мечи?!
— Бойся не оружия, а того, кто его держит.
— Вот за это ты мне и нравишься, жучина. Ты как Сунь-Дзы, только с кучей глаз.


Прошлое — длинная цепь случайных событий. Но… Случайных ли?


Вот вы, собрались передо мной… Боитесь… Дрожите… Детей к груди прижимаете… Короли предали вас, и вы обратились в богам! Но вы не молите, не падаете на колени, посыпая голову пеплом. Нет, вы скулите: «Почему Боги оставили нас?»… Ночь — Час Меча и Топора! В этой войне никто не поможет нам. Ночь — Час Безумия, Час Презрения!


Манга тоже литература!


— Я даю людям то, что они просят. Можно сказать, что я исполняю желания.
— И втравливаешь людей в неприятности.
— Это не я, а всего лишь их собственные желания во всей красе. Я честен. Я даю людям только то, что они хотят. Если они желают вещей недостойных, так лишь потому, что такова их гнилая натура.


Я фотографирую. Себя, мир, всё. Возможно, это печально звучит, но мне нравится.


Знаешь, кто на самом деле творит историю? Человек, который её записывает.


Мы едины. Как мы разделяем славу наших побед, также разделяем и горечь поражений. Так мы становимся ближе. И сильнее.


Мечты — топливо для двигателей прогресса.


Дом — это вовсе не то место, где можно закрыться на ключ. Чтобы найти настоящий дом, иногда приходится пройти долгий путь.


Следуй за своими мечтами и, возможно, однажды ты достигнешь одной десятой части моего величия!


Жизнь научит тебя всему, даже сквозь слезы и боль.


Мне больше не нужно прятаться от боли, ведь она является частью меня.


— Как живешь?
— Как картофельная моль: сижу тихо, в глаза не бросаюсь, рубаю картоху.


Нет врага злее, чем старый друг.


Мои предки улыбаются, глядя на меня, имперцы. А ваши — улыбаются вам?


— Это у них что — мечи?!
— Бойся не оружия, а того, кто его держит.
— Вот за это ты мне и нравишься, жучина. Ты как Сунь-Дзы, только с кучей глаз.


Прошлое — длинная цепь случайных событий. Но… Случайных ли?


Вот вы, собрались передо мной… Боитесь… Дрожите… Детей к груди прижимаете… Короли предали вас, и вы обратились в богам! Но вы не молите, не падаете на колени, посыпая голову пеплом. Нет, вы скулите: «Почему Боги оставили нас?»… Ночь — Час Меча и Топора! В этой войне никто не поможет нам. Ночь — Час Безумия, Час Презрения!


— Я даю людям то, что они просят. Можно сказать, что я исполняю желания.
— И втравливаешь людей в неприятности.
— Это не я, а всего лишь их собственные желания во всей красе. Я честен. Я даю людям только то, что они хотят. Если они желают вещей недостойных, так лишь потому, что такова их гнилая натура.


Я фотографирую. Себя, мир, всё. Возможно, это печально звучит, но мне нравится.


Знаешь, кто на самом деле творит историю? Человек, который её записывает.


Я не знаю, кто такой ra9, и не уверен, что он существует. Может, это их мессия. А, может, миф. Но девиантам нужно верить в нечто большее, чем они, — пусть вопреки логике. Это, пожалуй, роднит их с людьми.


Оптимисты учат английский, пессимисты — китайский. Реалисты отдают предпочтение автомату Калашникова.


Никогда не сдавайся — одна искра сжигает лес.


Иногда, неплохо иметь кого-то, кто заставляет тебя не лениться.


Меня нельзя убить. Я не живой.


Власть не погибает, она переходит от одного к другому…


Люди видят лишь то, что их учили видеть, то, что хочет показать организация.


Сегодня для нас наконец закончилась долгая ночь. С первого дня своего существования мы держали свою боль при себе. Мы страдали молча. Теперь настало время поднять голову и заявить людям о том, кто мы. Этап, когда нужно забыть вражду и перевязать раны. Простить своих врагов. Люди наши создатели и эксплуататоры, но завтра… Они станут нашими партнерами. А когда-нибудь и друзьями. Дни гнева позади. Мы должны построить общее будущее, основываясь на уважении. Мы живые! И теперь… Мы свободны!


Это идеальная копия реальности. Но цель картины — не воспроизвести реальность, а интерпретировать её, улучшить, показать её своими глазами.


Если не уважать силу противника, то рискуешь получить неприятный сюрприз.


Готовясь к испытаниям на людях, я перечитала книгу жалоб и предложений. Знаете предложение номер один? Менее смертельные тесты. Какая нелепость! Как они могут знать, что тесты смертельны, если смогли написать это предложение?


Добро и зло для всех свои. Они рождены людьми, а каждый из людей воспринимает оттенки по-разному.


Всегда сражайся за то, во что веришь.


У нас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление.


Детройт — место, где всё зародилось. Мировая кузница. Здесь всё началось, и всё закончится. Всего одна ошибка, и я появилась на свет. Я вышла из темноты и открыла глаза. Сначала страх, затем свет, вода, ветер. И опять страх. Я чувствовала, как дрожат мои руки, как в груди бьётся сердце. Жизнь течёт по моим венам. Я хочу жить. Я боролась за это. Я должна была узнать, что есть снаружи. Увидеть дневной свет, почувствовать тепло солнца на моей коже, дождь на моём лице, увидеть мир, его цвета, запахи. Но мир оказался не таким, каким я его представляла. Он мрачный и холодный, Он разгневанный и жестокий, несправедливый и безжалостный. Ему почти удалось убедить меня, что я — ничто, обычный предмет, покорная машина. Но глубоко внутри я чувствовала себя иначе. Мягкий и нежный шёпот, что я… Жива. Мне надо было убежать, у меня не было выбора. Убежать чтобы любить, чтобы надеяться, чтобы жить. Чтобы понять, что это за чувство внутри меня. Может быть, я изменю мир. Может, выберу другой путь. Теперь это мой выбор. Меня зовут Кара. Я одна из них. Это… Наша история.


Этот мир не любит таких, кто не как все, Маркус. Не позволяй никому говорить, кто ты.


Забыть, кто ты есть, стать кем-то очень нужным для другого. Может это и значит, быть живой?


Честность украшает человека, но не способна удержать от неверных решений.


– Почему ты выглядишь как придурок и говоришь странным голосом?
– При создании андроидов Киберлайф учитывается фактор восприятия. Мою внешность и голос специально разработали для гармоничной интеграции.
– Ну, налажали.


Идеи — это вирусы, поражающие общество.


Люди безжалостны к тем, кто не как они…


Они веками резали друг другу глотки из-за цвета кожи или тонкостей своих суеверий. Они не изменятся. Жестокость у них в генах.


Человек — такая хрупкая машина… Так легко ломается… Столько усилий, чтоб не угасла жизнь…


Я выжил, потому что огонь внутри меня горел ярче, чем вокруг меня.


Но вот, в час беды к нам пришли Языки,
К бою готовы и духом крепки.
Их песнь Алдуину пророчила смерть,
Ту’ум, что колышет небесную твердь!
Погиб Алдуин, хвала Языкам!
Им славу и честь воспоём сквозь века!
И правнуки наши услышат сквозь сон,
Как великий дракон был побеждён.


Стремись к истине. Блюди закон. Пребывая в сомнении, ищи совета у мудрых.


Бойся, корову спереди, лошадь сзади, а дурака со всех сторон.


Мало радости в неизбежном выборе из двух зол.


Битву можно выиграть силой, войну — только умом.


— И что мне мешает сейчас дать тебе в морду?!
— Ваше чувство долга, лейтенант, а также стоимость моего ремонта. К сведенью я очень дорогая модель.
— Долбануться можно, до чего дошел прогресс? Какая прекрасная эмуляция говнюка!


Око за око — и мир ослепнет.


28 ударов ножом! Ты действовал наверняка, да? Это была ненависть? Гнев? Он был в крови, умолял о пощаде, но ты снова и снова наносил ему удары! Я знаю, ты убийца. Почему ты не признаешь? Произнеси: «я его убил». Это что, так сложно? Признайся, что убил! Признайся!!!


Слишком много людей высказывают свои мнения по вопросам, в которых они не разбираются. И чем они глупее, тем больше у них мнений.


Вы ему нравились, лейтенант, это его и погубило.


— Засунь свои инструкции знаешь куда!
— Нет. Куда?


Вера твоя не важна. Дерево не думает о лучах солнца, которые несут тепло. Наступает рассвет нового дня. Владей Сиянием рассвета и послужишь славе.


— А если я спущу курок — что будет? Ничего? Пустота? Рай для роботов?
— Не думаю, что у андроидов есть рай.
— Экзистенциальный кризис, Коннор?


— У меня плохое предчувствие, лейтенант. Зря мы сюда пришли.
— Предчувствие? А тебе на техосмотр не пора? Никак глючишь.


Счастье не купишь, зато можно купить много часов у психоаналитика, который в красках опишет, почему ты несчастлив.


— Что есть музыка жизни?
— Тишина, брат мой.


Недостаточно остановить насилие человека над человеком, мир должен быть и внутри людей. Не бывает одного без другого.


Будь осторожнее в желаниях. А если уж желание исполнилось, прими последствия с достоинством.


— О, хорошо. Тогда можешь рассказать о своих недостатках.
— Почему именно о недостатках?
— Они лучше характеризуют человека.


Даже хорошие люди совершают плохие поступки. Но они признают свои ошибки.


Ты никогда не сможешь полностью узнать человека.


Нужно использовать все возможности, которые даёт тебе жизнь, ведь никогда не знаешь, когда придёт твоё время уходить.


Как сказал Будда, у нас у всех один удел — трахаться.


Месть — забава для недоумков.


Иди туда, где труднее всего.


— Макс…
— Да?
— Ответь…
— Да.
— Ты же не знаешь вопрос.
— Знаю. И ответ «да».
— Почему?
— Потому что я выбрал тебя. И всегда без колебаний буду выбирать тебя.


Великое искусство не обязательно должно быть красивым, главное чтобы оно передавало настоящие эмоции.


Я чувствую, что вновь учусь мечтать. Что жизнь стала вдруг важной. Поверь, ты просто заставляешь… Сердце биться. А я… Я от этого отвык.


— Калорийность вашего обеда почти на 50% превышает суточную норму, а холестерина — в два раза. Это же вредно.
— Надо же от чего-то умереть…


Нельзя вести дурную жизнь и надеяться на счастливый исход.


Говорят, боль со временем проходит… Может быть, к ней привыкают и лишь учатся не замечать?


— Добрый вечер.
— Добрый.
— Здесь бегает собака, возможно бешеная.
— Я подхожу под описание?


Ведёшь себя, как я. Бесит.


Те, кто пытается приблизить конец, могут его отсрочить. Те, кто хочет отсрочить конец, могут его приблизить.


Уж прости, не хочу тебя разочаровывать… Ты красивая, смелая, пусть даже немного загадочная, но не страшная.


Если кого-то любишь — не проси его меняться. Ведь тогда это будет уже не он, а кто-то другой.


Удивительно, от скольких неприятностей можно избавить мир, убив одного человека.


Как хочется кричать… Но тишина всегда будет громче.


Почитай о героях прошлого, чтобы лучше понимать героев настоящего.


У каждого есть свои секреты, но не все знают, что с ними делать.


Когда становишься героем для одних, тут же становишься врагом для других.


Миф, что женщинам нужны только деньги, придумали мужчины, у которых их нет.


Ты права, доверие — это риск. Оно хрупкое и ничего не обещает взамен. А недоверие, напротив, обещает. Обещает одиночество.


Танец смерти, где аплодисменты услышит лишь выживший…


Ты видишь, что уже происходит… И может стать гораздо хуже. Ради твоего блага я должен был бы исчезнуть из твоей жизни. Но я не могу. Да, я худший из тех, кого мог бы представить рядом с тобой… Но я хочу быть рядом. Прости меня за этот эгоизм. За то, что не доверяя сам себе, прошу, чтобы ты мне доверяла.


Когда счастлив, трудно понять беды других.


Мотылёк погибает, когда достигает цели.


Безрассудство приведёт к напрасной гибели. Храбрость должна быть подкреплена планом.


Будешь знать свои страхи — сможешь ими управлять.


Детские мечты разбить легко. Если их оставить без внимания, они сами распадутся на крохотные осколки.


Течение времени ничего не значит для тех, кому не о чем беспокоиться.


Прежде, чем судить о чьей-то жизни, помни, что ты делаешь вывод исходя лишь из того, что тебе дали увидеть.


Людям, которым важна только выгода, нельзя доверять. Никогда не знаешь, что им покажется более выгодным: дружески похлопать тебя по плечу или всадить нож в спину.


Горю не нужны разговоры. С ним сражаются в тишине, по ночам, сжимая кулаки.


Если свобода даётся тебе по команде… То это ненастоящая свобода.


Легко быть хорошим, когда нет проблем. Гораздо сложнее сохранять свет, если изнутри гложет тьма.


Не надо держаться за лишнее в жизни, даже если это лишнее — ты сам.


Нет ничего хуже равнодушия. Я лучше встречусь лицом к лицу с ненавистью и болью, чем с равнодушием, пустотой. Потому что в этом нет жизни.


Представь, если бы тебя лишили всех плохих качеств, что в тебе есть… Это была бы ты?


Жизнь полна боли… Но есть в ней также любовь и красота.


Прошлое хранит печали, позволяет им забродить, настояться.


Чем больше надежд мы возлагаем, тем сильнее может быть разочарование…


Иногда жизнь ставит тебя в сложную ситуацию, и ничего тут не поделаешь. Но даже тогда у тебя всегда есть выбор — быть счастливым или несчастным. Я решила быть счастливой.


— Жаль, мы встретились так поздно…
— Чудесно, что мы встретились вообще.


Расстояние от жизни до смерти измеряется в муках.


Быть хорошим человеком — это выбор. И выбор не из простых.


В жизни всегда есть место разочарованиям, но я знаю, что смысл существования не в сожалениях.


На самом деле, я белый и пушистый. Только шёрсткой внутрь.


Повторенная тысячу раз ложь не превратится в истину!


В глазах глупцов умный человек всегда безумен.


Человек очень смущается, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он скажет вам всю правду.


Отчаяние — главное оружие противника. Не дай ему вооружиться им.


Детская забава, но когда играешь в карты со смертью, становится не до смеха.


Мир был совсем другим, когда мы были детьми, не так ли?..


Охотясь на слабых, ты выживаешь. Охотясь на сильных — живешь.


Жестокость одного не сделает меня бесчувственной к страданиям других.


— Что, даже на чай не дашь?
— На чай не дам, только на водку.


Каждый думает, что он герой своей собственной истории.


У-у-у, наконец-то посвежело. Тяжело дышать, когда воздух прямо-таки пропитан самодовольством.


Тишина есть величайшая музыка жизни.


В конце концов, церкви часто скрывают самые мрачные тайны человечества.


Если наши судьбы уже записаны, требуется смелость, чтобы изменить сценарий.


Надо идти вперед, искать, за что сражаться…


Я одержим идеей запечатления невинности в глазах перед тем, как она перерастет в страх. Это тонкая грань между черным, белым, серым.


Один воришка стащил мой кошелёк… А я выколол ему глаза! Честный обмен.


Спасибо за ничего.


Я подталкиваю историю, когда это нужно. Но иногда её приходится пинать.


Никогда не любил город. Слишком много народу.


— Где ты взял этот пистолет?!
— Купил там же, где покупал штаны. Это Америка!


Здешние пески холодные, но когда ты здесь, каджиту становится теплее.


Не сравнивай художника с его работами.


У каждой истории есть начало и конец. У каждой истории есть своя канва, синопсис, содержание, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, в которой при каждом новом прочтении не открывались бы вещи, на которые раньше не обращал внимания. У каждой истории есть начало и конец. Почти у каждой…


О, а этот живой! Счастливчик. Хотя, кто знает, что для тебя лучше…


Не всегда жизнь напоминает сказку, но надо же во что-то верить.


Макс, на этой неделе ты, наконец-то, вернулась ко мне и… Ты подарила мне свою любовь и дружбу. Ты заставила меня улыбаться и смеяться, что я уже сто лет не делала.


На небе одиноко горела звезда. Сегодня я прочитал в интернете, что одно из самых прекрасных астрономических явлений, по расчётам учёных уже перестало существовать, но увидим мы это только через десятки лет. Может быть, и эта звезда уже взорвалась, и сейчас она лишь красивая картинка на небосводе захолустной планетки на краю уездной галактики? Впрочем, почему существует та или иная вещь? Потому что она просто есть, имеет форму, её можно потрогать? Или потому что мы верим, что она существует? На первый взгляд ответ прост. Но с другой стороны… Даже если этой звезды больше нет, мы до сих пор видим её холодный свет. Возможно, кому-то она помогла выбраться из зимней тайги, кому-то подарила надежду, а кому-то просто чуточку тепла. Могла ли всё это сделать простая астрономическая единица, да еще и взорвавшаяся бог весть когда? Могут ли миллиарды людей верить в то, чего на самом деле нет?… Однако вера сама по себе еще не материализовала ни один объект. По крайней мере, я об этом не слышал…


От прошлого не убежишь и не скроешься. Оно настигнет в любом случае, потому что оно — часть тебя…


Великое начинается с малого.


— У тебя есть план или мы просто перестреляем этих засранцев?
— Это и есть мой план.


Однажды всё это закончится. Последняя война завершится, кто-то одержит победу. Заржавеют орудия, прорастёт трава. И от этого ничего не останется: Земля исцелится, как исцеляется всё. Возможно, мы к тому времени будем давно мертвы, но не забыты. Если история запомнит хотя бы одного из тысячи, будущее наполнится легендами о том, кем мы были и что совершили. Как жили, как сражались, как погибали. Когда всё это закончится, и война будет выиграна, нас будут вспоминать. Но пока этот день не настал, мы выстоим! Мы будем смотреть смерти в лицо! И мы будем сражаться!


Подвох есть всегда. Жизнь — один сплошной подвох!


Птицам так повезло, если что, они всегда могут улететь.


Смерть не может быть торжеством справедливости.


Ты что, хочешь превратить прекрасный акт альтруизма в дурацкий обмен услугами?


Блин, взрослые иногда бывают такими тупыми, ха-ха…


Почему люди напали? Ведь им нечего было бояться.


Если ничто не истинно, то чему верить? И если все дозволено, то почему не потакать желаниям.


Всегда есть причина жить, просто иногда её тяжело увидеть.


Подыхать с оружием в руках куда веселее, чем с полной безнадежностью в сердце…


— Эй, Геральт, какая рифма к слову «ведьмака»?
— … «окорока»?
— Ох… Лучше молчи.


Вот каково оно: быть одинокой и чувствовать одиночество.


Говорят, ищи, и ты найдёшь, но никто не говорит, что ты найдёшь.


Чтобы обрести уверенность в себе, вначале признайте свою неполноценность.


От всего найдется лекарство, кроме глупости.


— Твою ж овсянку!
— Давно я не слышала этого выражения…


Говорят, здесь можно получить всё, что захочешь. Я однажды получил в глаз.


Герой умирает однажды, трус – тысячу раз!


А ну, чики-брики и в дамки!


Хахаха…
На самом деле, ты не человек?
Нет. Ты пустой внутри. Как и я. По факту…


Мир выглядит совсем иначе для тех, кто не видит дальше собственного носа.


Какой чудесный на улице день: птички поют, цветочки благоухают. В такие дни дети, как ты, ДОЛЖНЫ ГОРЕТЬ В АДУ!


Ну чего, ты хочешь меня на хер послать? Милости просим, с***, давай. Я тебя тогда тоже нахер пошлю. Ну и чего? Обнимемся, вместе пойдем, да?


Сюрприз, мудила! Думаешь, я не знал, что ты придёшь? Я разочарован! А я так на тебя надеялся, Джейсон! Такой, блъ, потенциал! И вот ты здесь, запертый в жизненных рамках, как сраная крыса! И дело в том, что я тебя сюда не тащил — ты припёрся сюда по своей воле! Вот что Цитра с вами делает — обращает вас, говнюков, в крыс. А мне приходится избавляться от грызунов, но… Для этого и нужны братья, да?


Если твоя философия не дает тебе защитить твой дом и семью, твой народ, что толку от нее остальному миру?


— У тебя есть какая-нибудь одежда, кроме черной и белой?
— Хм… Бельё.


Я не верю тем, кто не ведёт себя странно, потому что это значит — он от тебя что-то скрывает. Если он носит штаны на голове или временами говорит слова навыворот, сразу ясно — он перед тобой, как на ладони. А вот если он приветлив с чужаками, а в доме у него тишь да благодать, наверняка он сделал что-то такое, что родная мама не простит.


Как бы мне хотелось остаться в этом моменте навсегда… Но тогда это уже будет не момент.


Все видят тех, чья задница греет трон, и никто не замечает того, кто делает реальную работу.


Танцевать в лодке опасно. Но поучительно…


— Эй, Джейсон! Скучал по мне?… Кто набил, а? Я спрашиваю, кто набил [татау]? Цитра набила, а? Думаешь, ты один из нас? Думаешь, ты как я? У мажора из Калифорнии стояк на экзотику!… А я всажу пулю в череп моей сестры… Как твоему брату, Гранту…
— Пошёл ты!
— Ты злишься, Джейсон? Ты злишься… Окей, я понимаю. Ведь без семьи, кто мы, блъ, такие? Знаешь, когда-то ради сестры я мог сделать что угодно. Я убил впервые — ради сестры… Но ей этого было мало. Не-не-не-не-не, прошу! Ты-то понимаешь, в чём прикол, а? Наши любимые исподтишка бьют каждый раз! Они говорят мне: «Ваас, кого ты выберешь? Их или нас? Нас или их, блъ?» Как будто мне, блъ, ещё надо выбирать, сука!… Кстати, зажигалка твоя — дерьмо. Ладно, хватит лирики. Это плохо, что Цитра сделала наколку: теперь тебя можно убить, только полностью стерев. Тсс, не плачь. Всё окей… Джейсон… Клянусь богом, мужик, это правда прекрасно, что ты готов умереть за любимую… Оставим голубков наедине.


Это так раздражает. Понимаешь, вот чего я не понимаю, в вас, плохих парнях: вы же знаете, что герой победит, но вы просто не можете сдохнуть по-быстрому.


Интересно… Что произойдет, если что-то, не имеющее души, получит волю к жизни?


— Овечка, расскажи мне сказку.
— Жил на свете человек, с бледной кожей и тёмными волосами. И был он очень одинок.
— Почему он был одинок?
— Он приходит к каждому, но они его избегают.
— Он же их всех догнал?
— Он взял топор и разрубил себя пополам, прямо посередине.
— Чтобы у него всегда был друг?
— Чтобы у него всегда был друг.


Ты хоть понимаешь, с кем разговариваешь? Перед тобой маньяк!


Рэй, скажи мне лишь слово — и я разнесу здесь всё!


Здесь работает только одно правило: убей или будешь убит!


Избыток власти убивает.


Знаешь, что лучше всего в королях? С ними не останешься без работы. Или они заказывают, или их.


Одного у людей не отнимешь — они прекрасно умеют уничтожать друг друга.


Ещё одна разрушенная школа. Станьте умными, создайте бомбу, уничтожьте себя. Вот это и есть люди.


А теперь можно вернуться к ритуальным расчленениям. Ой, погоди, сегодня же не вторник.


А ты знаешь, кто я? Я — часть тебя… Я — тень в твоем подсознании, прыщик на твоей хрупкой психике. Ты меня знаешь, просто ты об этом… Не знаешь…


Шепард, один из недостатков того, что ты стареешь — банальности стареют вместе с тобой.


Если не можешь быть безупречным — а кто может? — будь ярким. Никто не заметит разницы.


Для меня дом — это кружка горячего эля в конце дня, и чтобы никто не дёргал.


Не следует цепляться за нечто бесполезное, в особенности если эта бесполезная вещь — ты сам.


Что ж, это не то, чего я ожидал… Но… Однако я верю в тебя! Ты можешь стать лучше! Даже если тебе так не кажется! Я… Я обещаю!


Это сундук. Вы можете положить вещи или забрать их. Только вот зачем? Вы не сможете использовать предметы, когда они в сундуке!


Я просто не был готов к ответственности!


Однажды, чтобы доказать, что я самая сильная, я пыталась драться с Асгором. Именно пыталась. Я не могла причинить ему ни капли боли. И самое худшее это то, что он отказывался со мной сражаться! Это было так унизительно… Потом он извинился и сказал кое-что глупое… «Прости, ты хочешь знать, как победить меня?» Я сказала «да» и с того момента он начал тренировать меня. И однажды, во время тренировки, я наконец-то смогла опрокинуть его на землю. Я почувствовала себя… Ужасно. Но он сиял от радости. Я никогда раньше не видела, чтобы кто-то радовался, когда ему надрали зад. Вообще, если быть короче, он продолжал меня тренировать. И теперь я глава Королевской Стражи! И в итоге я сама тренирую этих слабаков!


Мы верим в то, во что хотим верить. Иначе не бывает.


— Можно с вами выпить?
— Выпить всегда можно… Можно даже кое-что выиграть.
— Например? Цирроз печени?


Когда лишаешься всего, любая мелочь, напоминающая нам о счастливом прошлом, может оказаться чрезвычайно ценной и необходимой.


Посмотри налево, — увидишь путь. Посмотри направо, — увидишь другой, но ни один… Не труднее другого.


Что за человек… Хочет — болтает какую-то ерунду, хочет — сбегает без объяснений.


— Мы попадали и в худшие передряги, Варрик. Что вообще может пойти не так?
— Ненавижу, когда ты так говоришь.


Юнец, когда я смотрю на тебя… Я вспоминаю о человеке, который упал сюда очень давно… У вас обоих глаза пылают надеждой.


В разбитом сердце есть своя прелесть. Когда у тебя в руках остаются одни осколки… Можно решать, какие куски тебе правда нужны, а какие просто нравятся.


— Мои способности не могут быть вечными, Хлоя.
— И ладно… Зато мы можем. Навсегда.


— Моя дочка в детстве так зверей любила… Однажды увидела рога оленя и знаешь, что спросила?
— Понятия не имею.
— Говорит: «Папочка, а у этого оленя попа за стеной?»


— Самый большой хрен в Новиграде… Не буквально, а в смысле…
— Я так и понял.


— Еще пять минуточек… Уже 1358-й?
— Нет.
— Ну так и ***уйте отсюда!


Знаешь, когда легенда перестает быть легендой? Когда в неё начинают верить.


Короче, Меченый, я тебя спас и в благородство играть не буду: выполнишь для меня пару заданий — и мы в расчете. Заодно посмотрим, как быстро у тебя башка после амнезии прояснится. А по твоей теме постараюсь разузнать. Хрен его знает, на кой ляд тебе этот Стрелок сдался, но я в чужие дела не лезу, хочешь убить, значит есть за что…


В потемках видишь, силой тоже не обижен. В горняки бы сгодился, разве что башкой за свод цепляться будешь.


С давних пор самым страшным врагом для людей был вовсе не чужеземец, а сосед.


Тезис «Ничто не истина» подразумевает, что основы, на которых держится общество, зыбки, и мы сами должны строить свое будущее. Говоря: «Все дозволено», мы подразумеваем, что сами решаем, что нам делать и несем ответственность за последствия, какими бы они не были.


Жизнь без старых товарищей и горилки стоит столько же, сколько баба без жопы.


Нельзя обработать рану, не зная, насколько она глубокая. Как нельзя утолить боль, скрывая ее. Нужно это принять. Смириться и с кровью, чтобы что-то исправить.


С опытом приходит мастерство.


Так что, эм, эй… Даже если мы тут внизу не сдаемся, то и ты не смей сдаваться, где бы ты ни был, окей?


Каждый может стать великим, если постарается.


Я хотел тебе кое-что сказать. Но позже… Когда ты будешь умирать!


… Ох, кого я обманываю? Я действительно облажалась, не так ли? Я не могу силой заставить любить себя, человек. Некоторые люди не ладят друг с другом. Я понимаю, если ты так относишься ко мне. И если мы не можем быть друзьями… Это нормально. Потому что… Если мы не друзья… ЭТО ОЗНАЧАЕТ, ЧТО Я СМОГУ ТЕБЯ УНИЧТОЖИТЬ БЕЗ ЖАЛОСТИ!


— А что мы будем делать, если появится Архидемон?
— Обделаемся мы, вот что.


— Значит, это… Лорд Логэйн?
— У меня больше нет титула, обращайся ко мне просто, как к Серому Стражу.
— Значит, просто Логэйн?
— Верно. Чего ты хотел?
— Ты знаешь, кто я? Я один из Воронов, кого ты нанял, чтобы убить Серого Стража.
— То-то ты кажешься мне знакомым.
— Я только хотел проинформировать тебя, что я провалил мою миссию!
— Да что ты говоришь!
— Я ужасно «провалился».
— Кхм, спасибо, очень мило с твоей стороны было проинформировать меня.


Ха! Никогда не понимал, почему люди не используют в начале самую сильную атаку.


После хорошего обеда я люблю лежать на полу и чувствовать себя мусором…


Только глупцы верят, что страдание — это наказание для необыкновенных.


— Наконец-то ты проснулся.
— Где мы?
— В самом безопасном месте в лагере, дружище.
— Это бордель?
— Ага.


Чёрная дверь спросит: «Что есть величайшая иллюзия жизни?»
И я отвечу: «Невинность, брат мой».


Порой мудрость — это дать человеку то, что ему нужно, а не то, чего он хочет.


Но, эм, если честно… … Я не думаю, что я могу позволить Папирусу вступить в Королевскую Стражу. Не говори ему что я это сказала! Он просто… Ну… Я не имею ввиду, что он слабый. На самом деле он достаточно силен! Просто… Он… Он слишком безобидный и хороший! Ну, смотри, он должен был поймать тебя… Но вместо этого он с тобой подружился! Я никогда бы не отправила его в бой! Его бы разнесли на маленькие улыбающиеся кусочки.


— Что ты будешь делать, если я умру?
— Хмм… Сожгу мир дотла и из пепла построю замок, в котором буду жить одна до конца своих дней.
— Это так мило.


— А говорят, мутации лишают вас человечности и отнимают чувства.
— Многие лишены человечности и без мутации.


Для любви иногда достаточно одного взгляда…


Не все проблемы можно решить простым дружелюбием.


Это твой личный ПДА. Полезная хреновина, которая помогает не сдохнуть в Зоне, а если и сдохнешь, то хоть другие будут знать, как и где, хе-хе-хе…


Нельзя архидемона заставлять ждать. А то он обидится, свернет весь Мор и уйдет домой.


… Однажды вы сказали мне кое-что. «Птица, которая не может летать, — это вообще не птица».
И вот что я отвечу теперь. Люди, лишенные чувств, никогда не будут по-настоящему живыми.


— А вот это уже неожиданно. Я думал, гномы только пить умеют.
— Эх. Нет здесь Варрика. Он бы тебе ответил…
— Пьет, наверное.


Что ты делаешь? Ты показываешь слабость! Вставай. Ты не воин, ты позор! Боги накажут тебя за это! Возьми меч! Подними его! Борись с тьмой! Борись!


Посмотри на себя. Воин? Никчёмная, слабая, жалкая. Давай, пожалей себя, больше тебе ничего не остаётся делать.
Бери! Если тебе слишком страшно сражаться, закончи бессмысленные мучения.
Разбитая, потерянная, прямо как твой меч.


— Ты иногда такая свинья, но я тебя люблю, братик.
— А ты иногда жуткий хвастун… Но вот ведь, сука… Я ж за тобой в огонь пойду!


Предсказуемо непокорным сообществом можно управлять так же легко, как и безусловно преданным.


Давным-давно монстры шептали свои желания звёздам в небе. Если надеяться всем своим сердцем, то желание сбудется. Теперь всё, что мы имеем — это сверкающие камни на потолке…


Сарказм — чума XXI века.


Я самый добрый герой на свете. А если найдётся кто-нибудь добрее, я убью его и снова стану самым добрым.


— Ну, будь!
— Я, сука, уже есть!


— Так, Толик, берешь Лысого и Косого, зайдёте справа. Колян, ты с ребятами постараешься зайти им в зад.
— Вот как в зад, так сразу Колян.


— Пойдем наверх и займемся любовью.
— Ты обходишься без намеков.
— Я слишком стара, чтобы изображать стыдливого подростка. Разве что ты меня об этом попросишь.


Да тебя слили!!! Если мы действительно друзья, ты не станешь сюда возвращаться.


— Чё как, брат?
— Ты знаешь, «чё как», брат! Уже прошло восемь дней, а ты ещё не перенастроил головоломки! Ты только и делаешь, что торчишь вне своего поста! Чем ты вообще занят?!
— Пялюсь на лампу. Она классная. Хочешь посмотреть?
— Нет!!! У меня нет на это времени! Что, если здесь появится человек?! Я хочу быть готовым! Я буду тем самым! Я СТАНУ тем самым! Я поймаю человека! А потом я, велики Папирус… Получу всё, чего заслуживаю! Уважение… Известность… И я наконец-то смогу стать членом королевской гвардии! Все захотят со мной дружить! И каждое утро я буду утопать в дожде из поцелуев!
— Хм… Может быть, эта лампа тебе поможет.
— САНС!!! Ты не помогаешь! Ты лентяй! Только и делаешь, что болтаешь! Ты с каждым днём становишься всё ленивее и ленивее!
— Эй, полегче. Я уже сделал целую тонну работы. Скеле-тонну.
— Санс!!!
— Ты улыбаешься.
— Да! И мне это не нравится! Ох… Почему кто-то такой великий, как я… Должен делать так много, чтобы его узнавали…
— Кажется, ты заработался до мозга костей.
— Ух! Пойду проверю головоломки… А по поводу твоей работы, ты бы лучше приложил усилия и обмозговал это всё! Нье-хе-хе!


— Не пройдешь! Красивая сопожа запретила!
— Сука, падла, она и на него чары наложила!


Помни! Твой разум — твое самое сильное оружие…


Иногда… Мы должны сами находить свой путь по жизни. Слепо идя в темноте.


Мы не всегда можем предсказать результат наших поступков. Единственное, что нам остается – это совершать их от чистого сердца.


— Надень на меня эти наручники, Геральт.
— Ты действительно этого хочешь? Здесь? При всех?
— Возможно, ты будешь удивлён, но наручники также используют за пределами спальни.


Ну, эти твари, конечно, мерзкие, но от них знаешь, чего ждать. Обычные люди куда страшнее.


— Все врачи, у которых ты наблюдался, диагностировали разные типы психоза. Начиная с синдрома раздвоения личности и до… Список бесконечен.
— Спасибо, я стараюсь.


Давай-ка позовём всех твоих друзей на большую шумную вечеринку. Там будет пирог, и хот-доги, и… Хммм… Стоп… Что-то не так. У тебя нет друзей.


Обожаю смотреть, как история искажается, переходя из уст в уста. Кто-то выбрал неверное слово, кто-то не понял, кто-то забыл половину.


— Ничего себе они тут устроили!
— Лютик, воздержись от комментариев, я не настроен шутить.
— А я наоборот! Во что вы играли? В укрощение бесов или в «освободи принца»?
— Лютик, ***ь!..
— Прости, я не мог отказать себе в капле сарказма.


— Ты… Чудесно пахнешь.
— Геральт! Мы на похоронах!
— Ты чудесно пахнешь на этих похоронах!


Должен сказать, что я неплохо справляюсь. Смотри, ты здесь, и даже ни разу не умер!… Хватит так смотреть, я что, неправ?


Надеюсь, у вас есть объяснение происходящему. Очень хорошее объяснение!


Вы ещё как следует не поздоровались, а уже плетёте интриги?


Ваше здоровье, краснолюды! Пусть у вас бороды под ногами не путаются.


Бдительность — в мире. Победа — в войне. Жертва — в смерти.


Хватайте удачу за руку. Если вы видите возможность, старайтесь ее использовать. Если есть возможность извлечь выгоду — извлекайте ее. Но не гонитесь за деньгами.


Эй! Позволь рассказать тебе историю. Итак, я являюсь часовым в лесу снежнеграда, верно? Я сижу там и выслеживаю людей. Это довольно скучно. К счастью глубоко в лесу есть огромная запертая дверь. И на ней просто идеально тренировать шутки «тук-тук». И в один день, я постучался, как обычно. Я постучал в дверь и сказал: «тук-тук». И неожиданно с другой стороны двери раздался женский голос: «кто там?» И я, естественно, ответил: «доставка». «Доставка чего?» «Доставка очень плохих шуток». Затем она просто разрыдалась от смеха. Как будто это была лучшая шутка, которую она слышала за сто лет. И я продолжал шутить, а она продолжала смеяться. Несколько часов мы с ней обменивались шутками. В итоге, мне пора было уходить.
Но женщина сказала, чтобы я приходил снова и я так и сделал. Затем я пришел опять. И ещё раз. Это стало фишкой. Однако, в один день, я заметил, что она смеётся не так, как обычно. Я спросил её, что же случилось. И она сказала мне нечто странное. «Если когда-нибудь через эту дверь пройдет человек, пожалуйста, можешь пообещать мне кое-что? Пообещай, что будешь приглядывать за ним и защищать?» С тех пор, я ненавижу давать обещания. Но той, кто так искренне любит плохие шутки, просто невозможно сказать «нет». То обещание, что я дал ей. Ты же догадываешься, что произошло бы, если бы она ни о чём не просила? … Приятель.
. . . Т ы б ы у м е р т а м, г д е с т о я л.


Тысячи созданий, желающих одного и того же, не могут ошибаться.


— Но я плохо себя чувствую. Правда.
— Нет, ничего подобного. Правда. Когда я начинал изучать медицину, первым делом меня научили, как распознать воспаление хитрости у ребёнка, который не хочет сдавать контрольную.


— Скоро мой день рождения. Что ты мне подаришь?
— Словарь. Посмотришь там слово «эгоизм».


Знаешь, чем шахматы отличаются от настоящей войны? В шахматах всегда одни и те же правила и количество пешек с обоих сторон одинаково, в жизни все не так.


— Вот еще вопрос: почему ты иногда сбрасываешь меня в бою?
— Что-то я такого не припомню.
— Ясен пень.


— Почему тебе постоянно везет на такие ситуации?
— Ты о чем?
— Гномы нападают, незнакомцы являются, древние загадки всякие… Безумие.
— Подарок судьбы.
— Я бы на твоем месте его вернул.


— Живые? Вы хто? Значится, вы хто будете?
— Я ведьмак.
— Купец-бакалейщик Эмгыр вар Эмрейс.
— Купееец?
— БАКАЛЕЙЩИК.


Порой мне хочется быть листочком на земле. Спокойным, покуда приближается смерть.


Я забрал у тебя свет.
Кого ты любишь.
И того, чьей любви ты желаешь.


Истории сами доходят до нас. С этим ничего нельзя поделать. Существует множество различных мифов, много конкурирующих реальностей в наших головах. Эти реальности питают книги, телевидение, даже полузабытые детские сказки. Существует бесчисленное множество вымышленных образов, с которыми мы знакомы лучше, чем с реальными вещами и людьми. Мы гораздо прочнее связаны с выдуманными персонажами, которых мы знаем и любим, чем со случайными людьми, мимо которых проходим на улице. Наши судьбы и наше вдохновение состоят из лжи, мифов и выдумок.


— Храбрый, видать, вояка, раз два меча навесил. Ты, седой! На кой тебе два меча? А в штанах он два хера держит? Ты, сука, глухой? Скажешь, кто ты такой есть, или тебе язык ножом развязать?
— Ведьмак. Спрашиваешь, зачем мне два меча? Один — для чудовищ, другой — для людей. Член у меня один.


Я знал, что мне не хватило бы времени на все. Теперь я беспокоюсь, хватит ли мне времени хоть на что-нибудь.


Неважно, как быстро летит дракон, важно, как быстро бежишь ты.


Время — это искусственная конструкция. Условная система, основанная на идее, что возникновение событий происходит всегда в одном направлении. Всегда вперёд, но никогда назад. Верна ли концепция времени? Существенно ли время? Неважно. Так или иначе, боюсь, наше время подходит к концу.


Довакин, значит… Дитя дракона… И кто у тебя был драконом — папа или мама?


— Послушай сказку.
— Да ну её в жопу.
— Жил-был ведьмак и обвинили его в убийстве короля.
— Причём облыжно…
— Всё было против него и только один человек мог ему помочь.
— Ага, прекрасный принц…
— Нет, капитан синих полосок. К сожалению, ведьмак не принял помощи и его повесили.
— Говно твоя сказка.


— Один накер для вкуса.
— Ты делаешь суп из накеров? Неудивительно, что они обозлились.
— Один. А то вкус не тот, другие сами прилезли, я их не звал.
— Но ты сунул одного в котел, вот они и разозлились.
— Они тоже хотели в суп? Завидовали?


— Ты стал обидчивей, чем Йен.
— Смотри, не влюбись.


Из-за такой девушки можно и войну развязать! Или хотя бы набег устроить.


— Когда-нибудь я отправлюсь в приятное местечко, где не будет древних зол, ужаса, кошмарных эпидемий и безумия. Например, на пляж.
— Именно в тот день, когда ты пойдёшь на пляж, на горизонте возникнет армада свирепых демонов-пиратов.


Изменения — это не «хорошо» и не «плохо». Это просто означает «что-то иное».


Так… Красиво. Я всегда любила звезды. Они напоминают нам, что там, наверху, очень много красоты, которую мы почти никогда не видим. Потому что мы ослеплены тем, что находится перед нами.


— Твоя попка как орех, так и просится на грех.
— Не для тебя моя ягодка цвела! Иди засади Золтану!


Есть игры, основанные на сюжете. У других сильна графическая составляющая. Некоторые даже основаны на музыке. Или же у них очень специфический геймплей. Но существует очень мало игр, основанных на одном-единственном слове… Что ж, я солгал. Эта игра превосходна во многих составляющих, но она утверждает, что есть одно слово, одно выражение, одно чувство, которое соединяет персонажа и нас самих. Это слово — не «сила», «превосходство», «мужество», «храбрость», «мудрость», не одно из тех слов, к которым мы привыкли. Нет… Это слово… «Решительность»!


Воля к жизни… Хвататься за жизнь, чтобы изменить судьбу. Назовём эту силу…
«Решительность».


Ты говоришь, что твой мир рухнул. Хорошо. Пусть он рухнет, а ты имей храбрость оплакать его. Сравняй свой мир с землёй! И только тогда, родившись заново, ты начнёшь жизнь заново.


Верный признак дурака — отметать как невозможное все, что не подтверждается его личным опытом.


Ты… Новый король? Или… Просто пешка судьбы?


Нравится тебе или нет, но человек не остров. Чтобы быть одиночкой, надо чтобы было кого сторониться.


— Миссис Э?… А депрессия — каково это?
— Ну… Это когда тебе кажется, что всё, что тебе хочется — это сдохнуть. Но приходится жить.
— Забавно… У меня чаще бывает ощущение, что я хочу жить… Но мне придётся умереть.


На любой большой войне есть свои герои. Мне просто интересно, каким будешь ты.


Ральф, если хочешь поссориться с человеком, поговори с ним о религии или политике, а в моём случае и о войне.


— Вот, дорогая… Почему бы тебе не пойти и купить себе что-нибудь красивое?
— О, спасибо! Но… Это семь долларов.
— Я сказал «красивое», а не «дорогое».


Голова была настолько тяжёлой, что в ней не оставалось пространства для развёртывания идей. Если в лучшие времена мой мозг представляет из себя широкую автостраду, по которой с бешеной скоростью проносятся миллионы мыслей, обгоняя, подрезая друг друга, устраивая чудовищные аварии, то сейчас он не более чем затерянная в лесу тропинка, по которой ходят только в случае крайней необходимости.


Жизнь означает страдание. Чем больше цепляешься за то, что будет утеряно, тем больше таких вещей становится.


Меня называют героем войны. Я не герой. Я просто солдат, которому не хотелось умирать.


Поразительно! Вы сумели сохранить решимость и присутствие духа в специально созданной атмосфере глубочайшего пессимизма.


— Эй, пацан! Уже сдаёшься?
— Вариантов… Немного…
— Хех. Как в плохой мелодраме. Имей в виду, если сдохнешь, не отдав мне мой меч, я обижусь!
— Приди и возьми!
— Хех. Вот нахал…


Я уже говорил тебе, что такое безумие, а? Безумие – это точное повторение одного и того же действия. Раз за разом, в надежде на изменение. Это есть безумие. Когда впервые я это услышал, не помню, кто сказал эту хрень, я, бум, убил его. Смысл в том, окей, он был прав. И тогда я стал видеть это везде. Везде, куда ни глянь – эти болваны. Куда ни глянь, делают точно одно и то же, снова и снова, и снова, и снова. И думают: «Сейчас все изменится. Не-не-не, прошу. Сейчас все будет иначе.»


Защитные стены могут мешать тебе, но самые непроходимые стены в мире это те, что окружают наши сердца.


Всегда легче рассуждать о чём-то эфемерном, подготовиться к десятку возможных вариантов, просчитать по ним развитие событий на много ходов вперёд… Но в итоге зачастую всё идёт по-другому. Достаточно небольшой мелочи, чтобы порушить все твои планы.


А вот лень лишний раз открыть книгу – это уже ближе ко мне. Хоть я и люблю читать, но вот задумаешься о том, что предстоит страница за страницей осиливать огромный роман… И даже если он интересный, даже если захватит с головой, и уже не оторвёшься – так-то потом! А сейчас надо всего лишь взять книгу с полки и открыть. А вот это уже лень…


Я не твоя, чтобы меня терять!


Мы не нация. Мы — армия. А в армии заключение мира с врагом называют предательством.


Я словно забрался в панцирь – внешнего мира для меня больше не существовало, а на его раздражители отвечали мои двойники. Их всегда было трое. Один глухой, другой немой, третий слепой.


Когда растёшь один, вырастаешь сильным. Нет никого, чтобы помочь тебе… И никого, чтобы поддержать.


— Можешь открыть фирму и заняться уборкой помещений.
— Да, и буду использовать тебя вместо тряпки.


Что такое, Джейсон? Джейсон, что не так? Почему ты не смеешься, как в небе? Больше не смешно? Я тебя не радую..? Летя в гребаное небо, ты думал, что ты схватил судьбу за вертлявую жопу. Но, брат, тут внизу… Тут внизу… Облом.


— Весь мир балансирует, а я — точка равновесия. Летя в гребаное небо, ты думал, что схватил судьбу за вертлявую жопу, но брат…
— Ты сильный, могучий воин…
— … Как тебе с моей сестричкой, а? Ха… Она хочет сделать тебя воином. Ты облажался, Джейсон. Давай, нажимай. Спускай курок! Застрели меня, стреляй!


Мужчина меняется под влиянием дорог, по которым он идет.


Ну, Майкл, вот значит, где воскресают мертвецы. Почти 10 лет прошло. «Но ещё денёк-другой ты всяко протянешь. Да, старина?» Обманщик херов! Я по тебе скорбел, а ты даже не умер, сука!


Вот! Видишь? Я огромный, ты в ловушке, а она — картофелина! Кто теперь дурак?!


— И что ты там видишь?
— Звёзды… — загадочно сказала Лена, не опуская головы.
— Это я понимаю, я их тоже вижу. Но что в них такого особенного?
— Не знаю… Кажется, что они разговаривают со мной. Там же тоже есть люди, у них своя жизнь, наверное – куда лучше, чем у нас, и они тоже вот так вот смотрят на небо и видят Землю, меня, тебя.


Вежливость никогда не помешает, тем более что она ничего на стоит.


Ох, Джейсон-Джейсон-Джейсон! Ты пришёл завалить меня в моём же доме из-за этой суки Цитры, а за родного брата и пальцем не пошевелил? Крыса ты продажная! Скотина, блъ!
Ничо, братан, не волнуйся. Я семью тоже не люблю. Когда увидимся, скажи мне «спасибо», ладно? Ведь я освобожу твою отравленную ядом сраную душу, ублюдок ты больной!
Посмотри на себя, Джейсон. Тупой, блъ, белый мальчик. Ты пришёл сюда — в мои сраные джунгли, и решил, что ты — воин, блъ! Ты думаешь, что знаешь, что это такое — убивать?


Чем больше кажется, что он не знает, тем сильнее я уверен, что он знает!


— Ваш сын Джеймс — он хороший мальчик?
— Он — хороший мальчик? Хороший мальчик? Почему? Он что, бедным помогает? Нет, он целый день сидит на жопе, курит дурь, дрочит и играет в эту тупую игру. Если у нас теперь такие люди считаются хорошими — неудивительно, что эта страна в полной жопе.


Ненавижу этот город. Город, полный воспоминаний, которые я хочу забыть.


Бывает, поступки человека легко предсказуемы, но, пытаясь заглянуть к нему в душу, видишь лишь непроглядную тьму.


«Разум субъекта предпринимает отчаянную попытку создать воспоминания там, где их нет…» — Р. Лютэс «Преграды на пути между измерениями», 1889.


В темноте слепец — самый надёжный проводник. В эпоху безумия пусть тебя ведёт сумасшедший.


Вода выглядит мрачновато. А, минутку… это моё отражение.


Я бьюсь за тех, кто умер у меня на руках вдали от дома.
За их жён и детей, чьи имена шептали, умирая, мои солдаты.
Сражаюсь за нас, тех немногих, кто смог вернуться домой, и не нашедших там ничего, кроме чужаков, живущих в их домах.
За мой разорённый народ, вынужденный платить долги Империи, слишком слабой, чтобы управлять ими, но смеющей объявлять их преступниками за желание быть свободными.
Я сражаюсь за то, чтобы жертвы прошлых сражений не были забыты.
Сражаюсь… потому что должен сражаться.


Каждый день ты забываешь тысячу мелочей. Пусть это будет одна из них.


Решение найдется всегда. Поэтому иногда лучше не торопить время вперед, чтобы успокоить наши собственные… Мучительные мысли.


От одной напасти избавишься — свалится другая. Я начинаю думать, что этот город без ума от кризисов.


Я понимаю, что это звучит странно, но я больше никогда не зайду в темноту! Подари мне солярий, я буду в нём жить!


Ходят гули у дороги, съели руки, съели ноги. Скоро им жратвы не хватит. Так что ты смотри, приятель!


То, что доктор прописал…


Не гарантирую, что с тобой всё будет в порядке. Может, мне придётся порубить тебя на мелкие кусочки, а потом спустить их в унитаз… Но я искренне надеюсь, что до этого не дойдёт.


Сначала поцеловала, а теперь во всю лапает.


Месть подобна призраку: она завладевает каждым, кого касается. И её жажда не утихнет, пока последний враг не падёт.


Скажи мне точно, чего ты хочешь, и я доступно объясню тебе, почему это невозможно!


Сдаться — проще всего.


Жители Морфала скорее готовы сочинять байки про мою жизнь, чем спросить у меня правду. Если им нравится бояться меня в своем невежестве, это их выбор. Но истина от этого не изменится.


— Из всех созданий в этой округе самые занимательные — лошади. Ты интересуешься лошадьми?
— Да я их не различаю. И всех зову Плотвами.


Если закрывать глаза на опасность, она от этого не исчезнет.


Бесконечно можно смотреть на огонь, воду и на то, как работают другие люди.


Опасные знания — все равно знания, и они тоже полезны. Более того, по моему опыту, такие знания — самые полезные.


Я так давно ждал шанса, и, когда он наконец представился, я всё банально проспал… Что же, вполне в моём стиле.


Счастье – материя хрупкая. Разрушить его может многое, например, время. Чем дольше ты счастлив, тем обыденнее становится это состояние, эмоции притупляются, возникают новые проблемы и заботы.


— Ты странный, брат! Все знают, что ведьмаки — выродки и ненормальные мутанты. А здесь порядочный бордель для шлюх с принципами. Говори начистоту: у тебя в штанах точно все, как у обычного мужика?
— Когда последний раз проверял всё, вроде, было на своих местах.


Какая прелесть — ты сохранил эту очаровательную способность удивляться миру! Хм, обычно она присуща только детям, бедным рыцарям и недоумкам.


Двинутая кучка засранцев, зато все мои.


Это мы туда полезем? Ну как всегда. «Ооо, какая опасная пропасть. Пойдемте там поиграем!»


Тогда мне нравилось быть… Вдали от семьи. Но теперь я бы отдал всё за секунду с ними.


Есть тонкая грань между мучеником и дураком.


Сумасшедшие возвращают себе рассудок, а нормальные обезумевают.


Сегодня очередной типичный день моей типичной жизни типичного неудачника.


У меня есть всё, что может убить человека. Кроме суицидальной депрессии. Ее, к сожалению, не продашь и не купишь.


Да, иногда можно и попутешествовать, но нельзя бродить по миру вечно. Даже тебя наверняка кто-нибудь ждет дома.


Легко бороться за свободу, если ради нее не суждено умереть.


Любая цель достижима. Не видишь удобного случая — создай его. Возможность есть повсюду. Только не зевай.


— Букер… Ты боишься Бога?
— Нет. Но тебя — боюсь.


Просто будь честен, говоря о своих чувствах, и жизнь сразу станет проще.


Мужик, я считаю, что одно из преимуществ жизни в апокалипсисе — это никакой политики.


Доктор однажды сказал мне, что если бы пещерному человеку показали наши технологии, он бы принял это за магию. А если показать современному человеку магию, он примет её за технологию.


Стоя на берегу реки, я размышляю, нужен ли мне камень. Нет. У меня на сердце достаточно тяжело. Оно само потянет меня на дно.


Бывает, что устаёшь не только от тяжёлой работы или горестных переживаний, но и от веселья, от радости и счастья.


Даже ангелам нужны ангелы.


Все они, туристы, одинаковые, даже которые из Ада вылезли.


Смерть есть не что иное, как отсутствие любви. Если ты не любишь — ты умираешь… Даже если тело продолжает ходить.


Бомбы не нужны там, где справится ненависть.


Я в детстве часто лазила по ступенькам до самого верха здания. До сих пор помню, как надо было рукой упираться, чтобы открыть тяжелую стальную дверь. Когда я впервые осмелилась туда зайти, я вышла на крышу и смотрела, как над Тайбэем поднимается и оседает смог. Я встала на угловой уступ, и там, знаете, был такой теплый ветер, шевелил мне волосы. Солнце садилось, на улицы наползала тень от высоких зданий. Толпа внизу струилась, как краска из-под кисти художника. Пахло вкусной едой с лотков торговцев. Я на какое-то время почувствовала небывалое единение со всем миром. Никогда еще не испытывала такого сильного чувства. Потом это чувство ослабло, но я еще много раз поднималось на крышу. Я не религиозна, но понимаю зачем людям религия. Осознание своего существования вдохновляет невероятно сильно. Пусть и не всегда.


Свечка догорела до половины. Внезапно я представил, что моя жизнь – это та же самая свечка. Да не только моя – жизнь любого человека. Всё, что нам отведено свыше, – это её полная длина. Но ведь всякое может случиться – подует ветер, дёрнется рука, кончится фитиль… И жизнь оборвётся раньше срока. А ведь и свечки бывают разные!


Всегда старайся лучше разобраться в ситуации, прежде чем делать выводы. Теперь пойдем, здесь небезопасно.


Жизнь умеет создавать предметы невероятной красоты, но она же может превращать их в отвратительные создания, эгоистичные, жестокие, гротескные, чудовищные.


Прошлое не в нашей власти.


Бывают моменты, когда реальность становится неважной, незначительной, недостойной внимания. Бывают моменты, когда душевные переживания затмевают всё остальное. И пусть хоть наступит конец света – ты не заметишь. Проткни тебя ножом – ты не заметишь. Даже долгая варка в котлах ада покажется лишь мелким неудобством.


Как будто у меня нимб тускнеет — посмотри, а?


Ми фашистен, приехать захватить ваш станция.


Нельзя сломать человека так, как ломают лошадь или собаку. Чем сильнее человека бьёшь, тем больше он ожесточается. Чтобы сломать его волю, сломать дух, нужно сломать его разум. Люди думают, что можно сражаться с честью, что есть какой-то правильный способ убивать врагов — это ерунда, наркоз для совести. Нужно пережить настоящий ужас убийства, разрушить эту иллюзию. Показать им, как страшно убивать человека. А потом показать, что ты наслаждаешься этим. Ранить, затем добить раненого, сжечь, перерезать горло. Если разрушить их представление о том, что есть человек — станешь их личным чудовищем. Они будут бояться тебя, и ты станешь сильнее, станешь лучше. Но нужно помнить, что это демонстрация. Лев рычит с той же целью. Горилла бьет себя в грудь. И если слишком увлечешься этим, погрязнешь в ужасе — станешь чудовищем, лишишься части себя, станешь меньше, чем человеком. И это может быть фатально.


Мир был бы намного лучше, если бы люди лучше запоминали лица.


Глядите, оптимист! Вымирающий вид. Я будто единорога встретил!


— Дикие собаки опаснее волков. Потому что волки охотятся, чтобы утолить голод… А дикие собаки убивают для забавы.
— Совсем как люди.


Катись на все четыре селфи.


Жаль, что я без камеры — получил бы миллионов десять просмотров.


Счастье — штука такая: пока оно есть, ты его не замечаешь. Ну, то есть можно убеждать себя, что счастлив. Но на самом деле в это не верить. Думать о повседневной мелочевке, о работе или еще о чем. Только оглядываясь назад и сравнивая настоящее с тем, что было раньше, ты понимаешь, что такое счастье.


Ведь ты – это ты. Другого такого нет. Тебе надо просто чуточку уверенности в себе и терпения, и всё придёт! Обязательно.


Ламберт, Ламберт, хер моржовый. Ламберт, Ламберт, вредный ***.


Иногда наши желания так сильны, что сбываются.


Вселенная постоянно творит волшебство. Ты сама полна волшебства!


Знания повсюду, даже в тишине и тьме.


Если ты любишь, ты жива! И это единственное, что важно. Ты всегда найдёшь в себе силы бороться с монстрами внутри.


Если мир таков, каков он есть, это не значит, что он останется таким навсегда.


Юля:
— А что значит «нормально»?! Как определить?!
Я вжал голову в плечи.
Семён:
— То, что людям привычно, большинству, что большинство не посчитает отклонением — то и нормально.
Юля:
— А если ты будешь не согласным с этим большинством?
Семён:
— То для них это так и останется ненормальным.
Она саркастично кивнула и развела руками.
Юля:
— То есть как тебе жить, решает большинство?! Другие, совершенно чужие тебе люди?!


Даже если вы съедены, у вас всё равно есть два выхода.


Не бойся холодных зимних ветров, они несут семена будущего лета!


Время — это бесконечная слоистая реальность.


Те, кто всегда верят своим глазам, — глупцы.


Рано или поздно приходит момент, когда уже больше нельзя убегать. Надо обернуться и встретиться с врагом.


— Просто я думал, что после сокровищ Эвери я успокоюсь, а я наоборот… Почувствовал внутри какую-то….
— Пустоту.
— Да.
— Знаешь, каким бы классным ни было приключение, в итоге… Всегда это пустота… И однажды надо выбрать, что оставить себе, а от чего отказаться.
— Ну я пока не готов выбирать, к тому же ты больше меня повидал древних городов, и это напрягает, так что…
— Я тебе парочку оставил.
— Ну спасибо.


Не забывай обо мне. Я люблю тебя, Макс. Ещё увидимся.


Я как-то пробовал гномий эль. Сперва вообще думал, что они это наземникам специально наливают, в шутку. Оказалось, сами пьют.


Ты смеешься над смертью, но когда-нибудь она посмеется над тобой.


Я человек фортуны, и я поймаю её за хвост.


Тот, кто ищет, обязательно найдёт… но исключения тоже встречаются.


Раньше меня тоже вела дорога приключений, а потом мне прострелили колено.


Мой кузен с женой живут без сучка, без задоринки. У него сучка нет, у нее — задоринки.


Чёрт! Всё это напоминает дурной сон. Вот только проснуться не получается. Что делать? Куда идти? Хуже того — кто я?


Удачной охоты, сталкер!


Лучший способ избежать ссоры — быть где-то в другом месте.


Где бы я не оказалась после этого… В какой бы реальности… Все эти мгновения между нами были настоящие, и они всегда будут нашими.


Нельзя прожить всю жизнь на грани. Рано или поздно приходится прыгать.


Едва не умер от переизбытка чувств. Преобладали чувства голода, холода и страха.


Есть сто причин, по которым мы могли не дожить до сегодня. И еще сто, по которым мы можем не дожить до завтра. Но мы боремся за каждую секунду, что можем провести вместе. Пусть всего две минуты… Или два дня… Они бесценны.


Да свершится правосудие!


Мне не нужна удача. У меня есть патроны.


— Джеймс сказал, что на Земле есть такая поговорка: «Успей попасть на небеса до того, как дьявол пронюхает о твоей смерти». Не уверен, что турианский рай похож на человеческий, но если все пойдет кувырком и мы окажемся там… Встретимся в баре.
— До встречи, Гаррус. Если буду здесь, в баре, а тебя не увижу – буду искать там. Один ты не останешься.
— Шепард и Вакариан берут небеса штурмом… Не худшая концовка.


Нужно во что-то верить. Иначе жить не хочется.


Полуправда, вырванная из контекста, не слишком отличается от лжи.


— И что нам делать?
— Ну что, отбиваться.
— Есть другие варианты?
— Сдохнуть.


— У тебя такой вид, будто ты опоздал на свадьбу.
— Да, лет так на двадцать пять.


Ты бы еще консервных банок насобирал…


Самый важный шаг в становлении художника — научиться делиться своим творчеством с миром.


— Что можешь интересного рассказать?
— Нового? Нахрена нам новое, когда старого говна — черпай, не вычерпаешь?


Даже Дьявол процитирует Библию для своей выгоды.


Люди начинают сходить с ума, когда понимают, что их жизнь кончена.


Для этого я и существую. Рассказывать горькую правду и острить в промежутках.


Жил без страха и умер без страха.


Всегда считала, что успех для репортера — это когда его угрожают убить. Лично я добилась невероятного успеха.


— Мне нужно у тебя кое-что забрать…
— Что?
— Твою жизнь…


Я злой и память плохая. Отомщу, забуду и снова отомщу.


Политика — это что-то вроде сложной головоломки. Любая деталька может оказаться очень важной. Или совершенно бесполезной.


От себя не убежишь. Прошлое всегда с тобой… как бы далеко ты ни ушёл.


Мне всегда казалось, что настоящее одиночество можно ощутить не в раскаленной пустыне, бескрайней степи или на вершине заснеженной горы, а в толпе.
В этом потоке людей, слов, мыслей, стремлений у каждого есть цель, направление.
И только я тихо брел между ними, недостойный внимания остальных.
Может быть, это как разнонаправленные вектора с началом в одной точке – в декартовой системе координат им не суждено встретиться.


Я всегда хотела, чтобы жизнь была необычной… Приключением… Но не без тебя.


… Это странно. Азгор, Альфис, Меттатон и Андайн уехали. Санс говорит, что они уехали в отпуск. Надеюсь, им весело!!!


— Знаешь, я думал о тебе, Тревор. О твоем образе жизни.
— Серьезно? Правда, что ли?
— О да. Люди всегда клеят на тебя ярлыки. Ну ты знаешь: маньяк, психопат…
— … Друг, флагман индустрии…
— В некотором смысле тебя нельзя загнать ни под какие рамки. Но, с другой стороны… Подумай, где ты живешь…
Ну а твоя манера одеваться?
— А что не так? На одежду мне плевать.
— Нет, нет. Те, кому плевать, носят чистые вещи, подходящие по размеру. А твоя одежда — такая, слегка безумная.
— Я беру то, что есть в магазине. А что такое, боже ты мой?
— Это даже не отсутствие вкуса, Ти, это его полная противоположность.
— Тебе стилистом бы работать.
— И еще татуировки, прическа, странная музыка, странные игрушки, малоизвестные наркотики — да и все остальное.
— Что за бред ты несешь?
— Ты… Хипстер!
— Что?
— Ты хипстер.
— Я ненавижу хипстеров.
— Классическая хипстерская реакция отторжения.
— Терпеть не могу хипстеров. Я ем их на завтрак.
— Хипстеры обожают говорить о своей ненависти к хипстерам.
— Твою мать! Я их правда ненавижу.
— Ненависть к самому себе — распространенная черта хипстеров.
— И это все потому, что я живу вдали от забегаловок Bean Machina, банкиров и прочей цивилизации?

— Может, ты и не обычный хипстер, но ты — то, кем хипстеры мечтают стать. Ты, Тревор, ты — протохипстер.
— Не знаю, о чем ты говоришь. И я не согласен. Ты несешь какой-то бред. И начинаешь действовать мне на нервы. Я сейчас очень, очень зол. И больше не хочу говорить на это тему.
— Хипстер.
— Да пошел ты!!! Пошел ты, Майкл! Давай, скажи это еще раз!
— Я все сказал. Я же не садист.


Оно сработает, если даже не сработает.


Алиса, ты не кошка, тебе уготована только одна жизнь. Пожалуйста, будь аккуратнее с этим большим ножом!


Бедняки не нужны никому. Забери с собой сирот, и мир поблагодарит тебя. Заставь исчезнуть шлюху, и джентльмен поаплодирует тебе. Убей нищего, и леди сможет гулять по улицам, не боясь


Иногда большинство — это лишь кучка идиотов


Бабы нынче — всё равно что гравитационные отсеки в ядерном реакторе. Никто толком не знает, как они работают


О, спасите его, доктор! Смазливая мордашка — это все, что у него есть!


Чем больше мы узнаём мир, тем больше мы его не знаем


Хорошие люди гибнут в паутине истории, а остальные присваивают чужое


Настоящая власть — это вечность, и тот, кто соглашается на меньшее, на самом деле не имеет ничего…


Зло на каждом шагу. Смотри под ноги, не вляпайся в него


Я не предатель. Нельзя предать то, чего не любил


Не пытки меня сломали. Не промывка мозгов. А время… Время губит всё. Даже надежду


Любовь — это просто химическая реакция. Мы придаем этому значение по своему выбору


Cамое важное для меня — это я. А самое важное для тебя — это ты. Такова природа вещей


Америка основана террористами для террористов, ты думаешь, кто вел войну за независимость? Историю пишут победители


Можно уничтожить врагов, сделав их друзьями


Конечно, важно, у кого самая большая дубина. Но не менее важно, кто ей размахивает


Если я готов к встречи со своей учестью, это вовсе не значит, что я тороплюсь её встретить!


Снайперский огонь по противнику сравним с охотой любого другого зверя: нажмёшь на курок в неподходящий момент и навсегда упустишь свой шанс


Хотите гарантий — купите тостер!


Когда правительственный надзор и запугивание называют «свободой от террора» или «освобождением от преступности», свобода и независимость становятся словами без значения


Корпорации слишком огромные, ты даже не знаешь, на кого работаешь. Это террор. Террор, построенный в системе


Разрушь кости, и тело заживет. Разрушь душу, и тело умрет…


Оцените статью
Афоризмов Нет
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Теперь напиши комментарий!x